Клавдия Морозова

Морозова Клавдия Васильевна — 40 лет работает в районной газете «Городецкий вестник» журналистом, а до этого работала техником-лесоводом в Кировской области. Стихи написаны в 60-е годы XX века, в период работы в лесном хозяйстве. Последнее стихотворение написано в конце 90-х годов.

Над Моломой-рекой

Загорелые сосны
Над Моломой стоят,
И весенние звёзды
Над рекою горят.

Плотогоны лихие,
Вереницы плотов,
Огоньки золотые
Их плывущих костров.

Здесь с тобою встречали
Утро нашей любви,
Здесь тебя провожали
На защиту страны.

Третий снег заметает
Дорогие следы,
Третий раз покрывают
Речку крепкие льды.

Зашумит под Моломой
В третий раз листопад,
И с далёкой границы
Ты приедешь, солдат.

В этот край лесорубов
Над родною рекой
Ты вернёшься и снова
Будешь рядом со мной.

Много рек есть на свете
Нету больше такой,
Так лети ж моя песня
Над Моломой-рекой.

 

Новогоднее

Новый год к нам приходит порошей,
Звоном рюмок и смехом девчат.
Как встречаешь его, мой хороший,
Мой далёкий, любимый солдат?

Между нами такие большие
Расстоянья надолго легли.
Я живу в самом сердце России,
Ты — на юге советской земли.

Будет долгой и трудной разлука,
Но ты призван ведь мир охранять,
Чтобы в атомном смерче и муках
Не пришлось бы земле погибать.

И сквозь ветры, снега и метели
Мой привет долетит до тебя.
Передать если б строчки сумели,
Как я жду и тоскую, любя.

Буду верить, что в нашей дружбе
Испытания дни пролетят.
Мира, солнца, успеха в службе,
С Новым годом, родной мой солдат!

 

Листопад

Сыплет жёлтые листья
Увядающий лес
Под холодной и ясной
Синевою небес.
Ветер дунул, и кверху
Ворох листьев взлетел —
Над лесною дорогой
Золотая метель.
В листьев шорохе тихом
Все слова невпопад,
Стой тихонько и слушай
Золотой листопад.
Красотою печальной
Ранит душу мне лес,
Осенней грустью щемящей
Переполненный весь.

 

Березонька

Глядится в воду сонную
Березонька-краса,
Печальная, зелёная —
Не отвести глаза.

О чём-то призадумалась
У светлого ручья:
Хранится здесь, наверное,
Печаль, не знаю чья.

Сюда частенько девушки
Ходили в поздний час,
Мечты свои заветные
Вверяли ей не раз.

И так хранит кудрявая
Ту девичью печаль,
А я смотрю задумчиво
В сиреневую даль.

Земля, земля огромная,
Поля мои, леса.
И символ моей родины —
Березонька-краса.

 

Часовые границы

Поют солдаты в ресторанном шуме
Под бесконечный тихий стук колёс.
Везёт их скорый поезд из Батуми
На родину, под белый свет берёз.
Они служили долго на границе,
В горах Кавказа родину храня.

Теперь домой. Один из них садится
И с любопытством смотрит на меня.
Он говорит: «Ну вот мы скоро дома,
И побоку тревога и тоска,
Послушайте, давайте с нами выпьем,
Давайте выпьем за погранвойска».

Смотрю я на ребят и вспоминаю:
На сопке невысокой — обелиск.
Под ним солдат лежит. Я уважаю,
Ребята, ваш нелёгкий труд и риск.
Он прожил двадцать лет и вот остался
В горах Кавказа — вечный часовой.

Теперь он вместе с вами бы смеялся
И пил за возвращение домой.
Но спит солдат… А матери не спится,
Застыли в сердце горе и тоска.
"Ребята, выпьем что ли, выпьем,
Давайте выпьем за погранвойска!"

 

Апрель

Апрель наполнен капелью звонкой
День сверкает, слепит светизной.
Воздух пахнет свежо и тонко
Талым снегом и синей весной.
Небо — яркий, весенний ситчик
Цвета нежной голубизны.
Белым росчерком в небе лётчик
Расписался в приходе весны.

 

Май

Майский дождь прошумел
Подарив нам прохладу,
Ветер вдруг налетел
Из ближайшего сада.

Запах свежий, пьянящий —
Тополей и черёмух.
Первый лист настоящий —
На молоденьких клёнах.

Как весенние грёзы
Все в зелёных серёжках
Распустились берёзы
На знакомых дорожках,

В море света купаясь,
Шумят кроной над нами.
Так пришёл, улыбаясь,
Май зелёный, с цветами.

 

Март

Март захмурится вдруг метелью
Или с крыш зазвенит капелью,
То зима уж совсем на исходе
И весна уже где-то в походе.
Март считают весенним месяцем,
А зима пусть порою бесится,
Но на вербе пушистые зайчики
Как весны народившейся пальчики.

 

Россия

Хороша ты, моя Россия,
В белоснежном убранстве берёз,
Но глаза твои ясные, синие
Затуманило облако слёз.

Над полями твоими, над пашнями —
Вороньё, вороньё, вороньё.
Над святыми кремлёвскими башнями
Полосатое вьётся тряпьё.

Обманули тебя, изгадили,
О, святая твоя простота!
И предательства чёрную гадину
Подпустили к тебе неспроста.

Чтобы ты, моя светлая Родина,
Стала мачехой детям своим,
Чтоб враги твои вековечные
Изгалялись над сердцем твоим.

Над полями твоими, над пашнями —
Вороньё, вороньё, вороньё!
И от боли за боль Отечества
Разрывается сердце моё.