Древний, как история сама,
Невеликий город есть на Волге.
Красотою сводит он с ума,
Созданною кистью да иголкой.
Да еще просечкой и резцом,
Что в руках у мастера родилась…
А зовется город Городцом.
А фамилия его — Радилов!…


оглавление

Древний, как история сама
Городецкий вал
Картина
Приузолье!.. Косково. Курцево
Стрижи
Улица Рублёва
Не ради ковриги в награду
Мир полон красок, звуков. И тревог
Лев и лань
Мудрецы и дворник
Про Ежа и его приятелей
Ежовая шуба
Зайкина обнова
Мишуткино средство
Жаворонка к солнцу в поднебесье
Цапля
Почему молчат рыбы
Краснопёрка
Не оттого ль стройней берёзы стали
Приюти меня, светлая роща
Мы не можем без драк
Не знаю, как там, в загранице

Городецкий вал

Грозен был для врагов он. Страшен…
В окружении рва и башен.
И защитой посадским людям
Вал являлся в дни бранных буден…
Прошумели века над валом.
Вал состарился, ниже стал он.
Время древности вехи стёрло,
По бокам его поросль попёрла.
И сегодня совсем не грозен
Вал в уборе «крестовых» сосен.
По его травянистым склонам
По летам и вёснам зелёным
Ребятишки лазят да козы,
Да взошли местами берёзы
Белоствольные, будто свечи,
Светлой памятью давних сечей
Золотятся осенней порою
В честь полегших в битвах героев.
Был он грозен к врагам. И — страшен
В окружении рва и башен.
И служил городецким людям
Вал защитой в дни ратных буден…

2009–2011


Картина

«Вечерний звон» — картина Левитана,
Где монастырь затерянный в лесах.
И звон его, малиново-медвяный,
Светло и грустно тает в небесах.
Простор реки под заревом заката
С медлительным движением воды.
Всё благостностью звона здесь объято:
Заречный лес и ближние кусты.
И к берегу приставшие две лодки
(В одной — рыбак). Причальные мостки.
Паром скользящий по воде неходко,
По глади перламутровой реки,
Везущий богомольцев из слободки.
А звон церковный то звучней, то тише —
К вечерней службе призывает он.
Встань пред холстом и явственно услышишь
Пленящий душу колокольный звон.
Светло и грустно тает в небесах
Тот благовест, малиново-медвяный,
Где приютился монастырь в лесах.
«Вечерний звон» — картина Левитана…

г. Городец, январь 2011


* * *

Приузолье!.. Косково. Курцево —
Серединной Руси места,
Где природа, не слепок с Турции,
Прирождённая красота!
В деревенской избе, не в космосе,
Поселилась она давно.
Только здесь Городецкой росписи
Стать искусством и суждено!


Стрижи

Нет птиц и быстрей и отважней,
Чем вольные птицы стрижи.
В манере игриво-куражной
Закладывают виражи.
Но жаль, что крылатые стаи
Из чуждых заморских земель
На родину жить прилетают
В году лишь на десять недель…

г. Городец, 2010–2011


Улица Рублёва

(наша «Рублёвка»)

А наша «Рублёвка» не то, что в Москве
Во-первых, над нею здесь липы в листве.
И, во-вторых, здесь, взгляни, что ни дом,
Как будто из сказки, весёлой притом.
А, в-третьих, музейная здесь тишина,
Что, если прислушаться, древность слышна,
Где Камень Поклонный — заветный гранит.
Он братство Руси изначально хранит.
А рядом великая Волга-река.
Над нею ладьями плывут облака.
По ней — теплоходы. Им чайки вослед
Шлют крыльями добрый попутный привет…
Вы спросите: «Где?» — с удивленьем в лице.
охотно отвечу: «У нас, в Городце!»…


* * *

Не ради ковриги в награду.
Не хлебом единым живёт человек.
Он чтит, как язычник,
И струи дождя из-под радуг,
И слёзы любви из-под век.
И дело такое
В которое вложатся чувства,
И — непростое,
А возносящее от ремесла до искусства,
Где руки и сердце, и мысль
Принимают участие.
Не в этом ли жизни обыденной смысл?!
Не здесь ли и кроется счастье?!..


* * *

Мир полон красок, звуков. И тревог
За судьбы разноцветья с многозвучьем.
За то, чтоб не вползли в крестах паучьих
Убийцы на отеческий порог.
Чтобы всегда на ярко синем небе
Сияло солнце, радуги цвели.
И золотой упругий хлебный стебель
Гнал в колос соки из глубин земли.
Чтоб никогда счастливый детский смех
Не умолкал — ни в праздники, ни в будни,
Мы с вами, мира жаждущие люди,
В ответе перед будущим за всех.


Лев и лань

(басня, перевод с греческого)

Лев тронулся умом.
Лань, спрятавшись меж сосен,
Воскликнула:
— О, горе бедной мне!
Царь и в своём уме-то
Был несносен.
Теперь несносней
Станет он вдвойне!..


Мудрецы и дворник

(басня)

Заспорили два лысых мудреца
Отчаянно, с учёностью со всею
(Ни края нет их спору, ни конца)
О том, чья голова у них лысее.
Входило всё в их спорный тот вопрос:
Количество утраченных волос,
Покатость лба, затылочной кости.
Где что-то в юности ещё могло расти.
Пожалуй, длился бы и до сих пор
Между мудрейшими принципиальный спор,
Покуда дворник — «тёмная лошадка»,
Им не сказал, на их взглянувши шапки,
Простые и бесспорные слова:
— Лысее тот из вас, чья больше голова.
…Всё разрешилось по такой морали:
Двум мудрецам за спор — вручить медали.
И, спорить не имеющему прав,
Дать дворнику, за соучастье, штраф,
Чтоб впредь он не совал мужицкий нос
В элитный спор, решающих вопрос…


Про Ежа и его приятелей

Собирайтесь-ка, дети, в кружок,
Расскажу я вам сказку-стишок.
Это вышло давным-давно,
Когда не было ни кино,
Ни метро, ни автомобилей,
Тогда люди пешком ходили
В шкурах зверя, а не в пальто.
И случилось тогда вот что.

Ежовая шуба

Папа Ёж Ежу ребёнку
На торгах купил шубёнку.
Всем бы шубка хороша,
Да смущает в ней Ежа
То, что иглы вместо меха.
Тут, ребята, не до смеха:
Весь исколешься, пока
В шубу запахнёшь бока.
Успокоила Зарянка —
Птичка: «Надо наизнанку
Вывернуть коварный 'мех'.
Пусть торчит колючим вверх!»
…С той поры
В жару и в стужу
Иглами всегда наружу
Носят шубы все ежи —
Взрослые и малыши!..

Зайкина обнова

Как на зимнюю стужу
Всем наряд тёплый нужен!
И принёс в цех к портному
Зайка мех — на обнову.
И портной — мастер Ёж,
На игольник похож.
Мигом выкроил Зайке
Меховую фуфайку.
А на Зайкины лапки
Меховые сшил тапки…
То-то Зайке утеха!
Не хватило лишь меха
На ушанку зайчишке:
Уши длинные слишком!..

Мишуткино средство

В ельнике косматый Мишка
Лапу уколол о шишку.
Вскоре лапа у Мишутки
Разболелась не на шутку.
И Мишутка, вместо йода,
Лапу всю обмазал мёдом.
И весь день её лизал.
Ёж тогда ему сказал:
— Ну, какой же ты чудак!
Разве лапу лечат так?
А больной Ежу в ответ:
— Лучше мёда средства нет!
Средства я верней не знаю,
Что ты, Ёж, не говори,
Польза от него двойная:
Хоть — наружно, хоть — внутри!..
…Нет верней, так нет верней:
От медведь. Ему — видней…

Тут и сказочке нашей конец.
А кто слушал — тому леденец!..

г. Городец, 2011


* * *

Жаворонка к солнцу в поднебесье
Утром поднимают крылья песни.
Собственные крылья служат птице,
Чтоб на землю вечером спуститься!..

г. Городец, 2011


Цапля

Цапля топкое болото
Вброд переходила.
Но с ноги внезапно боту
Цапля утопила.
И теперь среди ракит
На одной ноге стоит,
Смотрит на болото —
Не всплывет ли бота…


Почему молчат рыбы

Кони — ржут.
А львы — рычат.
Рыбы же всегда молчат.
Ржать-рычать они боятся,
Чтоб воды не нахлебаться…


Краснопёрка

А в Узоле водится
Краснопёрка — модница.
Плавники, как водится,
Алые у модницы.
А глаза у ней! Глаза —
Цвета спелого овса!
Вся, по мнению ерша,
Краснопёрка хороша.
Вот она перед рыбаком, —
Кружит возле поплавка,
Дразнит цветом плавника.
До-пере-дразнилась:
Угодила краснопёрка
К рыбаку в его ведёрко…


* * *

Не оттого ль стройней берёзы стали,
Что стать твою девичью увидали?
И льны не потому ль заголубели,
Что заглянуть тебе в глаза посмели?
Не оттого ль зазолотилось просо,
Что невзначай твои задело косы?
Не потому ли вспыхнули рябины,
Что прикоснулись к губ твоих рубинам?
Быть женщиной — нет в жизни выше роли!
Вся красота Земли не от Неё ли?


* * *

Приюти меня, светлая роща.
Белоствольная роща, приветь.
Дай изведать на запах и ощупь
Каждый лист твой и каждую ветвь.
Всякой ягоды терпкую сладость
Дай испробовать вместо драже.
Предоставь несказанную радость
Остывающей в чувствах душе…


* * *

Мы не можем без драк —
Малышня и большие.
Бей своих, …ть твою так! —
Чтобы боялись чужие!
И дерёмся, и бьём,
Забивая до смерти,
То штыка остриём,
То поклёпом в конверте…


* * *

Не знаю, как там, в загранице,
Где зимний находят приют.
А здесь по-особому птицы
По солнечным вёснам поют.
А здесь, на родимых гнездовьях:
В лугах, на болотах, в лесах
С какой-то библейской любовью
Разносятся их голоса.
Ликуют крылатые стаи.
А я у разлужья стою.
И в тысячный раз открываю
Открытую землю свою!..