В XVIII и XIX веках Городец был не только богатым торгово-промышленным селом, но и негласной столицей старообрядчества Нижегородской губернии. Городец связывал Москву и ревнителей «истинной веры» из глухих лесных районов Заволжья.

Была такая поговорка: «Что положат на Рогоже, на том стоит Городец, а на чём Городец — на том Керженец». Под Рогожей имелось в виду Рогожское кладбище в Москве, один из главных центров русских старообрядцев. Рогожское кладбище было основано в 1771 году в Москве близ Покровской заставы для захоронения жертв эпидемии чумы. Со временем Рогожское кладбище стало духовным центром московской старообрядческой общины поповцев. Расцвет её относится к первой четверти XIX века. Капитал общины насчитывал миллионы рублей. Среди её прихожан было много богатых людей, владельцев мануфактур Московского промышленного района.

В Городце жили старообрядцы разных толков и согласий, но большинство из них были «приемлющие священство». Это было одно из течений в поповщине, возникшее в конце XVII века. Службу у них вели священники, перешедшие (бежавшие) из официальной православной церкви, отсюда и произошло их распространённое название – беглопоповцы. По разрешению императрицы Екатерины II ими в Городце в 1767 году была открыта деревянная часовня, ставшая со временем особо чтимой местной святыней. После пожара в 1893 году она была отстроена заново уже в камне нижегородским старообрядцем-миллионером Николаем Александровичем Бугровым. В том же году в Городце на деньги Бугрова Н.А. строятся две богадельни: небольшая, на 22 места, для мужчин, при самой часовне, и отдельно — большая, на 100 мест, для женщин. В годы Советской власти часовня и кладбище вокруг неё были разрушены, а в каменных корпусах бывшей старообрядческой богодельни устроена школа № 5.

Были в Городце и другие представители поповщины — так называемые «часовенные». Во времена старообрядческого погрома, предпринятого царём Николем I, они оказались без священников и с тех пор, считаясь формально поповцами, фактически оставались без иереев. Их уставщики вели богослужения в часовнях, крестили, исповедовали и причащали верующих.

В настоящее время беглопоповцы — малочисленная группа в старообрядчестве. Она имеет архиепископию в г. Новозыбкове Брянской области, основанную в 1923 году. К этой церкви принадлежит один из храмов Городца — бывшая старообрядческая «австрийская церковь» на улице Щорса. В годы Советской власти церковь была закрыта, но сейчас вновь возобновила службы по выходным и праздничным дням. Теперь это древлеправославный храм Успения Богородицы.

Белокриницкая иерархия — течение поповского направления в старообрядчестве. История его возникновения связана с созданием самостоятельной церковной иерархии в старообрядчестве. После раскола поповцы имели своих священников и даже епископов, но тем не менее долгое время не могли создать свою независимую церковь, ибо рукоположение (по-греч. хиротония) — возведение в священнический сан (дьякона, священника, епископа) — это единственное из семи христианских таинств, которое совершают только архиереи. Многочисленные попытки старообрядцев призвать к себе архиерея для создания собственной церкви заканчивались неудачей. Наконец, им удалось привлечь на свою сторону босно-сараевского митрополита Амвросия. В октябре 1846 года он переехал из Константинополя в Белокриницкий старообрядческий монастырь на Буковине, где обосновалась община поповцев, переселившихся из России. Новая иерархия была признана общиной Рогожского кладбища в Москве, куда в 1853 году был перенесён духовный центр поповцев.

В России Белокриницкая митрополия получила у простого народа название «Австрийской церкви», поскольку село Белая Криница было в то время на территории Австро-Венгерской империи (ныне Румынии). В настоящее время Белокриницкая иерархия именуется её приверженцами как «Старообрядческая архиепископия Московская и всея Руси». Сейчас она занимает ведущее место в старообрядчестве. Имеет в своём составе ряд епархий, возглавляемых епископами. Управляется советом, возглавляемым архиепископом московским и всея Руси. Имеет около 150 храмов на территории России, Украины, Белоруссии, Молдавии. В Городце «австрийская» церковь известна с начала XX века — это каменный храм на улице Щорса.

Особым течением в старообрядчестве стало единоверие. Оно было создано самой официальной церковью в 1800 году с целью привлечение в своё лоно части «раскольников». В единоверческих храмах службу по старым обрядам вели священники, находящиеся под властью православного епархиального начальства. Однако единоверие не имело большого успеха: присоединение к господствующей церкви таким путём старообрядцы считали отступничеством. Не находило полного понимания это и в самой официальной церкви. По словам Мельникова П.И., «не все епархиальные начальники смотрели снисходительно на единоверие, в котором, по ревности своей к исправленным при Никоне обрядах, нередко видели тот же раскол». В Городце существовала единоверческая Крестовоздвиженская (Духовская) церковь. Сейчас от её здания на улице Петрова остался пустой корпус.

О влиятельности городецких старообрядцев свидетельствует тот факт, что первым в России старообрядчским монастырём, открытым вскоре после революции 1905 года (когда староверы были уравнены в правах с обычными православными), стал мужской монастырь в Митрофановской волости (на севере современного Городецкого района). Место расположения монастыря попало в зону затопления Горьковского водохранилища.

Старообрядцы оказали большое влияние на культурную жизнь Городца и его округи. Они отличались глубоким консерватизмом: соблюдали строгие нормы семейной жизни допетровской Руси, вели церковную службу по старому обряду, бережно хранили у себя в домах древние иконы и книги. Староверы были вынуждены вести аргументированную полемику с представителями официального православия, поэтому среди них нередко встречались люди весьма эрудированные, глубоко разбиравшиеся в вопросах догматики и церковной истории. Гонения правительства и официальной церкви, запрет свободной издательской деятельности — всё это подталкивало староверов к активному собирательству и переписке старых церковных книг и рукописей. В среде старообрядчества сформировался настоящий культ старинной книги.

Мельников П.И. писал: «Безграничная преданность раскольников ко всему, что носит на себе печать старины, принесла весьма важную услугу науке, ибо сектаторы сохранили памятники нашей древности. В XVIII столетии, при сильном порыве русских к европейскому образованию, насмешливо смотрели люди образованные на заветные наследия предков и нещадно губили их. В это время раскольники собирали и сохраняли памятники нашей старины, а когда возродилось в нас сочувствие к родному, и мы стали дорожить остатками древности, — пришлось обратиться к раскольникам, чтобы они возвратили науке то, от чего так легкомысленно отказались отцы и деды наши».