Фролова Вероника

Лет в 12 мне пришлось участвовать в детской конкурсной программе на Горьковском телевидении. И со сцены я читала стихотворение Олега Широких о Городце. Многие, наверное, помнят ставшие уже почти историческими строки
«Там, где по вёснам без умолку бьёт жаворонка бубенец,
глядится в плёсы синей Волги старинный город Городец…
».

Потом, когда сама стала писать стихи, я, конечно же, познакомилась с Олегом Семёновичем и многими другими городецкими поэтами. Есть у нас особая плеяда стихотворцев, которые буквально воспевают Городец в своих произведениях, создавая удивительные стихотворные картины. У меня таких стихов почти нет. Но так или иначе все мои поэтические откровения рождены на Городецкой земле, у этих холмов и оврагов, у большой Волги и небольших озёр, среди старинных улочек с их «резными» глазами.


* * *

Мой маленький город, провинция, что ж,
Мне кажется, что на меня он похож.
Веснушки — наличникам чудным сродни,
Глаза — волжским водам и облаку…
Сливаясь судьбой, мы уже не одни,
А вместе живём — рука об руку.

Дышат улицы покоем,
каждый встречный здесь знаком
Город этот так устроен,
что загадкой — каждый дом.
Век от века, год от года —
так близки и далеки.
Каждый дом — частица рода,
остров жизненной реки.

Сирень в палисаде у каждого дома
Невестой застыла — как это знакомо.
На склонах оврага столетние сосны,
Прозрачные зимы, душистые вёсны…
И пыльной дороги парное дыханье
В том городе, где назначались свиданья,
Где улицы дышат вселенским покоем,
Всё мило и близко — до боли родное.

К сиреневому деревцу
прильнули сотни глаз,
сиреневые звёздочки
рассматривают нас.
Прохожие любуются,
во взглядах — умиление.
Сиреневые улицы —
прелестницы весенние.


* * *

Детство было ягодно-грибным,
С ароматом сохнущего сена.
И казалось домом обжитым
Каждое раскидистое древо.
С терпкостью черёмух на губах,
С привкусом клубники и малины —
Всё давалось в руки просто так
Матерью-землёй, что нас кормила.
Не страшась ни ливня, ни грозы,
Босиком мы бегали по лужам.
Мир казался милым и родным,
Как невесте наречённый суженый.


* * *

Прилечь в траву душистую, густую.
Забыться сладкой дрёмой, всех простить.
Россия-матушка, я по тебе тоскую,
Устала падчерицей с мачехою жить.

Пригоршни земляники, запах лета…
Родимый край, подставь своё плечо,
Чтобы любовью я была согрета,
Чтоб не знобило душу … Горячо

От лихорадки чувственной дыханье.
И свежесть — от танцующих берёз.
Всё тихо: мир, земля — всё мирозданье.
Не надо слёз, не нужно больше слёз.

2012 год