Хлопья снега, медленно кружась в немыслимом хороводе, падали на землю. Маргарита Леонидовна вышла из подъезда, и сразу маленькие снежинки забрались за воротник старенького пальто. Маргарита Леонидовна поёжилась.

— Тяпа, гуляй, гуляй, что стоишь? — крикнула она своему пёсику.

Тяпа, услышав хозяйку, встрепенулся и стал ловить ртом пляшущие снежинки, распугал нахохлившихся синичек на соседнем дереве, а когда они обиженно улетели в соседний двор, ещё и радостно их облаял.

Старость подкралась незаметно, подумала Маргарита Леонидовна, с мужем разошлись, выросли дети, внуки, и уже давно настало время пожить для себя. Она была и рада, что все оставили её в покое — им с Тяпой было хорошо и вдвоём. Задумавшись, она не заметила автомобиль, круто вывернувший из-за угла.

Послышался отчаянный собачий визг, слившийся с визгом тормозов. Лихач набрал скорость и уехал.

Маргарита Леонидовна бросилась к Тяпе, подхватила его на руки и побежала домой.

— Маленький, подожди, я сейчас… — бормотала она, поднимаясь по лестнице.

Мелькнула мысль: зачем отказалась меняться с соседкой на первый этаж, ведь тяжело уже подниматься на пятый.

Со второго раза попав в замочную скважину ключом, она, запыхавшаяся, вбежала в квартиру и кинулась к телефону.

— Срочно, ветеринара, моего пёсика сбила машина…

Она бросила трубку и посмотрела на Тяпу. Он тяжело дышал, медленно моргал блестящими чёрными глазками-пуговками.

У Маргариты Леонидовны потекли слёзы.

— Тяпа, Тяпа, пожалуйста, потерпи…

Раздался звонок, вошёл врач — крупный мужчина сразу занял всё пространство маленькой прихожей.

— Здравствуйте, где? — хмуро спросил он Маргариту Леонидовну.

Она только кивнула головой туда, где лежал Тяпа.

Дмитрий Степанович работал ветеринаром всю жизнь. А когда пришло время уйти на пенсию, начальник уговорил поработать ещё.

Мельком бросив взгляд на испуганную хозяйку, на пустую скромную квартирку, он понял, что в этой маленькой белой собачке сосредоточены последние несколько лет её жизни.

А Маргарита Леонидовна, наблюдавшая за врачом, пыталась понять, что ей так знакомо в его облике. Врач закончил осмотр. Повернулся к ней.

— Простите, как Вас зовут?

— Маргарита Леонидовна.

— Маргарита Леонидовна, не переживайте вы так, пёсик будет жить. На рентген и перевязку завтра сможете привезти?

— Смогу.

— Возьмите мою визитку, здесь указан адрес ветклиники.

«Дмитрий Степанович Белов».

Маргарита Леонидовна медленно подняла глаза.

— Дюма?

Дмитрий Степанович вгляделся в эту заплаканную женщину.

А он всё не мог понять сначала, почему так знакомо ему её лицо.

— Марго?

— Да, это я. Сколько лет прошло?

– Много, Марго. Так много, что мы успели обзавестись не парой седых волос.

— Как ты живёшь?

Он говорил, а она всё пыталась увидеть в этом пожилом человеке черты некогда очень любимого соседа по парте. Как их раньше звали все — Марго и Дюма…

Дмитрий Степанович рассказывал, что жена умерла десять лет назад, живёт он один, дети разъехались по разным городам, и Марго вдруг увидела, что он совсем не изменился — так же смешно морщит нос, когда пытается скрыть волнение.

— Я так соскучилась по тебе, Дюма.

— Гав… — Тяпа тихонько тявкнул напомнить, что в их встрече он принимал активное участие.

— Мы не одни, Марго, чёрт возьми! И мы больше не одиноки.

2010 год