Киверин Виктор Петрович
(1951–2015)

Стихи начал писать в 1996 году. Издал сборник стихов «Бегущая по волнам». Публиковался в районной газете.



Я — направо

Шли с веcёлым напевом
Шагом бравым.
Те свернули налево,
Я — направо!

Крик:
— В своем ли уме вы?
Там канава!
Пусть дорога налево,
Я — направо.

Всё, — кричат, — Надоело!
Что ж, пора вам.
Вы бежать? Вам — налево,
Мне — направо.

Нос зажав, как из хлева,
Прут в Оттаву.
Кто в Канаду — налево,
Я — направо.

Пусть тоща наша дева.
И прыщава.
Кто не любит — налево,
Я — направо.


* * *

В пространстве кружит голубая Земля,
Никто любовь не измеряет в рублях,
За нежный профиль и за ласковый взгляд
Сцепились подлость и добро.
И из-за пары нежных, ласковых рук
Когда-то предан самый преданный друг.
Но три угла создали замкнутый круг,
Всё развернув наоборот.

Контрасты жизни исключают пастель,
Любовь земную заменяет постель.
И кружит в небе без конца карусель —
Не остановишь, не сойдёшь.
Но среди жутких, обеснованных стад
Обетованный ищем, праведный сад,
Где снова каждый будет каждому рад,
Где ценят правду, а не ложь.

Где люди к ближнему намного добрей,
И в небе плавает луна в серебре,
Под воркование ручных сизарей
Любовь прекрасна и чиста.
По небу синему плывут облака.
Течёт прозрачная под небом река.
Где восхищает и рассвет и закат,
Где круглый год цветёт весна.

Учителю

И снова школа! Снова эти стены…
И колокольчик вновь даёт звонок…
После тридцатилетней перемены
Опять собались мы на ваш урок.

Мы из-за вас не стали стаей волчьей
В той жизни, что прошла через зенит…
И старый школьный звонкий колокольчик
Сегодня гимн Учителю звонит.

Вы нас ещё раз нынче подключите
К источнику душевного тепла!
А по России, славя вас, Учитель,
Не колокольчики звонят — колокола.

Последний звонок

С годами чаще возвращает память
Мелодию торжественного дня:
Там девочка с огромными бантами
Бежала, колокольчиком звеня.

Казалось, вот и выросли, и скоро,
Отчалив от родного очага,
Мы сами станем точкою опоры,
И Землю повернём без рычага.

Серьёзные, уверенные в силе,
Готовые и в бой и на парад…
Какими же наивными мы были,
О, Боже, тридцать лет тому назад.

«Иных уж нет…», и лишь на фото давнем
Собрался вместе весь десятый класс.
И с нами наш Учитель и Наставник —
С ума сойти, он был моложе нас!..

Да, мы не все осилили высоты,
Не все перешагнули рубежи…
Но каждый год весною для кого-то
Девчонка с колокольчиком бежит.

Один

Слякоть и холод ночи,
Ветер и дождь стеной…
Город чужой не хочет
Сжалиться надо мной.

И рассекая полночь
Сполохами огней,
Не вспоминает, сволочь,
Об одиноком мне.

Неодолимым жребием
Выведенный в пассив,
Я не вхожу в троллейбус
И не сажусь в такси.

Мне расплатиться нечем —
Под завыванье труб
Был ещё в прошлый вечер
Пропит последний рубль.

Город чужой, но где-то,
Добрый как дед Мазай,
Светится тёплым светом
Ласковый мой вокзал.

От винта!

На многие века
Дарована судьба —
Живи, дерзай пока
Не кончилась резьба.

Не надо бы вертеть,
И прожил бы без бед.
Но гайка на винте
Пошла не по резьбе.

Немного отпустить
И наложить тавот,
Помедленней крутить,
Не надрывать живот…

Работу — по плечу,
Потише закуток!
А я кручу! кручу!
Ещё, ещё виток!!!

Я слышу чей-то крик.
Нет, это я кричу!
Но, прикусив язык,
Я всё кручу, кручу.

Другие ключ берут,
Мол я кручу не так.
А я другим ору:
— Не трогать! От винта!!!


* * *

Вредить здоровью — пить, курить, любить…
Минздрав СССР предупреждает!
Вон, говорят, на свете вредно жить,
От этого, бывает, умирают.


* * *

Алым заревом пожара
светится закат,
Комары — как Божья кара
заживо едят,

Не колышет ветку ветер,
не шуршит песок,
На ближайшее столетье
замер поплавок.

К червяку большой любовью
рыбки не горят.
Ничего в моем улове,
кроме комарья.

В этом мире много сбоев:
тот зачёт не сдал…
Этот на вчерашний поезд
нынче опоздал…

Изменила мужу дама —
он рубаху рвёт…
У меня почище драма —
НЕ КЛЮЕТ!

Печь

Какое счастье — в зимний вечер,
Когда железо жжёт ладонь,
Вглядеться в устье русской печи,
В притягивающий огонь.

Там пламя лижет языками
От сажи почерневший свод,
Там дым струится через камни,
Как водопад наоборот.

Углей магическое рденье
И яркий росчерк жёлтых искр.
Там всё — и вечность, и мгновение,
Вселенная, и микромир.

Там ярость храма, темень морга,
И рай, и ад… И потому
Душа мистическим восторгом
Напоена. Конец всему…

Камаринская

Над Россиею опять стряслась беда
Загудели и эфир и провода:
«Надо помощи у немцев попросить…»
Что вы ноете, скулите об Руси?

Что нам беды, мы их терпим тыщи лет…
Только крепче мы становимся от бед.
И не жизнь у нас — сплошная круговерть,
Что нам впору — то любому немцу смерть.

Не смогли лишить Россию естества
Ни варяги, ни татары, ни литва,
Ни французы, ни германцы, ни жиды,
Мы всегда сухими выйдем из воды.

Этот сукин сын Камаринский мужик
Из Расеи никуда не побежит.
Нам терпения у вас не занимать,
Нам всегда поможет выжить ВАША мать.

Бес в ребро

Давно в душе не слышно звона сабель,
Стремленья нет идти на абордаж,
И маленький бумажный мой кораблик
К покою пришвартован навсегда.

Казалось пеплом стал огонь желаний,
В груди струной не зазвенит весна,
Но почему остановил дыханье
Взгляд женщины, бегущей по волнам.

Сомлела грудь от нежного овала
Её лица, от карих глаз её,
И каравеллой быстроходной стало
Бумажное судёнышко моё.

Я вдруг забыл, что пересёк экватор,
Что серебрится пепел в волосах.
В один момент обрублены канаты,
Захлопал ветер в алых парусах.

И снова буря, скрип снастей певучих,
Форштевень режет поперёк волны,
Туда, где шторм, куда призыв Бегущей
Влечёт меня из липкой тишины.

Рискованно? А вам какое дело?
За море счастья платят не рублём.
Но мысль змеёю — как бы каравелла
Не стала вновь бумажным кораблём.

А если штормом будет порван парус,
Изношенный ударами годов?
Не дай нам, Бог, пожар любви под старость.
Не так!
Дай, Бог, под старость нам любовь!


* * *

От заката до первого света
Звёзды падают, словно года.
Говорят, неплохая примета —
С неба падающая звезда.

Я воспринял её как награду,
Как счастливый судьбы поворот.
Провожал завороженным взглядом
Юной звёздочки дивный полёт.

Все — кто рано родился, кто поздно,
Ищут падающую звезду.
Это так, только падают звёзды
Всем на радость, а мне на беду.

Прилетела нежданной жар-птицей,
Посмотрела — мороз по спине.
Поневоле пришлось утопиться
В заколдованной глаз глубине.

Очарованный ангельским станом,
Я слежу, как мальчишка, за ней.
Мне осталось, как это ни странно,
Любоваться тайком от людей.

Все — кто рано родился, кто поздно,
Ищут падающую звезду.
Это так, только падают звёзды
Всем на радость, а мне на беду.

Новогодняя ночь

Ночь Новогодняя мягкою лапкою
Гладит тебя по щеке.
Дай я согрею тебе, моя сладкая,
Пальцы в горячей руке.

В праздничном зале такую нарядную
В танце веду не дыша,
Как ты прекрасна, моя ненаглядная!
Господи, как хороша!

Ах, купидон, этот маленький труженик
Метко пускает стрелу.
Кружимся в танце, не слушая музыки,
На Новогоднем балу.

Будет весна, от раскрытых подснежников
Стужа откатится прочь.
Только запомнится тихою нежностью
Нам Новогодняя ночь.

Ожидание

С утра сижу у телефона,
Гадаю — быть или не быть:
Виновница ночей бессонных
Мне обещала позвонить.

Сижу и верится — не верится,
Надежды ниточка тонка…
Восторгом холодеет сердце
От телефонного звонка.

И слух лаская, как голубка,
Что поцелуями жива,
С любовью ворковала трубка
На ухо нежные слова.

Шептала, называя милым,
Что ждёт, что комната пуста…
Вот и дождался!
Позвонила!
Какая жалость, что не та.


* * *

Ты моя снежинка нежная,
Ты моя снежинка хрупкая,
Как же в наши встречи прежние
Я тебя не видел? Глупый я!..

Я в стихах искал отдушину,
Но увидел вдруг и вздрогнуло
Так, что сердце равнодушное
Обожгло морозом огненным.

По рукам-ногам пожарами
Гонит за волной — волну ещё,
Скован крепко, будто чарами,
Светом глаз твоих волнующих.

Посмотрела в сердце ласково,
Заглянула в душу нежно мне,
Распахнув ресницы, глазками
Растопила зиму снежную.

Ты моя дождинка, солнышко,
Капелька моя, желанная,
Выпью всю тебя до донышка.
Сбрось под лаской одеяния,

Обними руками жаркими,
Поцелуй до бессознания,
И сгорать как свечки яркие
Будем мы в любовном пламени.