Скрипачка в подземном переходе

Над грифом пальчики порхали,
Мелодию на свет маня,
Подземным духам звуки ткали
Орнамент праздничного дня.

Смычок баюкал сердце скрипки,
Дыша упругостью струны,
И нот неспешные улитки
Ползли по кафелю стены.

Скрипачка Моцарта дарила
Текущей в суетность реке.
Толпа монетками сорила,
Они звенели в туеске.

Святым искусством восхищаясь,
В душе гармонию тая,
Я шел с волнением , пытаясь
Постичь секреты бытия.

Нижний Новгород, 1999 год

Самой красивой медицинской сестре

Кусали шприцы наготу.
Больными вьюжила сиеста.
Ты, излучая теплоту,
Всем улыбалась, как невеста.

Горя Божественным огнём,
Взгляд тихой нежностью светился.
На милом личике твоём
Кристаллик счастья растворился.

Лечить ожог души святой
Стремилась таинством волшебным.
Ты приносила всем покой,
Касаясь ран дыханьем нежным

Нижний Новгород, 1999 год

Корзина

Корзина мудрости уже натерла плечи,
А цель все так же неприступно высока.
Напрасно думают, что время душу лечит,
Бывает рана бесконечно глубока.

Летят болиды, перед ними — лидер страха.
Растаял, навзничь опрокинутый покой.
Грустит отшельник, его ложем стала плаха,
Ответы Космоса ему принес немой.

Рассортировано все по ступеням смысла.
Удав листает Миру календарь времен.
Звезда в прорехе жизни вестником зависла.
Шли по тропе веков святые без имен.

Резвятся призраки ушедших впечатлений.
Грызут «ударника» злой совести клыки.
Мелькают клоунские маски поколений.
Слепые библию читают от Луки.

Летают коршуны во тьме над биомассой.
Ведут политики кровавый диалог.
А Солнце светит нам, как лампочка с гримасой.
Бараны блеют свой прощальный эпилог.

Кружится музыка, касаясь неба звуком.
Гремит юродивый цепями бытия.
Идет кентавр во тьме, поскрипывая луком.
На флейте времени играют Бог и Я.

Нижний Новгород, 2004 год