(этнографические материалы)

Детские игры и песенки в Нижегородской губернии

Игра вообще есть деятельность, не входящая в круг серьёзных занятий человека. Человек после физического или нравственного утомления, ищет себе отдыха в игре, т.е. в такой свободной деятельности, которая требует меньшего напряжения сил. Нет народа, у которого небыло-бы игр. Игра есть сознанная потребность человека, и потому несправедливо приписывать игре какие-то дурные, развращающие свойства; дурные свойства эти, если они и бывают, заключаются не в самой игре, а в деятелях её, в играющих. Обвинение нужно признать совершенно справедливым, когда оно будет относится к лицам, которые превратят игру, вместо отдыха, в серьёзную деятельность, или-же пожертвуют для игры всякою другою деятельностью. У древних народов для общественных игр установлены были особые дни в году; у нашего народа обычай установил, с целью деятельного отдыха, также особенные дни, как например, святки, троицын день и т.п. Игра сама по себе была-бы вредна, если-бы в ней заключались действия или начала, оскорбляющие эстетическое или вообще гуманное чувство. Но сколько из истории известно, такие игры не существуют долго, и, по мере цивилизации они или уничтожаются или заменяются другими, более гуманными. Игры бывают различны, но все они имеют предметом (но не целью, разумеется) или физическое развитие (упражнения в проворстве рук, ног и проч., каковы танцы, биллиардная игра и проч.) или доставление и уму достаточной работы (игра а шахматы, некоторые игры в карты и т.п.). Соединяя таким образом с понятием игры, независимо от самого интереса, доставляемого игрою, то или другое развитие, мы можем быть убеждены, что игра вообще как отдых от труда в её нечастом и умеренном повторении сама по себе не имеет никакого развращающего начала.

Сказав вообще об игре, мы перейдём к детской игре в частности. Если игра взрослых, по принципу своему, терпима, то для детей он на столько уже естественна, что является в детском возрасте необходимостью. Для взрослых игра бывает отдыхом, для ребёнка игра — серьёзное занятие, к которому он применяет свои слабые силы; для него игра — посильный труд. Взрослый человек в игре ищет приятного успокоения, наслаждения; для ребёнка-же игра служит средством к удовлетворению неугомонной жажды деятельности, и потому останавливать игру, особенно когда ребёнок, играя, не причиняет никому вреда, значит угнетать ребёнка, противиться одной из благодетельных сил природы. Зная это, никто из родителей не захочет, разумеется, затормозить естественное развитие своего детища, запретив ему всякую игру. В игре ребёнка не только упражняются телесные силы, но и духовные его силы получают стройное и разумное отправление. Для ребёнка игра такое широкое поле деятельности, на котором он чувствует себя настоящим и призванным деятелем, и этого уже одного достаточно, что игра имеет для него пленяющее действие: игра служит ребёнку театром, в котором он получает и лучшие впечатления и первые познания о жизни в обществе себе подобных.

Когда ребёнок освоится достаточно с внешним миром, ему нужно общество, ему нужны сверстники-товарищи, ему нужна игра как цель и средство для полезного препровождения времени. Игра без общества в это время немыслима: разве какое-нибудь болезненное или замечательно-сосредоточенное дитя может находить удовольствие играть в одиночку. Игры в одиночку — скучные игры; их и немного. Вот они в Нижегородской губернии: игра в лошадку, в куклы, в волчок, в кубарь (игра эта, впрочем, развита в Балахнинском уезде), строение чего-нибудь и вслед за этим быстрое разрушение построенного. И эти немногие игры ребёнок старается делать при взрослых, в присутствии других, как-бы вызывая внимание к себе. Без других, без общества игры и игрушки не имеют для ребёнка ни какого оживляющего начала.

Значение игры для детского возраста давно уже было понято образованными людьми. Фребель, один из великих педагогов, даже организовал игры в своих детских садах в целую воспитательную систему. В самой игре, по его мнению, заключается самое естественнейшее и лучшее пособие для воспитания ребёнка к труду действительному. И, в самом деле, игры в детских садах осмыслены. Ребёнок резвится, как ему вздумается, но у каждого из детей есть свои определённые занятия и игры; под напев песенки он строит что-нибудь. У каждого, например, есть своя грядка, он ухаживает за ней, садит, поливает и т.под.; один кормит отданную на его попечение птичку, другой выделывает из глины или бумажки разные фигуры; потом дети собираются по отделениям, чтобы строить домики; через какие нибудь полчаса дети танцуют и поют. Нечего при этом и добавлять, какое живое удовольствие дети получают в этой дружной работе, в этих играх, совершаемых в обществе себе подобных детей, при опытных руководительницах; но кроме удовольствия, детские игры сильно и правильно, согласно с законами природы, развивают и детский ум.

Здесь мы не высказали всей теории Фребеля, а только указали, как эта теория на практике выполняется. Из начертанной нами картины той деятельности, которая происходит в детских садах, читатель может судить о полезности введения детских садов. К сожалению, у нас в России сады эти распространяются туго, медленно и непрочно. А весьма желательно было-бы, чтобы на этот предмет обращено было внимание земства. Фребель своей теорией и своим взглядом, основанным на изучении детской натуры, сделал значительный шаг в развитии воспитания. Для детей недостаточных родителей и для приютов, где маленькие дети чахнут за книжками, ни мало не подвигаясь в своём развитии, применение фребелевой системы было-бы настоящим благодеянием.

В настоящей статье мы имеем предметом описание таких игр, которые играются детьми старшего возраста (от 6 до 15 лет). В этом возрасте у детей, кроме игры. бывают занятия, и потому из потребности, выражающей в ребёнке жажду деятельности , игра переходит уже в отдых, в удовольствие. В этом виде игра, как имеющая свою целость и полноту, должна перейти в разряд тех увеселений, какие народ имеет в известной местности. В своём описании игр мы именно старались сохранить местный колорит: удержать говор, выражения, известный порядок игры, время и последовательность действий самих играющих. При таком условии игры наши будут конечно этнографическим, а не педагогическим материалом. Что детские игры важны в этнографическом отношении — в этом не может быть никакого сомнения. В этом случае мы сошлёмся на авторитет Мюллендорфа, который в своём описании Мексиканской республики говорит: «Общественные увеселения детей бывают вернейшим отражением жизни взрослых, и потому при описании жизни какого-нибудь народа не следует умалчивать о них». Но игры бывают самостоятельны и разнообразны не только у каждого народа; в каждой местности они варьируются сообразно географическому положению, степени образованности и т.под. условиям; как не в одинаковой степени получаются детьми впечатления, так разнообразны оттого и самые игры детей. Где игры возникают из наблюдательности детей к окружающему миру, там они сильно видоизменяются и разнообразятся. Стоит, например, сличить описываемые нами местные игры с играми, напечатанными в журнале «Учитель», как мы найдём различие и вариации в самом содержании и мотивах игр. Время, изменяя самый язык народа, изменяет также и игры детей. Для «Нижегородского сборника», который имеет задачею описание и изучение местности, для полного охарактеризования страны, описание детских игр является совершенно кстати.

Игры и песенки, сделавшиеся достоянием детей, ещё как внешнее проявление существа детей, достойны сами по себе изучения. Эти игры и песенки характеризуют природу детей, открывают мир их, полный разнообразия и живости впечатлений окружающего мира. На наш взгляд в играх и песенках заметны следующие характеристичные черты: любовь к драматизму, черта, проявляющаяся и у всех младенчествующих народов, живость самих действий, метко схваченные стороны из жизни взрослых людей, удачно подобранные выражения; в песнях-же собственно содержания нет, взамен есть сильная любовь к плавности и созвучию, ради которого дети наполняют свои песни такими выражениями, что в них с трудом можно даже добраться до смысла; словно впечатления так падали на душу дитяти, что оно не могло совладать с ними и выразить, по обыкновению, в красках, образах (слова детей вообще отличаются образностью). Эти-же черты мы видим и в самих детях, и потому позволяем себе думать, что игры детей составлены при большом участии самих детей. Вот почему, на этом основании, мы и сказали, что детские игры достойны изучения, так как они характеризуют самую натуру детей.

Переходя к самому порядку изложения описываемых нами игр, мы должны сказать, что мы, в этом случае, держались простейшей системы — от игр простых шли к играм более сложным. Все игры можно разделить на четыре разряды: 1) когда дети играют с целью интереса (например, в коты и друг.); 2) когда играющие забавляются на счёт одного, который делается страдательным лицом (например, в палки на за-лук и вообще те игры, которые имеют в итоге подвергать наказанию одного); 3) когда дети делятся на две партии, противящиеся одна другой (в лапту, чехарду, чушки и проч.) и 4) когда дети в общем дружном хоре веселятся, и в этом последнем случае игра непременно сопровождается каким-нибудь напевом песенки, под такт которой дети забавляются (в коршун, в хозяева и гости). Вообще надо заметить, что наши детские игры построены, большею частью, ещё на кулачных началах: весь интерес игры сосредотачивается на наказании. Мы вполне допускаем соревнование, но соревнование без наказания; последнее портит игру, цель которой должна доставлять детям удовольствие без всякой обиды кому-бы то ни было; только в этом случае игра имеет свой настоящий характер. Относительно песенок нужно сказать, что некоторые из песен Нижегородской губернии напечатаны в журнале «Учитель». Песенки читаются речитативом или пред началом игры или во время игры (в таком случае они, большею частию, поются) и просто иногда от нечего-делать; в ребёнке такт и плавность достаточно уже развиты, и он как взрослый, желая потешить своё ухо, читает песни иногда в усладу себе. Песенки, как припевы, употребляются и матерями, нянями и часто служат им воспитательными средствами. На этот род песен мы хотим обратить особенное внимание читателей. Эти песни — история воспитания чрез нянюшек. Правда, что у нас нет прекраснейших нянюшек, да едва-ли когда и будут они, если мы не ограничим наши требования и будем требовать от них (не позаботясь прежде об их воспитании), как и от матерей, ума, такта, образования и умения воспитывать детей. Но никто, конечно, не будет оспаривать, что в наших нянюшках были и есть нежность, любовь к детям, покорность нрава и уменье, отличное уменье позабавить дитя. Как хотите, а вызвать удовольствие в дитяти, уметь вселить, так сказать, гармонию в существо его — не мало значит по отношению к задаче воспитания. А это бывает. И нянька, в этом случае, действует на ребёнка или плавностию, или музыкальностию песенки, или-же быстрыми движениями, поглощающими всецело внимание его. В некоторых песенках заметен такой быстрый переход от речи к движению. Как занимать и на сколько занимать — это пока нерешённая задача. В нянюшках-же мы допускаем чутьё, т.е. умение прислушиваться к потребностям детской натуры. Да и кто не видел, как иногда няни отлично умеют без особых искусственных мер успокоить взволнованного чем-нибудь ребёнка?

Высказавши свой взгляд на игры, мы переходим к самому описанию их. Просим не забывать, что мы описываем игры как общественные явления, как факты, как они совершаются на месте, стараясь при этом избегать рассуждений и ограничиваясь лишь беглыми заметками о вреде, проистекающем от известных игр, также разъяснениями некоторых провинциализмов и терминов игры.

По месту самого совершения игры разделены нами на уличные, комнатные и школьные.

Уличные
Комнатные
Школьные классные игры

К этому разряду игр нужно причислить такие, которые употребляются в классах, между учениками школы. Игр таких немного; в некоторых губерниях употребляется заимствованная ещё у греков игра «в классы», но в Нижегородской губернии она вовсе неизвестна. Употребительны-же здесь следующие: «в буквы», «в клетку» и «в трубочисты».

Песенки. Речитативы и считалки

Для нас дорого распространение педагогических начал в народе. Не всякий имеет возможность следить за педагогической литературой; вот почему закончим нашу статью указанием на основные методы Фребеля, так как с мыслям этого великого педагога необходимо каждому познакомиться.

Воспитание должно начинаться в точном, буквальном смысле слова, с колыбели.

Оно должно стоять в возбуждении всех врождённых сил человека к деятельности и в содействии стройному их развитию.

Возбуждение врождённых сил в человеке производится впечатлениями окружающих предметов. Чтобы оно не было насильственно и не подавляло его, надобно вводить их в душу постепенно, мало по малу, соответственно личности дитяти.

Личность дитяти скорее всего может постигнуть только мать или женщина, во всех отношениях заступающая её место. Поэтому они и должны быть воспитательницами дитяти.

Средства для открытия личных свойств дитяти — игры и игрушки. Чрез них лучше всего могут обнаружиться свойства дитяти, его наклонности и господствующие дарования. Они-же могут иметь влияние на целую их жизнь. Так как назначение их развивать и обрабатывать душу разумную, то они не должны быть случайными и отрывочными, а расположены систематически.

Игры должны производиться на свежем воздухе, в саду. К ним относится делание гряд, рассаживание цветов и кустов. Игры сопровождаются разговорами и припевами.

Возбуждаемые таким образом способности дитяти будут требовать больше и больше деятельности. Воспитатель воспользуется этой потребностью и станет удовлетворять ей наглядным знакомством с предметами, доступными дитяти. Для утверждения в памяти, предметы нужно воспроизводить: для этого — рисованье и рассказ.

Предметов много, число их можно увеличивать и уменьшать: вот необходимость счисления. Рассказанное может забыться; отсюда необходимость уметь писать, к чему приготовлением могло служить уже рисованье.

Поэзия производит многостороннее чарующее нравственное действие на душу; поэтому дети выучивают стихотворения.

Чтобы чувствовать музыку речи, стихи надобно декламировать и петь.

У человека есть безотчётная симпатия к своему языку и к предметам родной природы: поэтому первоначальное развитие может производиться только на родном языке и при помощи изучения родного языка и своей отчизны.

Нижегородский сборник /
Под ред. А.С. Гациского. Нижегородский губернский статистический комитет.
Том 4, 1870. С. 168–175, 236–238