Старообрядчество как общественно-религиозное движение появилось в России в середине XVII века после церковных реформ патриарха Никона. Чтобы понять причины такого сложного и противоречивого явления как «раскол», рассмотрим вкратце историю Русской Православной церкви.

В 988 году князь Владимир Святославич принял от Византии христианство как государственную религию Киевской Руси. Это был акт, определивший на века политическую и культурную ориентацию Русского государства. С крещением на Русь из Греции пришло не только восточное христианство, но и выдающиеся достижения мировой культуры того времени: каменная архитектура, фресковая живопись и иконопись, книжное дело, кириллическая письменность и др.

Со временем различия между христианскими церквами Рима и Византийской империи привели к их полному разделению в 1054 году. С этого момента происходит окончательное оформление православия как одного из самых крупных и влиятельных направлений в христианстве. В отличие от римско-католической церкви, православие не имело единого церковного центра, так как с самого начала своего формирования церковь в Византии возглавляли четыре патриарха (константинопольский, александрийский, антиохийский и иерусалимский), причём константинопольский, хотя и именовался вселенским, являлся всего лишь первым среди равных. Этим объясняются определённые расхождения в канонах и обрядах, бытовавших в различных областях Византийской империи.

Первыми церковными иерархами на Руси стали греки, но уже довольно скоро митрополичью кафедру в Киеве стали занимать и русские. По мере усиления могущества и авторитета Руси роль русской церкви и духовенства также росли. Незадолго перед окончательным падением Византийской империи (1453), русская православная церковь обрела автокефалию, т.е. самоуправление и внутреннюю независимость от константинопольского патриархата — в 1448 году собор русских епископов поставил митрополитом Московским и всея Руси Иону.

В 1589 году церковный собор при содействии вселенского (константинопольского) патриарха Иеремии, прибывшего в Москву, избрал митрополита Иова первым патриархом Московским и всея Руси. Учреждение патриархата должно было поднять престиж русской церкви на международной арене и усилить её возможность противостоять католической экспансии Рима в восточнославянские земли. В 1590 году в Константинополе собор восточных патриархов отвёл патриарху Московскому и всея Руси почётное пятое место (непосредственно за константинопольским, александрийским, антиохийским и иерусалимским), которое он занимает и поныне.

С укрепления Российского государства в середине XVII века возросла и международная роль московского патриарха. У него православные иерархи Греции, Балкан и Украины искали опору и поддержку в противостоянии давлению исламской Турции и католическому Риму. Воссоединение России с Украиной (1654) поставило на повестку дня вопрос об унификации обрядов русской церкви с зарубежными. Спустя семь веков после крещении Руси каноны и обряды в самих греческих церквах изменились, однако греческие иерархи ошибочно восприняли старые русские нормы православной обрядности как позднейшие искажения.

Стремясь утвердиться в глазах греческих патриархов как глава всего православного мира, властный и честолюбивый московский патриарх Никон (1652–1666) провёл богослужебную реформу по новогреческим образцам (исправление книг и икон, коррективы в обрядности, введение регулярной церковной проповеди и т.д.).

Радикальные нововведения Никона сразу оттолкнули от него многих верующих и часть священства. Тем не менее, реформу поддержали царь Алексей Михайлович и правящие круги Русской Православной церкви. 13 мая 1667 года собор русских и восточных епископов наложил клятвы (анафемы) на тех, кто продолжал исполнять старые, дониконовские обряды и традиции. Так начался знаменитый «раскол» — одна из самых драматичных страниц истории русского православия. Болезненные последствия раскола ощущались в течение трёх веков.

Только на поместном соборе (май–июнь 1971 года) официальная церковь сняла проклятия со старообрядцев. Тем не менее, раскол в русском православии не преодолён до сих пор.

Литература

Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. М., 1995.

Коновалов А.Е. Городецкая роспись. Рассказы о народном искусстве. Горький, 1988. С. 21–25, 118–120.

Куприянова Н.И. Церковь и власти // Нижегородский край: Факты, события, люди. Н. Новгород, 1994. С. 107–109.

Мельников П.И. Очерки поповщины // Полное собрание сочинений П.И. Мельникова (Андрея Печёрского). Издание второе. Том седьмой. СПб., 1909. С. 3–14, 38–43, 159.

Мельников Ф.Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви. Барнаул, 1999.

Морохин А.В. Особенности исповедальной системы учёта старообрядцев в Нижегородской епархии в первой половине XVIII века // Памятники христианской культуры Нижегородского края / Материалы научной конференции. 29–30 марта 2001 года. Н.Новгород, 2001. С. 220–224.

Родионов А.А. Питирим и Нижегородское старообрядчество // Нижегородский край: Факты, события, люди. Н.Новгород, 1994. С. 102–107.

Рудаков С.В. Общества и согласия городецких старообрядцев. Начало XX и XXI веков // Городецкие чтения: По материалам научно-практической конференции. 25 апреля 2002 года. Городец, 2003. С. 41–42.

Седов А.Е. Старообрядческие богадельни // Памятники христианской культуры Нижегородского края / Материалы научной конференции. 29–30 марта 2001 года. Н.Новгород, 2001. С. 224–228.

 

ещё на «Волжском перекрёстке»

• Многострадальный храм. О многолетней борьбе официальной Церкви с Городецкой часовней

• Общества и согласия городецких старообрядцев. Начало XX и XXI веков

• Старообрядцы: история далёкая и близкая

• Городецкие беглые попы во второй половине ХIХ– начале ХХ вв.

• К истории Городецкой старообрядческой часовни

• О причинах раскола в Русской православной церкви и его влиянии на экономическое развитие Городца