Новая редакция

1

Хоть каждый век Он и меняет кожу —
В преемственности вечен Абсолют.
Казалось бы, что Путь по бездорожью,
Но ветер Кармы веет там и тут,
И память — из хранилищ несусветных,
Где призраки утраченных химер —
Примерит прошлое на будущее место,
Найдя в веках бесчисленных пример.
Душа воспоминанью улыбнётся,
И новизной творенье озарит,
В ней перевоплощение зари,
Нырнувшей бликами на дно колодца.
И снится Абсолюту сладкий сон,
Он — неизменен, ни во что не вовлечён.

2

Он неизменен, ни во что не вовлечен,
Лишь отражение — в уме недвижном Это,
В груди опознанное солнечным огнём,
Лучом из океана Света.
Смущают ум сомнение и страх,
Витал трясёт в ветрах и камнепадах,
И твердь, и вера обратились в прах,
Лишь смерть кругом и чудища из ада.
Что явь, что нет — попробуй разбери!
Безмолвный океан иль боль в коленке?
Неощутимы запредельного дары
В бушующем витальном пекле.
Пусть Атман натянул костюм из кожи,
Во всех превратностях судьбы он тот же.

3

Во всех превратностях судьбы Он тот же.
Плоть будет голодать, от холода страдать,
И боль, и страх её встревожат,
Но в сердце радостью струится благодать —
В той радости живёт благополучье.
Удачливый богач здоровьем наделён,
Но смерть над ним сгущает тучи.
Кто знает час, в который грянет гром?
Конец всего живого неизбежен,
Но каждый миг с рожденья оценён —
Верней, для Вечности бесценен он.
Вошедший в жизнь колышется над бездной,
И всё ж победою благословлён,
Когда Он найден, и когда не обретен.

4

Когда Он найден и когда не обретён
Всей глубиной и силой осознанья:
Ещё чуть-чуть и станешь просветлён,
Усилие — и тайное не Тайна!
Но сокровенное имеет важный смысл
И распаляет пламя устремленья,
Мир высочайший озаряет мысль
И повергает тело на колени.
О, не скатись с вершины этой вниз!
В преддверьи утра преисполнись веры
И, жаждой Истины томим без меры,
От Света яркого не отвернись.
И сам себя откроешь в Тайне —
Безмолвный Дух внутри существованья.

5

Безмолвный Дух внутри существованья —
Внеобразно осмысленная цель
Творимого веками мирозданья.
И человечья призрачная тень
Сквозит по лабиринтам воплощений
И верует в заоблачную высь,
И в полдень исчезает тень за тенью.
В Безмолвии угаданная мысль
Прозрачит стены, уплотняет тени,
Твердит каркас не молкнущей мольбы:
«О, если б в мире жили мы!
О, если б расковались кармы звенья!»
Молитва златокрылая летит —
Моя опора в жизни, мой надежный щит.

6

Моя опора в жизни, мой надёжный щит —
Мольба души. Люблю, надеюсь, верю,
А плоть тоскует, страждет и дрожит.
Живу в душе, а плотью я владею,
Хотя в повиновении держать
Всё, что присвоено с рожденья, тяжко,
Могучий воин — истинное Я
Впрягается в судьбы моей упряжку,
К намеченному тянет рубежу.
Душа на поле битвы копит опыт,
Когда страстей грохочет конский топот,
И зло укрыло горизонт в дыму,
А Небеса, как встарь, сокрыты в тайне —
Страдает тело, злоба сердце ранит.

7

Страдает тело, злоба сердце ранит,
И мыслей клинья рассекают ум,
А чудный мир моих творений тайных,
Безвольно треплется тряпицей на ветру.
Не удержать труды десятилетий,
Танцует Кали на груди моей,
Бессильны рук опущенные плети,
И ног коренья схвачены землёй.
Напрасно тьмы холодной веют ветры,
Надеясь в сердце загасить свечу,
Танцует Кали — всё равно свечу!
Нет воина могущественней веры.
Порой врагов нельзя остановить,
Но Истину во мне безмолвие хранит.

8

Но Истину во мне безмолвие хранит:
Я — то, что на земле, и То, что в небе,
Я — всё связующая нить,
Мольба о мире и мольба о хлебе.
Как крепость, сердце в вечной тишине,
Гнездятся в стенах и на крыше птицы,
И вижу я в распахнутом окне
Весь горизонт в сверкающих зарницах.
Вот беломраморный возносится дворец,
В нём молчаливые и радостные люди,
Бессонно созерцающие чудо —
Как проявляется сквозь них Творец,
Они ведомы к Свету сильной жаждой,
Дух тайно пребывает в сердце каждом.

9

Дух тайно пребывает в сердце каждом,
Увы, не каждый явно просветлён,
Томимый удивительною жаждой
К Тому, Кто в Сердце Мира вознесён,
Всенаполняющей божественною жаждой,
Исполненной кристальной чистоты!
Смахнув обыденность молитвою отважно,
Из года в год Дух святости нести
По лестницам и лабиринтам жизней
В неочевидности обыденных забот,
Где тьмой встречает новый поворот.
Душа слетает ниже, оперившись.
Господь и в беспросветности живёт,
Вниманья и любви Он терпеливо ждёт.

10

Вниманья и любви Он терпеливо ждёт,
Из века в век, и в смерти, и рожденьи:
Душа над колыбелькою поёт,
Нашёптывает сказ о просветленьи,
Сулит младенцу добрые дела,
Свершения, познания, стремленья.
Так мирно родниковая вода
Струится под густой сосновой сенью.
Покоем овевает Святый Дух
Забавы, игры, шалости ребячьи,
Господь приходит к малышам не прячась,
Чтоб осознали дети правду ту:
Затем в сердцах цветок любви растёт,
Чтоб разделённости растаял в мире лёд.

11

Чтоб разделённости растаял в мире лёд,
Должна родиться здесь самоотдача.
Приплюснутый расширит небосвод
Она служеньем и вселенским плачем,
Проникновенным голосом любви,
Заботливой поддержкой и вниманьем.
Мы, Вседержитель, ближние Твои!
Мы все — единого кристалла грани,
Наш свет во тьму исходит изнутри.
И в каждом встречном — мой родной Всевышний.
Он — весь Любовь, и Он любовью дышит.
Любовь с Небес на землю принеси —
Так действовать из смертных должен каждый,
Чтоб утолилась Тьмы бессмертной жажда.

12

Чтоб утолилась Тьмы бессмертной жажда,
Обыденности тёмные очки
Сними, когда край солнечный покажет
Всю заревую праздничность земли,
И пелена чуть-чуть от глаз отступит,
И сердце предрассветно расцветёт,
Мольбой о некогда знакомой круче,
И синева Небес твои глаза зальёт.
Покой, простор, бессмертие и радость!
Всё существо к зениту устремится в миг,
Преображается вся суть твоя и лик.
Но миг отцвёл, пройти немало надо…
И вот бредём с мерцанием в крови —
Перед рождением нас Бог благословил.

13

Перед рождением нас Бог благословил:
Душа является с обильным светом
И ангельски исполненная сил,
Чтоб на земле владеть умом и телом.
А тельце вековечной темнотой,
Окутавшей несчастную планету,
Овладевает детскою душой.
Пусть Атман неустанно светит где-то
В не воплощаемой чистейшей Высоте
И коренится в сердце человека!
Жизнь марафонскому подобна бегу,
Сознания горит незыблемая нить
Внутри, но как бы пламень не светил,
А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл.

14

А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл:
Его влечёт цветная упаковка,
На книгах мудрых накопилась пыль,
И не читаемы под пылью заголовки,
Те, что когда-то были на слуху.
Душа безмолвствует и тускло в сердце.
Но нечто происходит наверху,
И ангел крыльями стучится в дверцу
Ума, и распахнулась даль,
Знакомая, родная Бесконечность,
И пусть виденье было быстротечно,
От ветоши избавиться не жаль:
И Дух царит над жизнью тот же,
Хоть каждый век он и меняет кожу.

МАГИСТРАЛ

Хоть каждый век Он и меняет кожу,
Он — неизменен, ни во что не вовлечён,
Во всех превратностях судьбы всё тот же,
Когда он найден и когда не обретён —
Безмолвный дух в глуби существованья,
Моя опора в жизни, мой надежный щит.
Страдает тело, злоба сердце ранит,
Но Истину во мне безмолвие хранит.
Дух тайно пребывает в сердце каждом,
Вниманья и любви Он терпеливо ждёт,
Чтоб разделённости растаял в мире лёд,
Чтоб утолилась тьмы всемирной жажда.
Перед рождением нас Бог благословил,
А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл.

Свет. Корона света