Ночь накинула ветхую шаль —
Блещут звёздочки в дырки-прорехи.
Колоски в поле, словно как вехи
Лет, которых, признаться, мне жаль.

Сколько жизней своих загубил,
Сколь веков или сколько эонов!
Словно призраки тех миллионов
Лет — бесстрастные лики светил.

К ним, далёким, под своды небес
Имя Кришны уходит шуршащее,
Возвращается эхом — и чаще
Бьётся сердце, желая чудес…

Иконы

Тени прошлого, зыбкие тени.
Эхо минувших счастий и бед.
Преклоню перед вами колени,
Слава божья и истинный свет!

Мудрецы, что отринули тленно
Суетящуюся круговерть,
Победившие Ужас Вселенной,
Вои Духа, поправшие Смерть.

Пляшут стенами жёлтые блики —
Их в янтарные нити низать!
Смотрят в душу мне скорбные лики,
Будто силятся что-то сказать.

И так искренна сцена немая
В этой вязкой, густой тишине,
Что мерещится: кажется, знаю,
Что иконы поведают мне.

Чем я горжусь

Пусть говорят: ещё немного,
И ни на что не пригожусь, —
Во мне живёт частица Бога,
И это всё, чем я горжусь!

Искусство метафоры

В опаловом небе — рубином закат
На фоне жемчужных равнин,
И ельника дальнего чёрный агат
Прошёлся чертою по ним…

Искусство метафоры — это талант!
Постой, на себя оглянись:
Добро — сердолик, а любовь — бриллиант,
И совесть – сапфирная высь.

Пусть ликом не вышел, пусть чин небольшой,
О том никогда не жалей:
Богатый делами, красивый душой,
Достойней иных королей!

Отринув суеты, как жребий чужой,
Старайся скорее попасть
К подножьям Престолов, не тронутых ржой,
К сокровищам, что не украсть…

Конь сердца

Словно в плаче лопавшихся струн,
Утекал день каплями руды…
В сердце ржал невидимый скакун,
Разум брал незримые бразды

И в седло садился, но пока
С рысаком тем справиться не мог,
И являлась Серая Тоска,
Замыкая сердце на замок.

Клацал ключ. Желание летать
Облачалось в мертвенный покой,
И тянулся сумрак, словно тать,
Загребущей цепкою рукой…

Только Разум вскорости подрос,
Ремесло жокея подучил.
Видел луг в объятьях сонных рос,
Как в седло он поутру вскочил!

Цвёл рассвет, и розов, как дитя,
Сын волшебной утренней поры,
Сердца конь, свободу обретя,
Полетел в нездешние миры.


* * *

Берег гнутый, словно кибить лука.
Оголовки острые осок.
Тетива багряная без звука
Прочертила гладь наискосок.

И сознанье остро ощутило
При закатной розовой луне,
Будто кто-то, полный дивной силы,
Вдруг его нашарил в колчане.

Кралась темь, скользя по буеракам.
Вечер тихо сглаживал углы.
Цель нам свыше — это сердце Мрака,
А стрела — деянья, что светлы.

Ею, ею, ясной, белоперой,
Будет решена со Тьмой война!
И сияло солнцем в небе «веруй!»,
Хоть и стала тёмной вышина.

2006 год