Этот небольшой цикл стихов объединён одной темой: любовью к родному городу, родной земле и болью за утраченное. Что мы вспомним, что сохраним и передадим нашим детям, чтобы было кому помнить и хранить…

Гимн Городцу

1

Есть старинный город Городец,
Город-крепость, город-богатырь.
В нём единство преданных сердец,
И защита от любой беды!

Припев:

Городец — седой и молодой!
Городец — с тобою и со мной!
Городец — лети через года!
Городец — отныне навсегда!

2

Городец — ты слава и любовь,
Ты цветок на дереве Руси,
Ты созвездье русских мастеров -
Эту славу с честью пронеси!

Припев

3

Городец, поклон тебе земной!
Береги от бед Святую Русь!
Город мой, резной и расписной,
Здесь родной земли святой союз!

Припев


Городцу

Свидетель древности седой,
Из века в век, назло врагу,
Стоишь ты вечно молодой
На левом волжском берегу.

Родную землю от беды
Хранил ты твердою рукой.
За мощным валом крепостным
Сбирались ратники на бой.

Ты был велик, ты был силен,
Святая, княжеская стать!
И по прошествии времен
Вполне столицей мог бы стать!

Враги тебя сожгли дотла.
Назвали «городом пустым».
Лежала здесь одна зола,
Вздымался к небу горький дым.

Как Феникс из родной земли
Ты возродился из руин.
И вновь столетья потекли
Над древним валом крепостным…

Ты и поныне молодец!
Лихая стать и гордый вид!
Старинный русский Городец
На всю планету знаменит!


Городецкая харизма

Такая Городецкая харизма —
И русский быт, и русский дух хранить.
Как центр провинциального туризма
Наш город повсеместно знаменит!

Туристы едут стройными рядами,
Хоть летом, хоть зимой — из года в год.
Автобусы толкаются боками,
А у причала замер теплоход…

Из Лондона, Парижа, Сингапура,
Из дальних уголков планеты всей
И наша Городецкая натура
Хлеб-солью встретит дорогих гостей.

Конечно же, нам есть к чему стремиться,
Чтоб удивить туристов всей земли.
Ведь титулом «музейная столица»
Не зря нас, видно, в Нижнем нарекли!

У нас причины нет для пессимизма.
Земля родная продолжает жить!
Такая Городецкая харизма:
И русский дух, и русский мир хранить!


Когда-то здесь была деревня

Остовы изб сплошь оплели кусты,
Тоскуют одичалые деревья,
Куда ни глянь — заброшенный пустырь.
А ведь когда-то здесь была деревня!

Дудел пастух поутру в свой рожок,
Сбивал росу с травы, шагая в поле.
И выходило чинно на лужок
Большое стадо нагуляться вволю!

Здесь мужики с утра и дотемна
Пахали землю, тучный хлеб растили.
По осени с колхозного гумна
Мешки с пшеницей на возы грузили.

И ребятишки шумною гурьбой
Бежали в лес за белыми грибами.
А бабы с русской песней заводной
Вовсю махали острыми серпами.

Цветы цвели у каждого крыльца.
Дугой вставала радуга над полем.
Казалось, жизни не было конца,
Как нет конца у русского раздолья!

Былая жизнь теряется впотьмах.
По всей Руси деревни умирают.
Встает крапива дружно во дворах
И тополями поле зарастает…

Густой бурьян — где был добротный дом,
Стареют одичалые деревья.
И некого уже спросить о том,
А как же называлась та деревня?


Защитникам Отечества

Не забыты бедствия великие,
Что пришлось стране перенести.
Шли на Русь с востока орды дикие,
Всё сжигая на своем пути.

Но стеной вставала сила ратная
В дни лихой немыслимой беды.
Становились пахари солдатами,
Брали в руки копья и щиты.

И мечи сверкали, будто молнии,
Стрелы затмевали свет дневной.
Становились пахари героями,
Защищая мир земли родной.

Как о скалы море разбивается —
Разбивался враг об их щиты.
Пахари с победой возвращаются,
Ждут их дома мирные труды.

Но как только полчища несметные
Вновь грозят нарушить тишину,
Достают отцы мечи заветные,
Сыновей сбирая на войну.

Как один, встают и ныне воины,
Если враг грозит родной земле,
Почестей и славы удостоены,
Не дают покоя вражьей мгле.

С подвигом и славою повенчаны,
Честь и верность доказав в бою,
Мирные защитники Отечества
Держат строй за Родину свою.


Китежская Русь

Среди лесов, среди полей,
На красоту земли своей
Стою, гляжу — не нагляжусь,
Родная, Китежская Русь!

Тут Волга с вольною волной,
И, заколдован тишиной,
Тут среди всех иных чудес —
Старинный город Городец.

Хранит он вечности завет,
Народных промыслов букет,
Талант упорного труда,
И гордость: «Городецкий? - ДА!»

Здесь с детства учатся любить
Родимый край, и с честью жить,
Хранить веков бесценный груз,
Восславив Китежскую Русь!


Плач Ярославны

Который год не утихает бой,
Который год не заживает рана.
Прислушайтесь! Набатом над страной
Несется плач российской Ярославны…

Его убили на войне,
Того, кто мужем был бы мне.
В Афганистане, иль в Чечне,
Или в какой другой стране…

Те, кто остался — все не то.
Из них не нужен мне никто.
И я им тоже не нужна.
И я одна. Всегда одна.

А он бы был силен и смел,
Со мной бы рядом быть хотел,
Но встреча нам не суждена.
И я одна, навек одна…

Любимый, где ты? Отзовись!
Во сне полночном мне приснись!
Я чашу выпила до дна!
За что осталась я одна?

Но нет ответа. Мне теперь
Не отворить для счастья дверь.
Не для меня придет весна.
И я привыкла быть одна…

Все громче, Господи спаси,
Плач Ярославны на Руси!
Играет судьбами война.
И я такая не одна…

Его убили на войне,
Того, кто мужем был бы мне.
В Афганистане, иль в Чечне,
Или в какой другой стране…


Милая ты моя родина…

Милая ты моя родина!
Поле, леса и луга!
Сколько тропинок пройдено!
Как ты мне дорога!

Речка, от солнца лучистая,
В венчике синих стрекоз.
Вспомнится детское, чистое,
Тронет душу до слез!

Эта тропинка, которая
В лес уведет невзначай.
Здравствуй, чащоба знакомая,
Снова меня привечай!

Помню и дождик, и засуху,
Рощу на том берегу,
И различаю по запаху
Каждый цветок на лугу.

Буйные ветви черемухи,
В них — просветленье души.
Зреют у дома подсолнухи,
На солнцепеке в тиши.

Светится каждое семечко
В яблоке, спелом насквозь.
Дивное, чудное времечко!
Что же ты вдаль унеслось?

С детства знакомое деревце
Стало высокой сосной.
Пнями заросшими щерится
Тот перелесок грибной…

Милая моя родина!
Запах сирени в саду!
Сколько дорог было пройдено,
Снова к тебе я иду!

Жизнь, как река быстротечная,
Хочется крикнуть: «Постой!»
Ты, моя родина, вечная!
В памяти, в сердце, со мной!


Слава гордая о древнем чудо-городе

Уж ты трижды вольная да Волга-матушка!
Широко ты, Волга-матушка, раскинулась!
Расплеснула свои волны с белой пеною,
С белой пеною, белогривою.

Как по этим-то волнам, птицей вольною
Подплывает да ладья с крепким парусом.
Пенят тугую волну весла дубовые,
В даль глядит дружинушка хоробрая.

А на берегах да Волги-матушки,
Что на правом береге, да и на левом —
Наяву или в сказке — не ведомо,
Города к Свет-Солнцу поднимаются.

Как на правом берегу — молодой сосед,
Молодой сосед, град-Заволжие.
Со теремами, как башни высокими,
Да с заводами, на весь свет известными…

А на левом берегу, что из века в век,
То не старший брат, добрый дедушка,
Богатырь седой, Городцом зовут,
А прозывают много лет Малым Китежем.

«Вот он я, полюбуйтеся,
Вот он я, подивуйтеся!
Я стою почти уже тыщу лет,
Да на волжском на высоком левом береге.

Мастерами я богат да ремеслами,
Чудесами богат, да легендами,
В синь небесную купола церквей,
Словно девицы-красны любуются».

Приезжают сюда гости торговые,
Гости славные, гости заезжие.
И разносится да по всей земле
Слава гордая о древнем чудо-городе!


Случай в Глухоманьи

В Глухоманьи как-то раз
Страшная беда стряслась.
Пал на травы и кусты
Дождь из серной кислоты.

Вмиг обуглилась листва,
В пыль рассыпалась трава,
Рыба вымерла в воде,
Ни зверья, ни птиц нигде.

Всё отравлено кругом,
Всё погибло под дождем.

Лишь остался жив один
Старый ворон-нелюдим.
Он на дерево взлетал,
Громким голосом кричал:

«Эй, лесные чародеи,
Собирайтесь поскорее
Вы под дубом вековым
Все, кто есть из вас в живых!


И вздохнул Великий лес.
Много было в нем чудес:
Змей-Горыныч в чаще жил,
В гости к Лешему ходил.

И Бессмертный Царь-Кощей
Жил в пещере из камней,
Там Кикимора гуляла,
Тропы путников петляла.

И русалочий народ
Водил ночью хоровод.
А в избе на курьих ножках
Вековала Бабка-Ёжка.


От напасти лютой той
Плохо нечисти лесной.
Дождь кислотный кожу жжёт,
Жить спокойно не даёт.

Змей приполз едва живой.
Он был маленький, больной,
Цвета странного на вид
И давно не ядовит.

Приходил хромой Лешак,
Ковыляя кое-как.
И Кощей, его дружок,
Еле ноги приволок.

А Кикимора с Ягой
Подпиралися клюкой.
Лишь русалок не дождались,
Видно, бедные, скончались.


Первым слово Змей берет
И такую речь ведет:

«Черный Ворон, ты летаешь
И про всё на свете знаешь.
Кто же тот коварный тать,
Что на нас наслал напасть?»

Ворон крыльями встрепнул,
Набок голову свернул,
Черным глазом поморгал
И, откашлявшись, сказал:

«Туча черная неслась
Прямо с севера на нас.
А на север я летал,
И злодея увидал.

Дымом чертит небосвод
Там химический завод.
И давно вокруг него
Нет живого ничего.

Люди всё тому виной.
Там готовят день-деньской
Свой химический продукт,
А отраву в речку льют».


И сказал Горыныч-Змей
Самый главный чародей:
«Нужно нам теперь решить:
Как с заводом этим быть:

То ли сжечь его дотла,
Чтоб была одна зола,
То ль сквозь землю провалить,
То ли морем затопить…».

Добрый Леший помолчал,
Головою покачал:
«Нет, Горыныч, ты не прав.
Ты смири змеиный нрав.
На заводе этом — люди.
Мы безвинно их загубим.

Но Кикимора с Ягой
Шум тут подняли такой!
Расходились, хоть куда!
«Из-за них пришла беда!
Соберёмся и пойдём,
На кусочки разорвём!»

Только Леший гнет своё:
«Не вернётся к нам зверьё,
Птиц и рыбу не вернём,
Если мы людей убьём!
Чистый воздух нужен им
Точно так, как нам самим!»


И задумался Кощей…
Замолчал Горыныч-Змей
А Кикимора с Ягой
Покачали головой:

«Что ж, с тобой согласны мы.
Плохо ссориться с людьми.
Лучше вместе, заодно
Защитить наш край родной».

И лесное волшебство
Сотворило колдовство.
Стала чистою речушка,
Закукукала кукушка,
Дикий зверь вернулся в лес.
Вот вам сказка без чудес.

Расцветает край родной.
Лишь русалки ни одной.


Хлеб да соль

Было так: чтобы не стать врагами,
И под кровом вечно мир хранить,
Непременно должен был с гостями
Хлеб да соль хозяин разделить.

И сменялась ненависть любовью,
Радость шла наперекор беде.
Кто отведал вместе хлеба с солью,
Тот не мог помыслить о вражде.

Так давались верные обеты,
Так крепчала русская земля.
Чтились предков вещие заветы,
Колосились тучные поля.

Хлеб — бесценный дар земли родимой.
Соль — величье мудрости земной.
Дорогим гостям преподносимы
В добрый час и сердцем и душой.

На Руси есть вечные святыни.
В них — надежда, вера и любовь.
С хлебом-солью слито воедино
Средоточье мудрости веков.

Наших предков дар неоценимый —
(С той поры прошло немало лет)!
Хлеб да соль, потомками хранимый,
И поныне излучает свет.

Символ дружбы, мира и согласья, —
Хлеб да соль — столетия спустя
Как залог и пожеланье счастья
Преподносят дорогим гостям.