Павлычев Борис Васильевич

Павлычев Борис Васильевич родился 4 мая 1928 года в деревне Косолапово Городецкого района. Отец был коммунистом, занимал председательские кресла колхозов, сельсоветов, часто переводился с места на место.

Мать Бориса в 1941 году завербовалась на Горьковский авиационный завод уборщицей молодёжного общежития. Жили в комнате восемь квадратных метров шесть человек. В 1942 году четырнадцатилетним подростком стал слесарем. Клепал патронные коробки и собирал направляющие для них, которыми оснащались выпускаемые заводом истребители конструкции Лавочкина. Проработал на этом предприятии до 1946 года.

Вскоре после Победы переехал в Сталинабад. Там трудился рабочим сцены в русском драматическом театре имени Маяковского, затем художником-шрифтовиком в художественной мастерской ГорПромКомбината. После службы в погранвойсках в 1952 году избирался секретарём комитета комсомола швейной фабрики. Окончил школу рабочей молодёжи, затем педагогический институт и вечерний университет марксизма-ленинизма.

В 1954 году стал журналистом. Работал во многих редакциях газет Таджикской ССР, последние двадцать пять лет в редакции газеты «Коммунист Таджикистана» заведующим отделами писем и партийной жизни. Четырнадцать лет подряд избирался секретарем партийного бюро.

Получил почётное звание «Заслуженный работник культуры Таджикской ССР». Писать стал во время войны, но серьёзно в семидесятые годы. Издал четыре книжки.

Вернулся на родину в 1989 году.

Павлычев Борис Васильевиче — прозаик, автор повестей, рассказов и романа «Грешные люди», член Союза писателей России.

Из рассказа «Глубокие снега»

Преодолев просеку, Алексей увидел свою деревню. Оставалось осилить поле, и он в Заносном! Однако на душе вместо радости стало тоскливо… По крышам, занесённым снегом, Алексей узнал свою избу, с конька которой он запускал в детстве бумажные самолётики. «Ястребки» пикировали с верхотуры на палисадник, застревали в ветвях старой рябины. Мать, вышедшая тогда из дома, умоляла: «Алешенька, сынок, слезь с крыши, разобьешься ведь?!» А он, зная, что мать не накажет, продолжал заниматься своим делом, крича на всю деревню: «Мамка, убирайся домой, из-за тебя они не летают!»

С тех пор Алексей уже не переставал перечить матери, обвинять её в своих неудачах. Упрекал он мать за то, что она просила его принести дров, начистить картошки, остерегала от опасных ребячьих шалостей. Вспоминая теперь об этом, Алексей признался сам себе, что был несправедлив к матери, а иногда и жесток, унижая её своими взбалмошными выходками. Но пока она была жива, он не думал об этом, а теперь, когда её нет, мог бы и покаяться перед ней, да уж поздно.