Кашин Владимир Михайлович

«Я своих стихов не сочиняю, просто я стихами говорю», — сказал однажды известный городецкий автор-исполнитель Владимир Кашин.

И это действительно так — стихи Владимира Михайловича естественны и самобытны, как и он сам. С неизменной гитарой он поражает простотой и искренностью стихов, и задушевностью голоса.


Моё родное захолустье

Решил пройти путём, которым в детстве
С родителями хаживал не раз.
Низ Городца… — души моей наследство,
И — озеро, мой добрый тихий Спас.

Иду, на удивление прохожим
Оглядываю старые дома.
Осталось что-то прежним иль похожим.
И детства даль идёт ко мне сама…

Тогда не так ценил родство округи,
А — просто жил, гуляя иль спеша.
Мечты теснились, жарки и упруги.
Ещё не стала мудрою душа.

Но вот сейчас обрёл иное зренье,
Увидев снова милые края.
И те дома, в немом благодаренье,
Приветствуют: «Ах, радость ты моя!».

Тепло грустят они о были давней.
Уже не явь им дорога, а — сон.
Вон тот — ослеп, закрыв навеки ставни,
Другой же, в крене, будто шлёт поклон.

А здесь вот был, вернее, жил когда-то
Бревенчатый, добротный, видный дом.
И даже если не был он богатым,
Наверно, счастья лучик был и в нём.

Он слышал детский лепет и гармошку,
И праздники справляли здесь не раз,
Любили и бранились понемножку…
И веером струился свет из глаз.

Теперь бурьяном место то покрыто.
Бездушно возвышается забор…
Повсюду «сайдинг» для удобства быта.
Но дух — тот самый — вышел с этих пор.

А вот — притихший серый дом-малышка.
К крыльцу давно не топтана трава.
Мхом поросла, дугой прогнулась крыша,
Трубы остатки держатся едва.

А в молодость мою здоровы были
И жизни полны. Жаль, конечен век.
Там, где есть стёкла в окнах, — мрак от пыли.
Но любит бить те окна человек.

Вы, памяти моей и свет и раны,
Уйдёте скоро в мрак небытия.
Уйду и я, хотя пока мне рано,
Пока что греет печечка моя.

Пройду ещё я этим захолустьем,
Что мне дороже, ближе новизны.
Их памяти своей мы не отпустим
Того, что было нам как чудо-сны.


Певец Свободы

Владимиру Высоцкому

Меняется многое в мире и в душах,
Но что-то — извечно, как свет и как тьма.
Живём мы, мечтая, влюбляясь, недужа,
И полним — кто чем — бытия закрома.

Ему уже 75. Вспоминая
Ту пору, в стремнине событий и дел,
Мы, может, и скажем: «Страна-то — другая.
О чём он сейчас написал бы и спел?»

Своим современникам — ясно, дороже,
Всё высветив честно, без всяких прикрас.
Но в людях осталось, по сути, всё то же,
И те откровенья звучат и для нас.

Он вышел за рамки двадцатого века,
Взлетел чистой истиной в светлую высь,
Ценя голос Правды, ценя Человека.
Свобода, честь, совесть и долг в нём слились.

Попса не заглушит горящего сердца,
А пошлость из грязи не станет землёй.
Полёт не прервётся, и песнь — будет петься,
Со жгучей энергией и с хрипотцой.

Меняется многое в мире и в душах,
Но что-то – извечно, как тьма и как свет.
Уйдут, растворяясь тенями, кликуши.
Навеки останется с нами Поэт!