Городчане привыкли отсчитывать свою историю с основания города князем Юрием Долгоруким в 1152 году. Такая традиция в краеведческой литературе сложилась с XIX века. И хотя историки давно отказались от неё как ошибочной, инерция привычки ещё сильна.

Важно отметить, что в начале XX века в Городце рассматривали и другую дату основания города — 1163/1164 год. По данным летописей, князь Андрей Боголюбский предпринял в 1164 году поход на волжских булгар. Поход был удачным, потому весьма вероятно, что вскоре после него и был заложен наш город. Во время следующего похода в Волжскую Булгарию, предпринятого в 1171 году сыном Андрея Боголюбского — Мстиславом, Городец впервые попал на страницы летописи уже как существующий город. Таким образом, самой ранней из возможных дат основания Городца следует считать 1164 год. Этой версии придерживается большинство современных историков. Известна она была и в начале прошлого века. Примечательно, что в 1913 году к 750-летию Городца общественность приурочила открытие педагогического музея.

Памятник Юрию Долгорукому в Москве

В советское время к версии об основании города Юрием Долгоруким и дате «1152» вернулись заново. Как справедливо заметила археолог Гусева Т.В., этому поспособствовали большие торжества по случаю 800-летия столицы, проведённые в 1947 году. Пять лет спустя отметил такой же юбилей и Городец — скромный районный центр Горьковской области. А ещё через два года, в 1954 году жители столицы открыли перед зданием Моссовета памятник Юрию Долгорукому.

Городчане не воздвигли монумента князю-основателю. Образ Юрия Долгорукого сформировался у нас не средствами монументального искусства, а с помощью театрального действа, разыгрываемого на днях города. Кульминацией, стержнем любимого всеми праздника, начавшегося в 1984 году, и поныне является торжественная встреча на Волге ладьи Юрия Долгорукого, а затем конный проезд князя по улицам города на стадион «Спартак».

Разве такие почести Юрию Долгорукому от потомков древних жителей Городца — не ценная награда? Ведь никто другой из наших князей (исключая «почившего в Бозе» на городецкой земле святого Александра Невского) не получает таких знаков внимания и благодарности. У городчан нет повода вспоминать о своих правителях эпохи древней Руси. Мало кто в городе знает имена князей Андрея Александровича (1277–1304), Бориса Константиновича (ум. 1394) и других.

Да что удельные князья: не заслужила пока ни праздника, ни посвящения себе какого-либо городского названия даже сама государыня императрица Екатерина Великая — единственная из монарших лиц, посетившая Городец! Хорошо известно, что 19 мая 1767 года в ходе своего плавания по Волге царица присутствовала в Городецком монастыре на освящении отремонтированного собора в честь иконы Феодоровской Божией Матери, а также пожертвовала денег монашеской братии и на украшение храма. Место моления Екатерины II в соборе, обитое красным сукном с вензелем императрицы, сохранялось особо.

Юрий Долгорукий, вернее его образ, сыграл особую роль в культурной жизни Городца конца XX века. С началом празднований дней города и вплоть до открытия памятника Александру Невскому (1993 год) он воспринимался едва ли ни главным героем древней истории города. Даже князь Александр Невский, умерший в Городце в 1263 году и удостоенный в 1942 году названия одной из лучших улиц в старой части города, до недавнего времени был не так популярен.

Необычайный успех Юрия Долгорукого у нас в образе князя-основателя порой вызывает мнение, что имя князя просто обязано быть на карте города. Говорят, что «высокие» гости, впервые приезжая в Городец, после краткого экскурса в его историю порой искренне удивляются: почему Юрию Долгорукому не посвящена ни одна из местных улиц или площадей?

Этот вопрос будет звучать вполне законно до тех пор, пока мы не обратимся к традиции топонимии русских городов. И как ни странно, история учит другому: русские города вовсе не имели топонимов (названий) в честь князей. По городам и сёлам Руси были храмы во имя почитаемых православных икон и святых, но не было того «пантеона» имён правителей и героев, коим обязательно полагались бы (как в эпоху СССР) названия улиц или площадей.

Возведение в городах России скульптурных памятников выдающимся соотечественникам, в первую очередь царским особам (памятников конных и пеших, в полный рост и в виде бюстов) — это очень позднее явление. Широкое распространение оно получило только в начале XX столетия, а приобрело характер настоящей эпидемии уже в годы Советской власти.

Перед Октябрьской революции русское общество отметило ряд больших юбилеев, сопровождавшихся строительством в городах и сёлах памятных монументов и, отчасти, переименованиями улиц, площадей. В 1911 году вспоминали 30 лет гибели царя Александра II Освободителя и 50 лет отмены им крепостного права. В 1912 году состоялось празднование 100-летия победы русского оружия над Наполеоном. Наконец, в 1913 году прошли масштабные торжества в честь 300-летия дома Романовых. В эти годы появились памятники первым лицам монархии, а также наиболее популярным героям истории Отечества (Ивану Сусанину, генералу Скобелеву и др.). Не обошли стороной торжественные события и село Городец Балахнинского уезда.

Открытие бюста Александра II в Городце
Открытие бюста Александра II в Городце в 1911 году

В 1911 году в Городце на Волжской набережной, или по-местному на Краю, установили первое произведение монументального искусства — бюст царя-Освободителя Александра II (1818–1881). Одновременно с бюстом вокруг него была устроена и Александровская площадь (ныне Набережная Революции).

Может показаться, что справедливо провести параллели между веком минувшим и днём сегодняшним. Если сто лет назад в Городце появился памятник государю и площадь в его честь, то почему ныне не совершить подобное для князя-основателя? На первый взгляд логика верная, но при детальном рассмотрении она не выдерживает критики.

Во-первых, даже в Городце трудно поставить рядом имена Александра II и Юрия Долгорукого. Государь стоял во главе кардинальных государственных реформ: (отмены крепостного права, введение земств, и т.д.). После ряда покушений он пал от рук революционеров-террористов, трагедия случилась 1 марта 1881 года. В глазах городчан начала XX века фигура Александра Николаевича — царя-реформатора, царя-мученика — была несопоставима по своему значению с личностью князя киевского и суздальского Юрия Долгорукого, по преданиям основавшему город в далёком XII столетии.

Во-вторых, даже в самой Москве князь-основатель не смог рассчитывать на «удел» в виде одноимённой улицы или площади. Примечательно, что в ходе кампании по смене советских топонимов в 1990-е годы жители столицы не посчитали нужным переименовать в честь Юрия Долгорукого улицу или площадь. В годы перестройки место, которое в 1954 году украсил памятник князю (бывшая Советская площадь у здания Моссовета), получило своё историческое, дореволюционное название — площадь Тверская. Если так посчитали в самой Москве, то в праве ли власти Городца простым росчерком пера «подарить» Юрию Долгорукому площадь Кольцов Колодец? Ведь это место уже имеют неповторимую историю, образ и полюбившееся горожанам название.

Если наша общественность всё-таки считает нужным увековечить имя Юрия Долгорукого на карте города, то стоило бы подумать о мемориале князя по маршруту его движения в Дни города. Самыми подходящими местами могут быть набережная в районе улицы Максима Горького и Большой Кировский съезд. Здесь у берега Волги пристаёт княжеская ладья, и далее процессия во главе с князем движется вверх, в центр Городца. В наше время Большой Кировский съезд (в старину Большой Троицкий или просто Большой) оживает только в Дни города, когда его занимают лавки народных мастеров, и когда по нему вслед за Юрием Долгоруким движется праздничная толпа городчан и гостей города.

На Большом Кировском съезде в ожидании князя
Городчане на Большом Кировском съезде в ожидании князя (один из первых Дней города), 1980-е гг.
Из личного архива Торопкиной Г.Е.

Стоит вспомнить, как запечатлел встречу князя на первом празднике города, состоявшемся 9 сентября 1984 года, журналист районной газеты:

«В ладье, гордо подняв голову, стоит сам Юрий Долгорукий в богатом княжеском наряде. Рядом — его верные дружинники и шесть гребцов, которые неторопливо ведут ладью к берегу.

Зрители повсюду: и на берегу Волги, и на улице Максима Горького, и на Кировском съезде. Оркестр играет мелодию песни "Славься!". Юрий Долгорукий в сопровождении дружинников с достоинством сходит на берег и приветствует городчан. Девушки в русских национальных костюмах встречают его хлебом-солью…

Юрию Долгорукому подводят резвого коня… Лихо вскочив в седло, Юрий Долгорукий с дружинниками направляется в центр города. За ними идёт театрализованная процессия, отражающая важнейшие этапы развития города от его основания до наших дней, и колонны представителей микрорайонов Городца… Следом за князем со свитой идут строители города и вала в лаптях и подпоясанных холщовых рубахах».

Обратим внимание на важную деталь: хотя репортаж о встрече князя назван «Театрализованное шествие» («Городецкая правда», 12.09.1984), везде по тексту у автора действует только «Юрий Долгорукий». Видимо, журналист решил сохранить понравившийся городчанам образ князя и не стал называть имя того, кто впервые исполнил эту почётную роль. Лишь два года назад рассказал об этом Валерий Михайлович Салов, один из авторов праздника города. В своей заметке «Первый князь» он рассказал увлекательную историю о том, как исполнял роль Юрия Долгорукого бывший секретарь парткома колхоза «Красный маяк» Евгений Николаевич Курдюков.

Надо признать, что «праздник древнего города» быстро приобрёл популярность не только у жителей Городца. Повод приехать на него стали искать и гости из других мест. Замысел авторов этого праздника оказался чрезвычайно удачным. Благодаря дням города Городец стал открывать себя сам и открываться своим соседям как замечательный русский город — с богатой историей, с прекрасными традициями народных умельцев. Несомненно, что широкое празднование дней города стало одним из стимулов для возрождения в начале XXI века Городца как центра музейного дела и туризма. Недаром на городецкой земле вслед за праздником города прижился другой яркий фестиваль — «Мастеров народных братство».

Таким образом, вопрос с личностью Юрия Долгорукого, с его вкладом в историю Городца приобретает неоднозначный характер. В начале нашего столетия князь перестал признаваться учёными действующим лицом древнего Городца, но при этом он остаётся в глазах городчан героем дня сегодняшнего. Думаю, что этот феномен городецкой историографии и городецкого самосознания — не уникален, в истории России подобное случается. Необходимо это понять правильно. Возможно, после этого споры вокруг Юрия Долгорукого в общественном мнении постепенно утихнут. Хотя не исключено, что историки по-прежнему будут считать несостоятельными любые «стилизации» с именем князя в Городце.