(Цикл стихотворений)

* * *

А Русь по-прежнему жива.
И что ей сплетни и молва?
И помнят все, как напоролись
На вилы острые её
Враги. Клевало вороньё
Их трупы. И слагалась «Повесть» *

О ратных подвигах, делах.
А ветер… он развеял прах
Над Доном, и Днепром, и Волгой.
Мы шли, мы строились в полки —
Вся Русь: столицы, уголки, —
Мы знали: битва будет долгой.

Так было, есть, и так всегда,
И пусть по-прежнему вода
Течёт и жажду утоляет.
Простыми кажутся слова
О том, что Русь жива… Жива!
Жива! Живёт и побеждает!


Говорит древнерусский воин

Заточу я меч свой острый
На врага лихого вскоре.
То-то будут с неба звёзды
Мне рассеивать и горе,

И души развёрстой сумрак,
И печаль разбитых будней.
Я приду к нему не утром,
А, пожалуй, ночкой лунной.

Он не ждёт меня, строптивый,
Знает, мирно я настроен:
Дескать, ум такой ленивый,
Да и вовсе я не воин.

В беге, дескать, отличаюсь,
А не в ратных битвах хлёстких.
И в бою-то облажаюсь,
И схоронят под берёзкой

Только он не знает, милый,
Что я цепкостью отмечен,
Есть ещё силёнки-силы.
Хоть слегка и изувечен

Я в боях с Мамаем-ханом,
С татарвой поганой, мерзкой,
Но уже не ноют раны.
Норов мой отроду дерзкий.

Так что мы ещё посмотрим,
Как он справится со мною,
Я ему не чахлый отрок,
Освещаемый луною.

Меч мой острый, меч мой быстрый.
Режет сталь кольчуги крепкой.
Что-то нынче вечер мглистый
Застит сосны, елей ветки.

Ну, а если запоздаю
И врага в живых не будет.
Не расстроюсь. Твёрдо знаю:
Бог Единый нас рассудит.


Баллада о Китеж-граде

Жили в этом городе чудесном
Старцы бородатые, седые.
Оглашалась мирная окрестность
Голосами юными, младыми.
Церкви, храмы украшали город
Золотом, вознёсшимся до неба.
И смирялось всё: жара и холод,
Потому-то вдоволь было хлеба,
Мёда, рыбы, в бочках просолённой,
В закромах иголке было тесно.
И леса в обличии зелёном
Окружали город тот чудесный.
В нём народ жил праведно и долго,
С крепкой верой и молясь усердно,
Думая о совести и долге,
О любви простой и милосердной,
Не боясь лихого супостата,
Крепость не выстраивал из камня,
Не боясь глазёнок вороватых,
Ни татарских полчищ злого хана.
Потому что вера в сердце каждом
Крепче стен высоких, стали прочной.
Но случилось все-таки… Однажды
Враг подкрался тихо тёмной ночью
К городу, что в озеро гляделся,
Отражаясь золотом и счастьем.
И в глазах татарских разгорелся
Алчный пламень. «Вот твои напасти, —
Процедил Батый, потом добавил. —
Был ты Китеж, станешь грудой пепла.
Я других пока не знаю правил.
Всё разграбим и сожжём, а ветры
Разнесут молву о силе ханской
До Рифейских гор, равнин бенгальских,
До Земли таинственной Иранской.
И на запад — до народов галльских.
И тогда ко мне придут с поклоном
Шахи, короли, князья, как слуги,
Кто с улыбкой, кто с надрывным стоном,
Будут мне напрашиваться в други.
Я надменным стану и спесивым,
И не всяк со мной сдружиться сможет.
Я коням закручиваю гривы
И в степях устраиваю ложе.
Я славянкам буду резать косы
И топтать поля со спелой рожью,
Жечь деревни, слышишь ты, гундосый?»
А того пробило мелкой дрожью
И свело раздавшиеся скулы.
Рот застыл в немом ужасном крике,
Словно перебили караулы
У орды жестокой, злой и дикой.
Хан Батый хотел ударить труса.
Пусть его изжалят злые осы!
«Хан, гляди, как тонет город русов,» —
В страхе прошептал едва гундосый.
Город исчезал. Казалось, воды
Всё текли и всё его топили,
Как туман растаял в непогоду
Китеж-град. Его не победили
Полчища жестокого Батыя,
Эта тьма плюгавых, что изыдет.
Город жив и здравствует поныне,
Но сокрыт, и мы его не видим.


Перед Куликовской битвой

Мы расправили стяги,
Мы расправили плечи,
Мы уходим с отвагой
На сечу.

Куликовское поле,
Не увядшие травы;
Мы сражаться за волю
И правду

Уходим. Без боязни,
Что ворог победить нас сумеет.
В супостатские казни
Не верим.

В страхе жили когда-то
Мы от мая до мая.
Но ни звона булата,
Но ни злого Мамая

Мы теперь не страшимся,
Потому что едины,
Потому что решимся
Вместе быть. И седины

Не украсят нас; знаем —
С нами Бог. Он поможет.
Мы к Нему призываем:
«Милосердный наш Боже,

Сохрани землю нашу
От татарской неволи».
Мы уходим бесстрашно,
Куликовское поле.

Мы расправили стяги,
Мы расправили плечи,
Мы уходим с отвагой
На сечу.