Илюнин Алексей, г. Заволжье

* * *

Пусть не прошла ещё зима
И вьюга мечется над нами,
В твоих глазах весёлый март
Струится синими ручьями.

Заворожённый, я ловлю
В ладони солнечные блики.
И снова ощущаю близко
Мечту неспетую мою.

Не понимаю: почему
Не получилась эта песня?
И почему нам трудно вместе,
Ещё труднее одному?

Пройдёт и пять, и десять лет —
Не разгадать мне этой тайны…
Пока ты ходишь по земле,
Я март любить не перестану.

Матери

И опять, опять тебе не спится
Вот уже в который раз подряд…
То ль к ненастью ноет поясница,
То ли руки к старости болят?

А скорее, загрустив о многом,
Ты опять задумалась о нас,
Разбрелись мы по большим дорогам,
В доме и покой, и тишина.

Но такой покой тебе не нужен.
Всей душою ты стремишься к нам.
Остывает твой нехитрый ужин,
Что-то шепчут липы у окна.

Ты не верь их шёпоту глухому
И словам, накликавшим беду.
Те дороги, что вели из дому,
В дом, конечно, тоже приведут.

Здесь тобою каждый шаг освечен…
Мы придём, дыханье затаив,
И однажды в синий-синий вечер
Соберёмся за столом твоим.

А пока, прости, другие ветры
Нас зовут, и мы привычны к ним.
Образ твой, единственный и светлый,
Мы в сердцах навеки сохраним.


Абрамова Екатерина, г. Заволжье

* * *

Мне бы утонуть в твоих глазах,
Словно в самом глубочайшем море,
Мне бы яркою звездою стать,
Для тебя сиять на небосклоне.

Мне бы улыбнуться так хоть раз,
Что бы ты, забыв про всё на свете,
Утонул в озёрах моих глаз,
Подарил мне радость на рассвете.

Мне бы счастием своим затмить
Всех, кто были, есть и будет,
И тебя лишь одного любить —
Пусть тогда любой меня осудит.

* * *

Скрываясь в отражении зеркал,
Я окунаюсь в комнаты прохладу.
Ночей бессонных много — кто считал?
И нет других, которых нам не надо.

Раскаянье во тьме благополучий,
Разделит боль разлуки пополам,
И счастие, что подарил мне случай,
Я, не задумавшись, тебе отдам.

Проклятые круги слепого ада
Мне предстоит одной теперь пройти.
Но рада я! Ведь для меня награда
Знать, что отныне счастлив ты.


Вербина Татьяна, г. Заволжье

* * *

Ты так нежно мне шепчешь на ушко:
— Мама, мама, тебя я люблю.
И, целуя над губкой мушку,
Безмятежную нежность ловлю.

Посмотрю в твои ясные глазки,
Словно птицей взметнусь в небеса,
И наполню таинственной сказкой
Мир, в котором живём, — ты и я.

Мой чудесный, мой маленький мальчик,
Мне судьбой коронованный принц,
Ты, как праздничный, солнечный зайчик
Озаряешь присутствием жизнь!


Пеньков Николай, г. Заволжье

* * *

Отцветали в огородах вишни,
Дрались в кровь за милых петухи,
Наступило лето, но Всевышний
Не простил нам прошлые грехи.

И, согнав все тучи воедино,
Он направил властно их сюда.
До чего ж унылая картина —
Сутками вода, вода, вода.

Напилась, насытилась землица,
Но неутомимо, будто впрок,
Со своей «небесной колесницы»
Заволжан бомбит Илья-пророк.

Надоели и дожди, и слякоть.
Хочется закутаться в халат,
Закурить, «достать чернил и плакать»…
Господи, прости за плагиат.

Бессонница

Что за наказанье…
Полвторого
Эта ведьма притащилась снова.
Хоть считай, хоть не считай до ста —

Толку абсолютно никакого.
Ни плота,
 Ни лодки,
 Ни моста.

Поневоле закипаешь злостью,
Но, увы, в аптечке нет хлыста,
Чтоб прогнать непрошеную гостью.
Жалкий будочник нелепого поста.

Вмёрзшая симметрия креста
В серебро оконного оклада.
Чёрная от морды до хвоста
Бродит ночь средь хлопьев снегопада.

В тесный шарик заползает ртуть,
Жмётся к фонарю сугробов стадо,
Тлеет сигарета. Дозой яда
Хворям будущим прокладывая путь.

Знаю — вредно. И когда-нибудь
Брошу! Бро-шу! Но не в этом суть.
Господи, ну помоги заснуть.
Большего мне от тебя не надо.


Хлыбов Владимир, г. Заволжье

Рождение Солнца

Мы шли неизменно размытой тропой,
Искали поэзию в стуке дождя.
И чувствуя — солнце встаёт за спиной,
Любили себя, проклинали себя.

Ещё два мгновенья, и ты разглядишь
И реки лесов, и радуг мосты.
И знаешь, и знаешь: вот-вот полетишь
С рождением Солнца, с рожденьем мечты.

Вдохни это утро, вокруг посмотри.
Того, что осталось внизу, — не жалей.
Вдали золотая полоска зари
Расчерчена косо штрихами дождей.

Что завтра нас ждёт в одиноком пути?
Узнать не дано никому, а пока
Предчувствуешь с нежным волненьем в груди
С рождением Солнца — рожденье стиха.

* * *

Волны бьются о берег крутыми боками.
Под ударами нервно дрожат берега,
Океан осыпает песок жемчугами —
Но холодный песок не хранит жемчуга.

Как из платины небо, угрюмые камни
Обивают дождём ледяного свинца.
Руки женщин, исколотые плавниками,
Разрезают шершавое брюхо тунца.

Деловито, спокойно, без смеха и плача
Загорелые дети следят за огнём.
И ракушка в руке одинокой рыбачки
Что-то тихо ей на ухо шепчет о нём.


Зеленов Олег, г. Заволжье

* * *

Тракты пыльные, тропки узкие:
Край, отмеченный берестой,
Где горстями Бог судьбы русские
Разбросал по части шестой.

Вольнодумие, вольностепие
Испокон веков прижилось.
И воспеть твоё Боголепие
Стольким грешникам довелось.

Знаю, выпадет по росе иным
На зоре пройтись босиком.
Но звучать Сергеем Есениным
Русь останется с кабаком.

Православная, бездорожная,
Всем теченьем рек и грехов —
Русь кандальная, Русь острожная
Разлилась по строчкам стихов.

Понамешано, как приправ — кровей,
Но с Руси не сдёрнуть креста.
И горят с холмов купола церквей,
Излучая веру в Христа.

Всё едино — голь и купечество,
Крест не брезгует босотой.
Ты — моё родное Отечество,
Край, отмеченный берестой.


Кузнецова Анастасия, г. Заволжье

Типичное зимнее утро

Седые холмы и седые долины,
Седые деревья, седые дома,
На землю и воду седую перину
Накинула злая седая зима.

По старым железным дорогам скрипучим
Седые куда-то бегут поезда.
Увидев на небе седом солнца лучик,
Последняя гаснет седая звезда…

Петербург

Закат розовеет над гордой Невой,
Вокруг миллионы огней.
Лишь ветер шумит над моей головой
В величии белых ночей.

В торжественном вальсе кружится волна
И тихо на берег скользит.
Белёсая чайка, легка и вольна,
Над градом Петровым летит.

Летит, созерцая дома и сады,
И площади прошлых веков,
И солнечный блеск потемневшей воды,
И прелесть старинных мостов.

А вот их разводят, и чинно плывёт,
Давая глухие гудки,
Высокий и важный речной пароход,
Врезаясь в объятья реки.

Качаются волны, ковром золотым
Покроет их солнечный луч,
Покроет и спрячется в розовый дым
Пушистых недвижимых туч.

Ты — город мечты, Петербург, Петербург,
Тебя позабыть нелегко.
Ты — верный, надёжный, безропотный друг,
Как жаль, что ты так далеко!


Сергеев Сергей, г. Заволжье

Ах, сударыня

Ах, сударыня, а может мы знакомы,
Может там, в краю весенних стай,
Вы с воздушным шариком из дома
Выходили в шумный Первомай?

Может вы с мечтою непоседы,
Покорив восьмой учебный год,
Примеряли новенькие кеды,
Собираясь в первый свой поход?

Может быть, в вагонном полумраке
Краткой вспышкой был ваш тайный взгляд.
Уезжала юность цвета хаки —
Разговор, гитара, стройотряд.

Не припомните? Ну, значит, показалось.
Просто в вашей искренности глаз
Что-то то далёкое осталось,
Что всё чаще манит нас сейчас.

Просто время занавеской тонкой
Будто ветром сдуло на окне,
За которым бойкая девчонка
Мимоходом улыбнулась мне.

* * *

Не судите бродягу практичным умом.
Господа, лишь представьте, что где-то
На тропинке средь поля в тумане ночном
Вас как будто забыла планета.

И как будто исчез там, за белой стеной,
Шумный мир в бесконечной работе.
Ну а вы не спеша безымянной звездой
По июльскому небу плывёте.

2007 год