Туровская Людмила Тадеушевна

Московская поэтесса и журналистка Туровская Людмила Тадеушевна, член Союза писателей России и Международного славянского союза журналистов, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств, автор и ведущая программы «Времён связующая нить», которая шла на московском канале «Столица Плюс» в течение полутора лет. Туровская Л.Т — лауреат I степени Всероссийского творческого фестиваля-конкурса «Русский Лад»-2017 в номинации «За подвижничество и просветительскую деятельность» (г. Тверь).

В 2014 году создала документальный фильм «Услышать слово…», где звучит корневой русский язык XII века.

Творчество Туровской Л.Т. отличается острой социальной направленностью, и в то же время её поэзия глубоко лирична, в ней много стихов о природе…

Маленькая бабушка моя

Занесёт, закружит и завьюжит,
Разметёт на запад и восток,
Но в сплошной вселенской этой стуже
Есть тепла любимый уголок.

Уголок простой, до слёз знакомый.
Там, о лучшей участи моля,
Всё стоит пред старою иконой
Маленькая бабушка моя.

Рот покрестит, отдохнёт немножко,
Сядет и грустит, как в полусне.
На коленях — ласковая кошка.
Выцветшие фото — на стене.

Средь газет найдёт большую линзу —
Пусть душа сегодня не болит, —
Включит дребезжащий телевизор
И глядит, голубушка, глядит…

Там мелькает жизнь настырно, бойко,
Льётся звуков праздничный поток.
У неё ж — за русской печкой койка
Да кривой, щербатый батожок.

Погрустит тихонько, тихо встанет —
Для неё покоя нет и нет —
Принесёт дрова, к печи подтянет
Тяжеленный синий табурет.

Чтобы через час, а может, боле,
Если станет в доме холодней,
О душевной забывая боли,
Тут погреться с кошкою своей.

Подойдёт к плите, протянет руки
К чугунку с бормочущим борщом.
Как там дети? Как шальные внуки?
Сыты ли? Приедут ли ещё?

Писем нет… Молчит чего-то внучка.
С дочкою не виделись давно.
Побредёт, возьмёт с комода ручку
И, вздыхая, сядет за письмо.

Над столом до поздней ночи горбясь,
Пишет, пишет, утирая лоб:
«Вы не ссорьтесь, милые, не ссорьтесь».
И опять вздыхает тяжело.

Прерывая строк тревожных нити,
Перевяжет серой шалью грудь.
«Милые, по-доброму живите.
Помогайте людям как-нибудь».

Худенькая, кроткая, простая,
Даже в день последний в ноябре,
На своей кровати умирая,
Ты нам говорила о добре.

В тишине срывался голос тонкий.
Ты прости, родимая, прости!
В суете, в проклятой этой гонке
Мы тебя не слышали почти.

А теперь идём туда с поклоном
Сквозь свирепый ветер бытия,
Где в земле под старою иконой
Маленькая бабушка моя.

Земля моя

Нет, никуда мне не уйти!
И никуда уже не деться.
Опять тоска сжимает сердце…
Но свет незримый — на пути!

Взирая пристально окрест,
Душа летит, как поезд скорый,
В мои приволжские просторы
Под синим всполохом небес.

Здесь жизнь моя. Судьба моя.
Холмы. Урочища. Лощины.
Вдоль тихой речки берег длинный.
Дороги. Избы. Тополя.

Восторг! И пламенная боль.
Печаль. И вечная отрада!
За верность — тайная награда.
Любви рассыпанная соль.

— Бог в помощь, братья земляки!
Стряхнув столичные нагрузки,
Спешу туда, где воздух русский,
Где ивы плачут у реки…

Простое счастье

Лес. Поле. Сельская дорога.
Вдоль речки — избы в тишине…
И надо мне совсем немного!
Для счастья мало надо мне.

Потрогать гулкий сруб колодца.
Дроздов услышать на заре.
Пригоршню призрачного солнца
В железном выловить ведре.

От сна отряхивая душу,
К родным преданиям прильнуть.
И вспомнить славную «Катюшу»,
И «Клён опавший» затянуть.

На дальний город глянуть мельком —
Пускай себе шумит-спешит…
Да поклониться той земельке,
В которой бабушка лежит.

Видение в Городце на Волге

Здесь тихо. Здесь Волга. И ласковый ветер.
А берег зелёный — пустынен, и грустен…
Здесь князь синеокий бессмертие встретил,
Навеки простившись с любимою Русью.

Бескрайние степи. Заволжские дали.
Берёзы, полынь, васильки и ромашки.
О, сколько любви, доброты и печали
В земле нашей русской, в судьбе нашей тяжкой!

Спокойный и маленький город на Волге.
Осенней прохладой медлительно дышит.
Но в этой тиши — невесомой и долгой —
Здесь рокот столетий отчётливо слышен.

Вот тени мелькнули! Другие — навстречу.
И гогот, и свист, и ядрёная ругань.
Кровавая встреча — жестокая сеча.
И бешено рвут, и терзают друг друга.

Сверкают шеломы. И падают кони.
Отвагой горят разъярённые лица.
Кто колет копьём, кто беспомощно стонет.
Дышать невозможно от взбитой землицы.

О, славные русы! Хоробрые вои!
Вы праведной жертвой за родину пали.
Но каждый из вас светлой песни достоин
И вечной любви, и высокой печали.

Лихие потери. Полынные годы.
Лютеют баскаки. Волненье — в народе.
Но кто это — тихий, задумчивый, гордый —
По нынешним улочкам за полночь бродит

Не спит Ярославич. Вздохнёт одиноко,
На круче высокой, невидимый, встанет…
И смотрит он зорко, и смотрит — далёко!
И знает, что́ с Русью несчастною станет.

И вздрогнет. И выйдет к пустому причалу.
Вот горькая дума его одолела.
— Вставайте, родные! Всё будет — сначала.
Готовьте мечи. И кольчуги. И стрелы.

Быть битве. Вновь русским — суровая доля.
Вновь топот врага — по широкой равнине.
Не спит грозный дух. Вырастает над полем,
Над отчей землёю, над Волгою синей.

И вновь зазвучит первородное слово
За волю! За правду! За русские песни!
И нам умирать за Отчизну не ново.
И с нами наш князь, наш защитник, наш Невский!

2009 год