— Любое художественное произведение вырастает из личности автора. А откуда родом Вы, где Ваши корни?

— Родилась на Керженце, на лесоучастке, который возглавлял мой дед по матери, в посёлке Рустай (русская тайга) — он был организован на месте вырубленного леса. Хорошо знаю и очень люблю эти удивительные места. А родина отца — городецкая земля, деревня Долгуша, что возле Смольков. Дед по отцу, Павел Бердников, председатель Смольковского колхоза, погиб — был брошен под поезд в тридцать третьем. Мою бабушку, Екатерину Петровну, оставшуюся вдовой, хотели поставить на его место, но она умоляла этого не делать, и бабушку назначили заведовать санаторской пекарней.

— У Вас есть стихотворение «Старая пекарня» — та, что
…Припорошена мукою,
Гладит ласковой рукою,
Тестом, всхлипывая, дышит,
Печкой огненною пышет.
Колыбельную в сторонке
Сонно шепчет для мышонка…

— Да, это о той пекарне из моего детства. Кстати, я до сих пор не боюсь мышей — я их даже люблю. Помню, лежишь на мешке с мукой, а мышка сядет совсем рядом. Глазки, как бусинки — очень красивая…

Детство — счастливейшая, удивительная пора. Когда мне было два года, родители вместе со мной переехали в Городец, но память навсегда сохранила, как я росла у бабушек в Рустае, в наших деревнях — Долгуша, Колёсное, Погуляйки. Приезжала на целое лето, и все мои стихи и рассказы родом оттуда. В Городце живёт удивительный поэт Михаил Зевеке — наверное, лучший поэт в Поволжье, певец природы. Всё, о чём он пишет, мне близко и дорого: эти черёмуховые и ольховые заросли, речка Голубиха (тогда это была действительно речка, а не нынешний ручеёк), с камушками на дне, по которым водичка прыгает, звенит…

Училась я в двенадцатой школе, в те времена она была средней. Потом поступила в сельхозинститут на факультет почвоведения, получила красный диплом. Затем шесть лет отработала почвоведом в одном из НИИ, в исследовательской партии, которая проводила геологические и геоботанические обследования. Вышла замуж. Сейчас живём с мужем в своём доме — практически деревенской избе — на улице Павлова, вместе с кошками и собаками…

— Животных набрали, чтобы не было так скучно без сына Антона, ставшего нижегородцем?

— Так уж получилось. Улица Павлова, как и соседние Титова и Тимирязева, старая, здесь много людей в возрасте, они прожили в этом районе города всю свою жизнь. И вот старики начинают уходить… Избы стоят пустые – когда их ещё продадут… А кроме домов, бесхозными остаются Мурки, Васьки, Шарики, и они приходят к нам на крыльцо. И как не взять? Экзамен на доброту и милосердие все мы сдаём каждый день…

— У Вас очень много детских стихотворений, Вы продолжаете их создавать, хотя Антон уже вырос. Кстати, пишет ли он стихи и как относится к Вашему творчеству?

— Антон взрослый человек, возглавляет отдел в нижегородской компьютерной фирме и очень любит свою работу. Стихов не пишет, но это первый мой читатель и критик. Антон может сказать: «Мама, здесь ты завалила концовку — надо сделать так…». Сын помог мне найти хорошую переводчицу из Оренбурга — она переводит на английский язык мои сказки.

— Сказки сейчас мало кто пишет: наше время к ним как-то не располагает. А Вы в этом преуспели, став лауреатом Международного благотворительного фестиваля «Лучезарный ангел» в 2009 году за сценарий к собственной сказке «Невероятная рождественская история». Расскажите о ней и о фестивале.

— Сказка эта довольно большая, и всё же газета «Земля нижегородская» целиком напечатала её в нескольких номерах. Действующими персонажами являются животные, главная героиня — крыса Шурша. На кинофестиваль был представлен сценарий сказки, которую жюри назвало лучшим произведением о материнском героизме. Скажу честно: для меня это стало большой не-ожиданностью. Кинофестиваль «Лучезарный ангел» курировали Патриарх и Светлана Медведева, в составе жюри входили известные литераторы, актёры, представители патриархии, и надежды попасть в число победителей не было никакой…

Конечно, победа на фестивале вовсе не означает, что фильм будет поставлен. Ещё тогда со сцены актриса Наталья Фатеева и известный режиссёр Марк Осипьян сказали, что пока это не реализуемо: в России студий, занимающихся полнометражной анимацией, очень мало.

— Зато с книгами Вам повезло больше: у Вас их несколько. Расскажите о самых значимых.

— Прежде всего, это «Дивный сад» (2005 г.) — книжечка со стихами для детей и моими же рисунками, изданная на грант областного департамента культуры. Она сделала мне имя: я стала ездить с выступлениями по области и за её пределы. Затем издательство «Кварц» выпустило мою книгу рассказов «Иди на свет». Она не только для детей, но и для взрослых, чтобы те могли вспомнить своё детство, когда небо было выше, а леса — гуще. Книжка пользовалась популярностью у городчан, её до сих пор спрашивают. Затем были «Годичное кольцо», где много стихов, сонетов о природе (она мне нравится больше всего), «Минуют тебя печали», изданная нижегородским антикваром и издателем Олегом Рябовым, коллективный сборник для семейного чтения «Весёлая семейка» – её иллюстрировали не обычные художники, а дети из одной многодетной семьи. Кроме того, в 2010 году в серии «Писатели — детям» вышла моя книга «Лунное озеро», объединившая сказочно-фантастическую повесть о девочке Оле и повесть в рассказах из жизни воробьёв «Чик и Чирика».

— Ирина Валентиновна, Вас охотно печатают и детские, и взрослые литературные периодические издания, в том числе «Весёлые картинки», «Кукумбер», казахский журнал «Шуша», а также «Современная литература», «Литературная газета» — даже поэтому перечню можно судить о разносторонности Вашего дарования. Вот и «Медвежий яр», за который Вы получили «Золотое перо Руси» в номинации «Моя малая родина», похоже, открывает новое направление в Вашем творчестве — краеведческое.

— Для того, чтобы написать «Медвежий яр», мне пришлось многое прочитать о Керженце, старообрядцах, о нижегородской ярмарке, о жизни правобережных татар, их обычаях, народных ремёслах. Эта история, хотя и сказочная, по сути своей правдива — в ней есть и трагические моменты. Жизнь — она полосатая: чтобы почувствовать, что ты счастлив, надо испытать и горе…

Что касается конкурса «Золотое перо Руси», то в нём принимали участие русскоязычные писатели многих стран мира — Германии, Франции, Австралии, Израиля, Сербии… Церемония награждения проходила в Москве, в Центральном доме писателей 30 октября.

— Есть ли у Вас любимые поэты?

— Среди детских — Галя Дядина и Игорь Лагерев. Хотя лучше Агнии Львовны Барто для самых маленьких не написал никто. «Уронили мишку на пол», «Наша Таня громко плачет», «Зайку бросила хозяйка»… Мы на этих стихах выросли, и сейчас я всем родителям советую начинать просвещение своих детишек именно с них. Написать короткое и ёмкое четверостишие порой намного труднее, чем длинную поэму.

Из «взрослых» поэтов мне нравится Валерий Дударев (в старой «Юности» он был главным редактором). Валерий Фёдорович в своё время давал мне дельные советы, учил писать образно. Я ведь в детстве и юности стихов не писала, начала в зрелом возрасте — в 2004 или 2005 году. Известная поэтесса Инна Ростовцева тогда обвинила меня в подражании Есенину. Мне было стыдно: Есенина я знала только по школьной программе. А теперь это один из любимых моих поэтов, строки которого завораживают:

О красном вечере задумалась дорога,
Кусты рябин туманней глубины.
Изба-старуха челюстью порога
Жуёт пахучий мякиш тишины…

— В Городце все знают Вас не только как поэтессу, но и как художницу, которая работает в технике «глина на холсте». В этих работах столько радости бытия, юмора, желания жить! Как Вы пришли к этому искусству?

— Поэтическое вдохновение — вещь летучая. Иногда стихи не приходят по нескольку месяцев. Как-то на празднике города увидела, как виртуозно лепит свои горшки Пётр Мерлухин. Я в него буквально вцепилась: «Дай кусочек!» С этого кусочка всё и началось. А ещё я начала заниматься авторской куклой — создаю образы людей, животных, насекомых. В качестве подарка призёрам конкурса «Золотое перо Руси» в короткий срок сшила 12 медведей, абсолютно разных. Чтобы успеть, работала даже ночью. После конкурса спала двое суток.

— А ещё Вы хозяйка художественной галереи «На Троицкой»…

— Идея галереи принадлежит мужу Алексею Ивановичу. Если бы не он, не было бы и галереи, потому что такие проекты никогда не окупаются. Галерея существует уже четвёртый год, прошло 16 крупных выставок, многие (например, известных керамистов Гришиных, нижегородских художников Леонида Колосова и Елены Широковой, профессора Академии живописи, ваяния и зодчества Лейлы Хасьяновой и другие) наверняка запомнились городчанам и гостям города.