Нечаева Светлана Викторовна

Я раньше не знала, как тягостна старость,
Как трудно её неизбежность принять,
Когда то, что радостнымбыло, не в радость,
Когда каждый день может силы отнять.

С коллегами ездили мы к ветеранам
В глубинку, куда и пешком не дойдёшь,
Медали в коробочке новенькой — старым
Ты, словно частичку надежды, несёшь.

…Открыла старушка в морщинах, седая,
С трудом устояла она на ногах.
«Да, дочка, была я совсем не такая,
Сестра боевая, вся грудь в орденах.

Войну я прошла до конца от начала,
И жизни спасала таких же ребят,
Нам было и страшно, и больно бывало,
Когда хоронили погибших солдат.

Дорога моя — от Москвы до Рейхстага,
И разу не сделала шагу назад,
А спутницей нашей была лишь отвага,
Товарищем и командиром — комбат».

На добром лице задрожали морщинки,
Лишь только глаза от меня отвела,
По тёмным щекам покатились слезинки,
Старушка тихонько меня обняла.

Мы вместе заплакали, словно подруги…
«Бабуля, ведь я же не просто пришла,
Моя дорогая, за Ваши заслуги
Медаль юбилейную Вам принесла».

Важна не награда, а только внимание,
Ведь надо, чтоб кто-то с тобой рядом был,
Чтобы хоть чуть-чуть проявил сострадания,
Чтоб в день юбилейный тебя не забыл.

Пусть будут их слёзы лишь только от счастья,
И ярче горят на груди ордена,
Минуют невзгоды, минует ненастье,
Пусть не повторится такая война!


Деревянко Евгения

Деревянным кружевом украшен
Завитков тончайших и колец,
Птицы крыльями резными машут
На твоих фасадах, Городец.

Краски никогда не потускнеют
Знаменитых прялок расписных,
Сказки светом и теплом согреют
Воплощенье рук мастеровых.

Пусть провинциальный, а не светский,
Не устанет удивлять гостей
Хлебосольный берег городецкий
Красотой невиданной своей.

Древний город мал, но долгожитель,
И сожжён дотла не раз бывал,
Он, величья своего хранитель,
Вновь и вновь из пепла восставал.

Удался на славу местный пряник,
Прочие в сравненье не идут,
Лет четыреста им в будни или праздник
Угощался пёстрый, шумный люд.

Аввакума добрая обитель,
Стены пылью старины пленят.
Ратных подвигов и поражений зритель —
Камни в памяти их до сих пор хранят.

Деревянным кружевом украшен
Завитков старинных и колец,
Ты на Волге ратником посажен
Русь хранить святую, Городец!

* * *

Всех признаний высокие звуки,
Все поэмы, слова и стихи
Меркнут, тают, а мамины руки
Так привычно нежны и легки.

И с годами они не старели,
Не устали ласкать и любить,
Успевали качать в колыбели
И во взрослую жизнь проводить.

Рано, рано работать привыкли,
Слишком мало пришлось отдыхать,
Невозможно представить, чтоб сникли,
Птицы две перестали порхать.

С ними нет продолженья несчастью,
И напастей всё призрачней круг,
Нет на свете желаннее власти
Этих солнечных, ласковых рук.


Широких Олег

Осенины

Берёзы пронзительно рыжи.
На клёнах пылает листва.
Октябрь окончательно выжег
У листьев на зелень права.
Лишь зелены сосны да ёлки.
Не страшен им стужи огонь.
У них не листва, а иголки —
Попробуй-ка, осень, их тронь!


Салов Валерий

Осеннее

Вот и всё. Вот и кончилось лето,
Облетела листва не спеша.
И земля буйным ветром раздета,
Буйным ветром раздетадуша.

Позолотой мелькнёт на мгновенье
Перепаханное жнивьё,
Распрощаются с поколеньем,
Завершившим дело своё.

Скроет борозды снежная заметь
До весны на студёный срок,
Только будет тревожить память
Уцелевший в меже колосок…


Стрелка *

(стихотворный клубок)

Клуб собрал на посиделки
Тех, кому за шестьдесят.
Как гуляли раньше стрелку
Вспомнить бабушки хотят.

Как от Мошкина, Конёва,
От Смольков до Городца
Шли похвастаться обновой,
Заприметить молодца.

Теплота, макушка лета,
Развесёлые деньки.
Понаехали буфеты —
Вынимайте кошельки.

Бочку с пивом, словно мухи,
Облепили мужики,
Грызли семечки старухи,
Приценялись старики.

Накупивши по порядку,
Угощали из кульков:
Бабам пряники, помадку,
Ребятишкам — петушков.

Заливалися гармошки,
Зазывая в хоровод.
По тропинкам, по дорожкам
На гулянье шёл народ.

Бабы, девки-молодухи
Всё шептались меж собой,
Когда мимо Васька Рюхин
Шёл в рубахе голубой.

Окружённый мужиками,
Плыл Василий, а не шёл.
Матери двумя руками
Держат девок за подол.

Те волнуются до дрожи
Да гадают наперёд:
На какую глаз положит
И с гулянья уведёт?

Парни угрожали сзади:
— Доберёмся, погоди!
Только кто же с Васькой сладит —
Тут попробуй подойди.

Старики теперь судачат,
Робко кашляя в кулак,
— А какие были драчи? **
Нонче не дерутся так.

Без обиды, да без злости,
Просто так, «на любака»,
Правили друг другу кости,
Всласть утюжили бока.

Каждый силушкой гордился,
Ведь сробеешь — засмеют,
А уж наземь повалился,
Здесь лежачего не бьют.

Быстро время пролетело,
Не догонишь, не вернёшь…
Нонеча другое дело
И другая молодёжь.

Лишь бы не забыли люди
Про Отечество своё.
Пусть другою стрелка будет,
Как же можно без неё!


* Стрелка — массовое гулянье
** Драча — драка (местное выражение)