Посвящается Косову Евгению. Он скончался в возрасте 40 лет от ран в октябре 2015 года

Была нелетная погода,
Всю ночь сгущались облака.
Мы прыгали уже полгода,
Несли достойно честь полка.

Вдруг нам сказали: «Очень надо
России укрепить престиж.
Всех добровольцев ждет награда —
Магнитофон, Москва, Париж».

Мы в небе плыли, как пушинки,
Ещё не думая пока,
Что облака — не на картинке,
А у земли тверды бока.

Но жизнь висит на паутинках
Тех строп, что сложены с утра.
В огромном небе всяк — пылинка,
А мой прыжок — судьбы игра.

Но всё ж сомкнулись тучи грозно,
И дунул ветер боковой.
Лизнул мне кожу вихрь морозный,
Смерть пронеслась над головой.

Мой парашют свернулся в трубку,
Вверху мотался, словно хвост.
Планировал бы я минутку,
А падать меньше довелось.

Земля стремительно летела.
Кольнуло мыслью: «Почему?
Жить на Земле — святое дело,
Мне рано уходить во тьму!»

Рванул неистово запаску,
Но купол не раскрылся вмиг.
Закончил ветер свистопляску.
Раздался в небе дикий крик.

Удар! Мгновенно всё разбито,
И кости с венами сплелись.
Лежу в траве, душа убита,
Зрачки от боли порвались.

Мне госпиталь — как птице клетка.
На вытяжках распят был я.
У койки — тумбочка, салфетка,
На ней — награда для меня.

Магнитофон, для сердца милый,
Светодиоды в нём горят.
А я в бинтах. Мой вид унылый
Вгоняет в грусть других ребят.

Присела мама у постели,
Склонила голову к руке.
Заметил с грустью: поседели
Две пряди на её виске.

Врачи зашили мои раны,
Пришлось на костылях ходить,
Педали я крутил упрямо.
Прыжок мне этот не забыть…

* * *

Женя прыгнул в этот плотный Мир,
а его никто не поймал, не ждали.

Нижний Новгород, 1997 год