Колов Андрей Яковлевич

25 августа известному городецкому резчику Андрею Яковлевичу Колову исполняется 60 лет.

Вся его трудовая и творческая деятельность связана с фабрикой «Городецкая роспись», где он проработал 35 лет. Участник многочисленных выставок — областных, республиканских и всесоюзных, лауреат и дипломант престижных конкурсов декоративно-прикладного искусства. В 1997 году он был удостоен правительственной награды — медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

В 2009 году в серии «Жизнь замечательных городчан» вышла книга Сергея Чуянова «Тёплое дерево», рассказывающая об уникальном мастере, светлом человеке. Автор отмечает, что «во всех вещах Колова — море обаяния. Они излучают юмор и доброту. И в этом, если хотите, жизненная философия Андрея. Всё искусство мастера обращено к людям, к лучшим чувствам в них — доброжелательности, чистосердечию, ласке, любви к родному очагу, семье, дому, который не «крепость», а храм (пусть даже это крестьянская избушка), гостеприимству, добродушию и человеческой надёжности». А всё потому, что сам Андрей Яковлевич — человек надёжный, стойкий, мужественный, не теряющий чувства юмора в самые трудные минуты жизни.

Особенно удаются автору стихотворные миниатюры (отметим, что и в резьбе он непревзойдённый мастер малой скульптуры).

Карась

Как хорошо быть карасём,
Ему всё в тине нипочём.
Хоть пахнет тина,
Меркнет свет.
Однако дам простой совет:
Не выплывай, где тины нет,
Поймают сразу на обед.


Рыбак

У рыбака одна беда —
Рук не хватает иногда.
Ещё бы метр прибавить к ним,
Тогда бы ёрш был, как налим.


Комар

Хоть мал комар, но так колюч,
Укус его противен, жгуч.
И среди нас такие есть,
Им только на кого бы сесть…


* * *

    Л. Мануйловой

Спаниель есть у Лары — Тимоха.
Спаниелю живётся неплохо.
Сам себе он режим составляет,
На природу водить позволяет.
Так на Фрунзе живут (и неплохо)
И хозяйка, и верный Тимоха.


* * *

А моя кукушка завалилась спать,
Что-то перестала девка куковать…
Может, надоели трудности мои,
Может быть, запросы слишком велики…
Ты, моя кукушка, просыпайся, пой,
Ведь ещё так много дел у нас с тобой!


* * *

Я много в жизни не успел,
Хотя и не боялся дел,
А потому что был несмел.
Одно лишь радует — любя,
Поцеловать успел тебя.


Зубы

Как хорошо с зубами быть,
Уж на луну не надо выть,
Ненужный хлам врач уберёт
И мостик новый наведёт.
Врачу ты благодарен будь,
Но зубы в рюмке не забудь.


Желаю вам

Желаю, чтоб в дождливый день
Стирало солнце с неба тень,
И чтобы радостью была
Налита бочка по края.

Ещё желаю вам не знать
И дней печальных не считать.
И радостно, кто мил — не мил,
Делиться, что бы ни просил.

Кто нас учил любить, прощать;
Друзья, чтобы выпить, надо встать.
Эх, знать бы раньше всё, — поверь,
Не понесли б таких потерь.


Вопрос

Я резко бросил пить, курить;
Вопрос остался — на хрен жить
Но дом мой полон,
Сам — сто рож.
А в голове — зачем живёшь? —
Когда ты в жизни цель найдёшь,
Тогда поймёшь, зачем живёшь.


Апокалипсис

Сказали майя: в декабре 12-го года
Мы все окажемся во мгле,
Сорвёмся с небосвода.
Кто не утонет, поглотят
Тех огненные реки.
И никому не избежать,
Уснём мы все навеки.
Но поспеши, отдай долги —
Они всегда помеха.
Погибнет всё, но сохрани
Ты душу человека.
Хотелось бы закончить жизнь
Как разговор на фразе.
И чтоб не плавать как говно
В немытом унитазе.


Червяк

«Всё относительно», — смеясь,
Сказал червяк, в навоз ложась. —
«Ты кучку выбери себе,
Ведь жизнь прекрасна и в дерьме».
Во так живём и мы, живя в говне,
Бываем счастливы вполне.


Стакан жизни

Жизни годы — гранёный стакан
По каря был налит,
Даже с верхом.
Но тогда я те дни не считал,
И не с той подходил я к ним меркой.
Много я уж отпил из него,
И немного на дне уж осталось,
Но придётся допить всё до дна,
Чтобы соль на губах не осталась.
И пусть каждый допьёт всё до дна,
То, что было налито судьбою.
Нет, не зря эта мерка дана,
И её нам не спутать с другою.


Частушки

Ах, резьба моя, резьба —
Тонкая рабата,
Но, бывало, вырезал
Даже бегемота.

Ах, резьба моя, резьба —
Стружечка колечком.
Если брак, и снова брак —
Дым идёт из печки.

Ах, резьба моя, резьба,
«Много» получаю —
Без заварки обхожусь,
Воду пью без чаю.

Без заварки я могу,
И могу без соли,
Без горшка вот не могу —
Не хватает воли.

Ах, резьба моя, теперь
Обо мне все пишут,
Кто-то «срезал» курс рубля,
А меня все ищут.

Путина, Медведева
Вырежу вам сразу,
А вот морду Ющенко
Не могу, заразу.


Арбуз

Пусть не кончается весна,
Пусть всё живёт на свете.
И вновь тревожат соловьи
Кого-то на рассвете.
И новый день дарует нам
Вопросы и сомненья,
Они нам души не сомнут
И не лишат терпенья.
А зритель наш — враги, друзья —
Кто был, кто есть, кто будет, —
Сценарий этот про меня
Уж вряд ли позабудет.
Но гаснет свет — увы, финал,
И сыграны все роли.
И жизни мой большой арбуз
Весь поделён на доли.


Ты и я

Когда смотрю я на тебя,
То вижу я в тебе себя.
Характер твой на мой похож:
Его не задевай, не трожь.
Похоже всё: и нос, и рот,
Один предмет лишь не похож,
Хоть в общем-то одна судьба.
Когда ты даришь, жаден я;
Когда смеёшься, плачу я, —
Такая вот у нас фигня.
Хоть много общего с тобой,
Как ни крути, но я другой.
Одно лишь знаю, что ни дня
Мне не прожить уж без тебя.
Какая ты — такой и я,
Такая вот у нас судьба.


Горшок

Что жизнь? Всё бег, всё суета
В желании решить задачи.
А в результате — пустота…
Мечталось на горшке иначе.


* * *

Насажу я мотыля —
Свежая наживка,
Ноль четырнадцать крючок,
Ноль двенадцать жилка.

Вот поклёвка — мимо, сход,
Опоздал и снова
Жди, когда тот окунёк
Позовёт другого.

Голубеет небосвод,
Солнышко восходит,
Жаворонок надо льдом
Песенку заводит.

Если громко — будет клёв,
Не ходи к гадалке,
Ящик полный ты набьёшь,
Приготовь-ка санки.


* * *

Как в мрамор я вмурован в белую постель,
Мне она невеста навсегда теперь.
Но разобью оковы, растоплю снега,
И, быть может, снова ты мне скажешь «да».
Нет такого слова,
Нет печальней «нет».
Только ждём мы снова голубой рассвет.
Ждём его с надеждой, ждём его всегда,
Чтоб шептать, прижавшись:
«Да. Да. Да. Да. Да».


* * *

Когда не будет уж меня,
Расскажут всё вам про меня.
Расскажут вам, каким я был,
Кого любил, с кем водку пил,
Кому помог, кого достал,
Какой воздвиг я пьедестал.
Не для него, поверьте, жил,
А просто жил и не тужил.
Хоть лишь болячки я нажил,
Но жизнь счастливую прожил.
Пусть всё останется со мной,
Уже не буду я другой,
Хотя, быть может, там, в раю,
Я попрямее путь найду.


Круг

Не знаю срок какой отпущен,
И как его я проживу.
Жаль, может, шанс был мной упущен,
И рано я пошёл ко дну.
Не надо музыки — тону я,
И не спасёт меня ваш «круг»,
И ложь сочувствия узнал я,
И лицемерье многих рук.


* * *

Я хочу на волю,
Я хочу на свет,
Только отвечает
Кто-то тихо «Нет».
Я глаза закрою,
А в глазах всё ты,
И тебе не надо
Возводить мосты.
Тяжело их строил,
Строил, как умел,
Только оказался
Как-то не удел.
Может быть, проекты
Были не верны,
Может быть, нагрузки
Были велики,
Только стал кривиться,
Прогибаться мост,
И теперь не сможешь
Ты пройти уж в рост.
Где же взять мне силы
Сваи укрепить,
Ведь тогда бы мостик
Долго мог бы жить.