(цикл стихотворений)

В каждом из нас чувство Родины.
С годами оно только крепнет.
И, сколько бы путей ни было пройдено,
какой бы западный ни слышался лепет
о неотёсанности нашей российской и
наивности (слова эти незримо ранят),
мы никогда не были расистами
не истребляли индейцев майя,
не устраивали ни холокоста, ни Освенцима;
хотя расширяли земные пространства,
и наша Северная Венеция —
это оплот постоянства,
культуры, жемчужина нашего Отечества.
Кострома, Владимир, Иваново, Нижний
вмещают в себя полчеловечества,
и никто в них не лишний.
У каждого на Земле есть чувство Родины,
с годами оно только сильнее.
И, сколько бы путей ни было пройдено,
каждый тянется к любви, надежде, вере.


Есенин

1

Сергей Александрович Есенин
Родину крепко любил
и краски цветные осенние
в душу свою пролил.
Звучат его строки упругие
(в них — осень, печаль)
И плывут лебедями-стругами
в безоглядную русскую даль
звуки его песен.
Не спутаешь ни с чьим — голос чист,
хотя в каждой перекличке времён
слышишь разбойничий свист.
Но не тонут стихи златоголового
поэта в пучине кипящих иных.
Переливается в крепкое олово
каждый прекрасный стих.
И уж сверкают они алмазами,
проникают в нутро.
(Кто прикрывается яркими пустыми фразами —
уходит в ничто).
И где-то слова, гремящие
о любви, некто из поэтов кричит.
А в душу входят щемящие,
сказанные навзрыд.

2

Любовь бывает громкая и тихая.
И в той и другой расцветает душа.
Мы любим — становимся психами.
Не мыслим ни в чём ни шиша,
но рвёмся к светлому,
ошибок наворачиваем ворох.
Иногда даже становимся поэтами,
презираем каждый трусливый шорох.
И мирок обывательский становится тесен, скуп.
Но… остываем. Вдруг шепоток предательский
различаем, брошенный c губ:
дескать, всё, отцвёл ты, голова садовая,
отлюбил своё, отстрадал,
и жизнь твоя бестолковая
похожа на заплёванный вокзал.
Садись в электричку любую,
открывай при разбеге окно,
ветер тебя расцелует
и обнимет, но…
впереди будет неизбежная станция,
и на перроне возникнет она.
Ты забудешь, что существует Англия, Франция,
куда тоже приходит весна.
И ты окунёшься в лучезарную явь росистую,
которую воспел Есенин-поэт,
по-другому взглянешь на землю российскую,
ощутишь её тёплый свет.


Птицы

Осенью птицы улетают на юг,
весной возвращаются туда,
где каждый город чеканит ритм, стук…
Птицы возвращаются в города.

Они, эмигранты весенние, летят
высоко-высоко, над пучинами вод,
выстроившись клином или в ряд.
Видишь: купол — небесный свод —
и боевой птичий отряд.

Вот так двигаться, не сбиваясь ни-ни…
ни на движение, ни на шаг —
ювелирно, точно. Попробуй там шагни
неверно, нехотя, кое-как,
сразу воздух возьмёт в тиски
и горло сдавит гнетущий мрак.

…………………………………………

Они, поджарые, каждый год
возвращаются в наши края,
летят в синеве, над пучинами вод,
их встречает родная земля.


* * *

Россия. В этом слове звучат
            «синь» и «сила».
Прислушайтесь. Ощущайте Родину
в звуке, слове, песне.
Юродивым
            хватит места
в просторах такой земли.
Отбросьте шлак мыслей,
в котором зеленеют доллары,
            рубятся рубли.
Вдыхайте аромат цветов
в бескрайних российских полях.
Любуйтесь стаями птиц,
        в лазури неба проплывающих.
В облаках разглядите высший знак;
        попробуйте хоть раз
            очистить своё зрение.
Душа тянется ввысь,
к небесной Родине.
Россия… мы здесь родились
телесно — умники, везунчики,
несчастливые, несчастливцевы,
епиходовы — «двадцать два несчастья»,
            юродивые.
Россия… синь… сила.


Русские

В русских людях живёт воинственный дух солдат.
Обвязанные связками гранат,
они бросались под танки врагов
в годы второй мировой, не произнося лишних слов,
но с криками: «За Родину!», « За Сталина!», «Вперёд!»
Русские — непобедимый народ.
Русские умеют выживать, не очень получается жить,
много вокруг ботвы, препон, мышиной возни с начальством, и
не дремлют недруги за бугром,
ждут, когда их оружие в металлолом
превратят. Им не понять, что у русских другие мозги.
Русские не сжигали ведьм, но получали от них враги.
В русских живёт сила богатырей.
Но иногда срабатывает формула: бей
своих, чтобы чужие боялись. Других боль
при этом чувствуют, как свою. Их земли соль
горька на вкус, полита потом простых людей,
которые могут жить вдали от идей,
пустопорожних лозунгов, словесной мишуры.
У русских слово Родина шире понятия своей норы.