Матвеев Александр

Родился, вырос и работает в Городце. Учёба в школе, техникуме и институте сопровождалась так называемой пробой пера. Со своими стихами он нередко участвовал в различных районных конкурсах и печатался в местных сборниках. Как говорит сам автор, «стихи были и остаются моими верными спутниками, позволяющими выплеснуть на бумагу всё невысказанное, всё то, о чём я думаю, чем живу и что хочу видеть вокруг…»
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

«Прочь смятенье и тревога…»

Прочь смятенье и тревога,
Звонче голос, твёрже шаг.
Вдаль клубком бежит дорога,
Разгоняя смуты мрак.
Бой часов не умолкает,
Отмеряя жизни срок.
О грядущем сообщает
Шарлатан или пророк.
Звук отчётливый и громкий,
Смех гуляет между стен.
(Глупость, право). Кривотолки
Мысль захватывают в плен.
Каждый потихоньку клялся
На кресте иль на крови,
Что в последний раз попался
На крючок святой любви.
Замешательство и праздник
Перепутались на миг
(По причинам в общем разным).
Шёпот сбился вдруг на крик.
Необычны тембр и сила,
Ну а маятник судьбы
Неожиданно разбила
Ночь, стирающая дни.
Не поддаться бы смущенью,
Дрожь сдержать неверных рук.
И придать лицу смиренье,
Унимая сердца стук.


Ангелом был

Ты ангелом был в небесах
С невинной чистой душой.
В твоих лучезарных глазах
Задорный бегал огонь.
Летящие вдаль облака
Ты смело гладил рукой.
Глядел на людей свысока,
В крыло превращая ладонь.

А время летело стрелой,
Меняя всё на нули.
И что же случилось с тобой?
В своё отраженье взгляни!
По нраву тебе результат?
Навряд ли. Ведь как ни юли,
Упал ты с небес. Это факт!
Прощальный костёр — лишь огни…


Если бы

Если б не было росы
И раскат ночной грозы
Мне б не будоражил кровь,
Я б не узнал свою любовь.
Если б смех не красил лица,
В небе не кружила птица.
Жемчуг слёз меня не грел,
Я б на мир с тоской смотрел.
Если б небо чёрным было,
И земля от боли выла,
Я б не жил, а выживал
И обид бы не прощал.
Если б дождь не веселился,
Лунный свет в окно не лился.
Если б солнце не светило,
Моё сердце бы застыло.
Если б войны все затихли,
Люди бы к добру привыкли.
Детский плач не рвал бы душу,
Тишину тогда б я слушал.
Если б ветры танцевали,
У дверей амуры спали.
Стихла дрожь в усталом теле,
Я б достиг заветной цели.


Мучитель

Ну, ради кого ты жертвуешь сердцем?!
Кому ты открылась?! Кому отдалась?!
Захлопни скорее к душе своей дверцы!
Не хочешь?! К чему бы?! Ты рано сдалась!
Послушай, поверь мне, старанья напрасны.
К чему убиваться? К чему так страдать?
И как бы глаза твои ни были прекрасны,
Они не помогут. И нечего ждать!

Что ты говоришь? Ты пылаешь любовью?!
Ты вспыхнула ярко и сгораешь в огне?!
Не смей трогать пульс! Ведь ледяной кровью
Его не разгонишь, как делают все!
Ты делишься жизнью?! За что половину
Себя драгоценной ты даришь ему?!
Он не поцелует, не сотрёт с лица мину,
Он не обнимет, не скажет «люблю»…

Да, он — это я. Это я твой мучитель!
И мне лишь решать — жить тебе или нет.
Пусть я назовусь этой ночью душитель.
Прощай! И с тобою умрёт наш секрет.
Ну, вот и всё! Тебя нет, ты приснилась!
Ты — только вчерашний забытый мной сон!
И лишь душа твоя долго кружилась,
Не понимая: «За что меня он?»


Никто не властен

Разгулялся ветер шалый
По бескрайнему раздолью.
И с закатом ярко-алым
Выйду я во чисто поле.
Боль людская и смятенье
В сердце камнем на века.
У юродивых прощенья
Не отмолим никогда!
На душе застыли слёзы,
А в глазах — тоска веков.
Перепутав явь и грёзы,
Дотянусь до облаков.
Не отпустит, ноет-ноет
Что-то дикое в груди…
Этот мир с рожденья тонет,
Мы — лишь в заводи круги.
Колесом забытой страсти
Жизнь раздавит — и прощай!
Над судьбой никто не властен:
Мы шагнём кто в ад, кто в рай…


Он

Этот парень отличался
Ото всех,
И из толпы
Он всегда выделялся,
Как громкий смех
Средь немоты.

Он был смел, и для контраста
Жёг все штампы,
Как мосты.
Как огонь, ярко, страстно
В свете лампы
Рвал мечты.

Хм…Чудно! Признанья, славы
Не желал
Для красоты.
А ведь он был в чём-то правым —
Он не врал!
Так смог бы ты?!


Признание

Не счесть тех раз, что говорил
Тебе, что я люблю.
Когда тебя Бог сотворил,
Любимицу свою.
Он знал, что будешь краше всех,
Иначе и не быть.
Улыбку ангела и смех
Нельзя не полюбить.
Пусть говорят, что для любви
И не нужны слова.
Но как ещё мне объяснить,
Что кругом голова?!
В одной тебе мой новый мир,
Одной тобой дышу.
Что мне нужно одна лишь ты,
Я с нежностью пишу.
Жить без тебя не знаю как,
И не хочу я знать.
Пусть скажет кто-то — «ну, чудак!»,
Меня им не понять.
Да, в общем, что я говорю,
Ведь знаешь всё сама.
Тебя я лучше обниму,
Взгляну в твои глаза.
С тобой хочу я каждый день
Встречать, обняв легко.
Когда мы рядом, грусти тень
От нас так далеко!
Вдвоём по жизни по одной
Пройдём дорогой длинной.
Чтоб ни случилось, будь со мной,
Люби и будь любимой!


Пусть

Пусть плещутся волны кудесника смеха,
Пусть ритмом свободы пульсирует взмах.
Любая беда — всего лишь помеха,
И дай же нам Бог позабыть, что есть страх.

Пусть грусть покидает светлые лица,
Пусть радостью зыбкой дрожат голоса.
Слезою умоются в счастье ресницы,
И рябью лучей запестрят небеса.

Пусть лепет обиды растает в молчанье,
Пусть горечь потерь поглотит солнца блик.
Мы измениться дадим обещанье —
И мир станет лучше хотя бы на миг.

Пусть дышат надеждой ожившие души,
Пусть бьются любовью родные сердца!
Трепета нежность ничто не нарушит,
И боль никогда не наполнит глаза!

Сердце добряка

Доброта в нашем диком мире
Никому, по сути, не нужна.
И мишенью вечной в тире
Остаётся сердце добряка.
Как ни грустно, это только слабость,
Так считают многие порой.
А не дай Бог, ты проявишь жалость,
Всё, прощай, для мира — ты чужой.
Чёрствым быть и грубым поневоле
Оставаться нужно день-деньской.
Занимать тебя чужое горе
Не должно, любуйся лишь собой.
Лизоблюдом будь, люби и прогибаться,
Подставляться ловко под других.
Так по лестнице ты сможешь подниматься,
Позабыв о близких и «своих».
Вот и всё, ну что ещё тут скажешь?!
Идеалы нынче, ой-ой-ой.
«Хошь-не хошь», а сам таким вдруг станешь,
Что здороваться не хочется с собой…


Сила Божья

Старый грешник
С седовласой головой
Ходом пешим
Очутился в местности глухой.
И видит он —
Церквушка одинокая стоит.
В ней лёгкий звон,
И благодать, как марево, висит.
Решил войти —
Давно уж в церкви не был.
Нет ни души,
А сердце в пятках где-то.
Ну как тут быть?!
Он рухнул на колени!
Но, срам и стыд,
Молитва — точно уж не пенье:
«Пошли мне, Бог,
Смирение и покорность,
Чтобы я смог
Умерить свою гордость.
И веру дай,
Чтоб до безумья верить
В волшебный рай,
Где ангелы распахнут двери.
Открой глаза
На всё, что не понять с рожденья.
Скажи, душа
Действительно ждёт вдохновенья?!
Священных книг
Слова попахивают ложью.
Дай хоть бы миг
Поверить в твою силу Божью».
Он продолжал,
С колен своих вставая.
Уж не шептал,
Речь криком продолжая:
«Прошу, ответь:
Неужто твоё проявленье —
Лишь плеть
И нечестивых в муках убиенье?!
Скажи мне, почему
Так много нищих и бездомных?
Не по веленью ль твоему
Немало в мире до войны голодных?!
Не думай, что
Я разозлить тебя пытаюсь.
Но ты ничто,
Коль я не ошибаюсь!»
И в этот миг
Усилилось стен древних тех биенье.
Седой старик
Нашёл себе здесь погребенье…


Снег

А наутро выпал снег,
Стало всё белым-бело.
Я смотрел с улыбкой вверх –
На душе так хорошо!
Словно чистая тетрадь,
Путь нетронутый нас ждёт.
А снежинок новых рать
Вновь танцует и поёт.
И, вальсируя с зимой,
Я про время забывал.
Необычный танец мой
Каждый взглядом провожал.
Молодых ветров поток
Всё играл и ворожил.
Свежей радости глоток
В это утро я испил.


Спицы

Вновь в забытьи ломаю спицы
На колесе улыбок дня.
Вот пролетают в небе птицы
И не зовут с собой меня.
Минуты застывают в складках
Расстеленной моей тоски.
Я множу на душе заплатки,
А сердце рвётся на куски.
И этот день уныло плачет,
Дождь льёт на землю серебро.
Могло быть всё не так, иначе,
Но зло вновь победит добро.
И листья кружат в лёгком вальсе,
Лениво ветер гонит их.
Скажи мне, друг, что будет дальше?!
Мой голос замер и затих…


Умереть с любовью

Я ни молитв, ни клятв не знаю
И Бога в небе не ищу.
Я о любви порой мечтаю
И болью за мечты плачу.
Я плачу, когда вижу смерти,
И с окровавленной душой
Пытаюсь в адской круговерти
Идти дорогой в рай, домой.
Да, я не верю обещаньям,
Но научила жизнь прощать.
И, несмотря на все страданья,
Я снова буду счастья ждать.
Пусть мимолётен миг удачи,
Пусть ошибался я не раз.
Ты говоришь — люблю, а значит,
Я рай нашёл здесь и сейчас.
Быть может, станешь новой болью
И сердце разорвёшь моё.
Уж лучше умереть с любовью,
Чем жить, но не познать её!..


Я счастлив сейчас

Жизнь моя стала теперь, как коррида,
Я, словно бык, к «счастью красному» мчусь.
Прошлое тягостной виснет хламидой…
«Я не волшебник, я только учусь» -
Эти слова пахнут прошлого пылью,
Я же стремлюсь свежий воздух вдохнуть.
Вместо того веет смрадом и гнилью,
В сторону леса держу я свой путь.
Это, поверьте, не так уж и просто,
Я улыбаюсь — на сердце тоска.
Ночью, как водится, падают звёзды,
Только, как жаль, всё мимо меня.
Слабость людская — заразная штука,
Я не хотел, но поддался чуть-чуть.
Эх, не сорваться б на грубость до срока,
После — пожалуйста, после поймут.
Старая боль на душе заживает,
Я это знаю, встречался не раз.
Время пройдёт и она затихает,
Глянешь на небо — «Я счастлив сейчас!»