(новая редакция)

1

Духом Святым утверждённая Церковь —
Древо, корнями ушедшее в Бога.
Пахнет листва сладковато и терпко,
Чудные яблоки полнятся соком:

Светло струится благо живое
В таинствах, словно сияют зарницы.
Церковь — открытая дверь во Святое
И учреждённая Богом больница.

Произросло из единого стебля
Древо, ветвями обнявшее землю.
Веет надежда во всём белом свете
На собирателя ценностей — время.

Церковь, посеяв Господнее семя,
Ликами божьих угодников светит.

2

Ликами божьих угодников светит
Эра Христова — то звёздное небо
Путника ночью кромешной приветит
И приголубит покоем и негой.

Тяготы братской рукой облегчает
Церковь Христова. В солнечной ризе
Первосвященник в обитель вступает —
Всё исполняется в пламенном миге.

В душу глядят из нетления лики —
Стены покрыты иконами в храме,
Словно от солнца целебные блики
Мчатся к святыми замоленной ране.

В Том, Кто в День Судный зло мира низвергнет,
Крестная слава веками не меркнет.

3

Крестная слава веками не меркнет.
Шепчут от жажды распухшие губы,
Слышно ли: «Или…*» И молится Церковь.
С нею взывают Архангелов трубы.

Вот распростёрта бескровная жертва:
Крест над землёю — спасенье от Бога,
Крест над землёй — воскрешение мёртвых,
Крест над землёй — утверждение долга.
Вот убиенные тиграми, львами,
Вот усечённые. Вера Христова,
Тело ввергая в страдания пламя,
Душу уносит от грешного дола.

Благоухают из рая приветы,
И вдохновляются малые дети.

* «Или, Или лама савахвани»
(«Боже, Боже, Зачем оставил меня»)

4

И вдохновляются малые дети
Вдруг: расступились могильные своды,
Гниль и бесплодье зелёные ветви
В небо пустили — к орлиной свободе.

Зной предваряется свежестью утра,
Тёмная ночь — красотою заката,
Тяжесть пути — ожиданием чуда,
Смерть на кресте — малодушьем Пилата.

Пусть от отчаянья, до исступленья
Непонимание ближних доходит,
Ниже и ниже могильные своды…

Только всё ярче и ярче горенье.
Много приходит былых впечатлений
К ним из сокровищниц тысячелетий.

5

К ним — из сокровищниц тысячелетий
Яхонты, лалы, алмазы, рубины:
Те — словно звёзды, а те — что кометы,
Преображений незримых причины.

Мощи в фундаментах храмов и градов
Так напоённые Божией мыслью,
Что исцеляют отравленных ядом,
Что источают бесценное миро.

Жизнь утверждая безбрежным покоем,
Чтобы любовью могли насладиться
Божии люди — небесные птицы.

Чтоб не забылись единые Трое,
На вековые живые устои
Звёздное чудо росою нисходит.

6

Звёздное чудо росою нисходит
В образах, звуках, словах, ощущеньях
И воздвигает, невидимо вроде,
Веру средь бури кипящей спасеньем.

Словно соломинка каменным молом,
Вдруг обращается вера «слепая»,
В голод вскормившая божья корова,
В час испытания — крепость стальная,

Манна небесная, воды из камня,
В смерти врата отворившая рая,
Войска Христова в сражении знамя,
Та купина, что горит не сгорая.

И от ствола огрубевшего Церкви
Брызнут побеги и гроздья соцветий.

7

Брызнут побеги и гроздья соцветий
Кроткой любви, простоты и смиренья
Там, где друзья лишь медведи и ветры,
Там, где шумят вековые деревья.

Всё суета. И её отвергает
Строгой аскезой улыбчивый инок,
Ради блаженства желанного рая,
Что опьяняет сильнее, чем вина.

Всё — до минуты в горячей молитве —
Время стекает песчаной струёю,
Веет победой в невидимой битве.

И покоряет сила народы
Нового подвига — в роды и роды.

8

Нового подвига в роды и роды
Эхо, дробящееся многолико
В каждом сознании, мчит через годы
(Полно — в безмолвии, мельче чуть — в крике),

Тихо шепча средь вражды и безверья,
Властно сердца вдохновляя мечтою,
И вырождаясь в бурьян суеверий,
И возрождаясь вдруг волей Святого.

В грязных отбросах находится жемчуг,
В небытиё отлетают владыки,
И оживают таинственно лики
В храмах заброшенных. Вера всё крепче.
К Богу спешат челноки размышлений
И ароматы смиренных молений.

9

И ароматы смиренных молений
В клеточки тела вселяют нетленье,
Бьют родники для зевак неприметно
В гущах народных — чудесные светы.

Где-то смещаются грузные плиты,
Но от давленья алмазнее крипты.
И высекают враждебные кремни
Искры из сердца. И зиждутся стены

Крепости духа в пределах безбожья —
Мягче душа, одубелее кожа.
И пробиваясь травой средь асфальта,
В кости внося укрепляющий кальций,

Слово врачует — у Бога есть уши —
Животворящей алхимией души.

10

Животворящей алхимией души
Преображаются в древней реторте:
Рубище — в чудо из шёлка и кружев,
Терние — в жито и в радости — горе.

И целомудренной станет блудница,
Нищим богатство пожалует мытарь,
Переродившись крещеньем в водице,
И за Граалем отправится рыцарь.

Бродит Христос — вечно жив — по дорогам,
Входит незримый, на кухни и в спальни,
Служит нам, любит нас, жертвует с нами.

И подражая свершённому Богом
Люди святые греховную землю
Тихо спасают. Под Божией сенью.

11

Тихо спасают под Божией сенью
Светлые чувства и мысли благие,
Мчат они душу в одном направленьи —
В царство Христа, приснодевы Марии.

Словно вздымаются горы туманов,
Спектр восходящего солнца вбирая,
Словно покой и простор океанов
Нежно бормочут, тепло обнимая.
И разлетается тело на части,
Каждая звуком в симфонии мира,
Благодареньем вселенского клира.

И в упоеньи безмерного счастья
В мудром плетеньи божественных кружев
Жизни и жизни таинственно кружат.

12

Жизни и жизни таинственно кружат
В мыслях бессчётных, в их дебрях дремучих,
В зное, в дождях, в снегопадах и в стужах,
В древних культурах, в божественных кручах.

Всё испытав — и нектары, и яды,
Стать не иным, но содеянным Богом,
Новым прекрасным и любящим чадом,
Много страдавшим — прощающим много.

И безмятежно встречая входящих
Взором исполненным всякого блага,
Жаждущих потчевать солнечной влагой.

Так богоносные к почести вящей
Путь завершат, закалившись в горнилах
И упокоясь в безвестных могилах.

13

И упокоясь в безвестных могилах,
В солнце-Христа с головой погрузившись
С сонмом таких же безмерно счастливых,
Живы святые, с любовию слившись.

И на молитвы откликнутся Сергий,
И Николай, Серафим, и Георгий
И восстановят отмершие нервы,
И отрезвят от бесчинства и оргий.

Бережно под руки в небо проводят
Братьев, мятущихся в сумрачном доле.
Истина? Где она в нашей неволе?
И в неизвестности тянутся годы.

Только святые спасающей силой,
Светом текут в человеческих жилах.

14

Светом текут в человеческих жилах
О воскресеньи Христа благовесты,
И у души появляются крылья,
Дым на ветру — расточаются бесы.
Радостью бурной акафистов слава
В храмах звучит, и сады расцветают —
В недра горы возвращается лава,
Тяготы воском от пламени тают.

В прошлом смиренье креста и могила:
Муки Учителя, страх, беспросветность
Зла, искушений, диавольской лести —

Новая эра себя возвестила.
И возросла в пасти алчущих цирков
Духом Святым утверждённая церковь.

15

Духом Святым утверждённая Церковь
Ликами божьих угодников светит,
Подвигом прежним, что не померкнет,
Чем вдохновляются малые дети.

К ним из сокровищниц тысячелетий
Звёздное чудо росою нисходит,
Брызнут побеги и гроздья соцветий
Нового подвига в роды и роды.

И ароматы смиренных молений
Животворящей алхимией душу
Тихо спасут. И под Божией сенью
Жизни и жизни таинственно кружат.

И упокоясь в безвестных могилах,
Светом текут в человеческих жилах.