Второй луч. БРАХМАН

(новая редакция)

1

Из Солнца и из сердца человека
Уму является бессмертная душа —
Сперва слабее слабого намёка,
Едва в тисках материи дыша.
Тиски преобразуются в объятья
Любимой Матери — Владычицы Миров,
Душа парит в просторах необъятных,
Вбирая Силу, Свет, Покой, Любовь.
А где-то за пределами Вселенной
Невыразимый, вечно юный Абсолют —
Блаженное бессмертие для смертных,
Источник Истины, Творец Любви и Света,
Владыка вечности и верениц минут.
Я знаю, моё виденье верно:
На нас глядит тысячеокое ОНО.

2

На нас глядит тысячеокое ОНО
Созвездьями божественных соцветий,
Не скроет голубое полотно
Небес многоэтажных. Вечный ветер
Вселенной надувает паруса —
Единым действием живёт пространство,
На землю утром падает роса,
И вдохновляет путников для странствий.
У Бога действие и виденье — одно.
И мы к единству день и ночь стремимся
И в высоту росою испаримся,
Так жизнь моя — одной цепи звено,
Но мало тех, кто путь прошёл до верха:
Для смертного бесчисленность — помеха.

3

Для смертного бесчисленность помеха —
Желаний, знаний, мыслей… Плотный мрак
Окутал интеллект, владыку века,
И он для счастья — самый грозный враг.
Его способность — разделять единство,
Сердца сомненьями и критикой крушить,
В нём вместо радости пустые числа,
А радость — чистый воздух для души.
Ум Истину принять не отвлечённо
Способен просветлением себя.
И Свет, к самопревосхождению ведя,
Изменит разум необыкновенно,
Вот осознание обретено:
Явлений множество — действительно ОДНО.

4

Явлений множество — действительно ОДНО,
Есть только бесконечное Сознанье!
Оно и в беспросветной тьме видно,
В бесчисленных мирах существованья.
И качества души являет миру ум
Преобразившись в самоосознанье,
Из Света наведя мосты во Тьму,
Единства в мире поднимая знамя.
Так действует божественный герой,
Из лап невежества спасая братьев.
Он жертва неудачи и проклятья:
Христос — распят, пророкам крест — другой.
Маховику уж не остановиться.
И вот — «Я» бесконечное в границах.

5

И вот — «Я» бесконечное в границах,
И тело, словно ножны для клинка.
В гнезде из душной плоти божья птица
С тоской мечтает взмыть за облака,
Преобразить адхара оболочки,
Вселиться взмахом крыльев в вышину…
Душа познала, что над тёмной ночью
Есть Свет и Жизнь. И верит в правду ту.
Ей предстоит сражаться до победы
Пройти чрез смерть, страдание и ложь.
Здесь от падений и ошибок не уйдёшь,
Но, если есть благословенье веры,
Бессильна тьма, и в ней не свяжет страх
В раздробленных мирах, враждующих мирах.

6

В раздробленных мирах, враждующих мирах
Два полюса. И двойственности узы
Дух и Материю, качая на весах,
Втянули в вихрь извечного союза.
По лестницам от ада до Небес
Веками люди, демоны и боги
Бредут. Мы — путешественники здесь,
И нам открыты многие дороги.
Бежит наш путь между добром и злом:
Любовь на всё прольёт благословенье.
И совершенство будет достиженьем,
Опроверженьем очевидных слов,
Что не увидеть Господа в границах…
Но вижу я и в злых, и в добрых лицах.

7

Но вижу я и в злых, и в добрых лицах
Ту изначальную реальность бытия,
Что, словно родником живой водицы,
Питает корни временного «я» —
В спокойствии безбрежного пространства.
И время словно замерло во мне,
Нет изменений, только постоянство
Беззвучного звучанья в Тишине.
Струится в сердце сладостная радость
Живой водою Света-родника,
В одних - чуть видимого в глубине пока.
Но вдруг встаёт незримая преграда:
В непосвящённых вызывает страх
ОДНО, чьё имя не рождалось на устах.

8

Одно, чьё имя не рождалось на устах,
Не охватить даже безмерной мыслью.
Так слушай AUM, творенья первый шаг,
И в AUM живи, дыши, смотри и мысли.
В творенье формы, силы, имена,
Порой скрывают общее от части,
Нет, не в реальности, в уме — стена,
И мы в его неумолимой власти.
В полночном небе звёздные огни
В надежде на бессмертие и вечность
Сомкнутся Зодиаком быстротечным,
В глубинах космоса друзья твои.
И вдохновенье поднимает знамя
На самых дальних рубежах незнанья.

9

На самых дальних рубежах незнанья,
Где Тьма кромешная от тупости нема,
Где Тайна извращается до тайны
Ленивого и узкого ума,
В самодовольной лени наслаждений,
Не принимает просветлённый дар. Она
Зависла между смертью и рожденьем —
Недвижимый бессмысленный кошмар.
Но Свет штурмует непреложно крепость,
Чтоб героизмом мрак преобразить:
Самопожертвованьем может Тьма светить,
Что было тьмой, да обратится в светоч!
Штурмуют божьи воины кремли
В бессильи ночи, в безнадёжности земли.

10

В бессильи ночи, в безнадёжности земли
Реализация трансцендентальна,
Всегда в себе купается в любви,
А в проявлении зависима фатально
От демонических, невежественных сил,
Присвоивших себе в удел планету.
У демонов в достатке знания и сил,
И Тьма дерзает состязаться с Светом.
Пусть Светом станут ум, и сердце, и витал,
Пусть озарится духом наше тело,
Чтобы всевышний Свет вокруг меня витал!
Так трансформации начнётся дело.
Её вначале в своём теле проведи —
В биеньи сердца, и в дыхании, в крови.

11

В биеньи сердца и в дыхании, в крови
Присутствие живёт невыразимо,
Являясь в излучении любви
Всепобежающей и нежной силой.
Оно бывает твёрже, чем алмаз,
И, как стальной клинок, неумолимо.
Оно — ярчайший свет, невидимый для глаз,
И громогласно молчаливо.
Формального Тому определенья нет —
Запомнить можно в сердце ощущенье,
Увидеть в глубине себя свеченье —
Растёт внутри природы бесконечный Свет.
А от Него к уму приходит знанье —
Есть тайный Путь и Преобразованье.

12

Есть тайный Путь и Преобразованье
В крылатом устремлении души.
Все достиженья, опыты, старанья,
Все отреченья от границ и темноты
Преображеньем низойдут из Света —
Единством с тяжкой грубостью земли,
Соединением зимы и лета
Для новой, для невиданной весны.
И в красоте универсальна правда:
Обожествляемая красота
Ребёнка, солнца, женщины, цветка,
Ей имя в Запредельности — АНАНДА,
Блаженство — и о нём мечтаем мы
В трансцендентальном дне и в жутких безднах тьмы.

13

В трансцендентальном дне и в жутких безднах тьмы
Нам побывать и проявиться надо,
В реальность мира — не иллюзию и сны
. И Йогу в путешествии награда
На алтаре любви рожденья сладкий дым.
Во сне, и наяву, и даже в смерти,
Он — миру Свет, он Истиной любим,
Среди людей его полюбят дети,
А взрослые убьют иль проклянут,
Ославят, не послушают, не примут.
Непонятый, он для людей закончит труд,
Неоценённый и неизмеримый.
Так из его невидимой страны
Всегда сияет Свет. И им едины мы.

14

Всегда сияет Свет. И им едины мы.
Да, разделенье — смерть, а жизнь — единство.
Желаньем существа объединены —
Мир удовольствий чуден и таинствен,
И притягателен, нетрудно достижим,
Но разрушителен, поскольку ограничен.
В ловушках мнений слабый недвижим —
То удовольствием, а то страданьем схвачен.
Есть больший Свет, святая высота:
Блаженство, Бесконечность и Бессмертье —
Он торжествует, он в венце из терний.
Итоговая Истины черта:
Струятся света и блаженства реки
Из солнца и из сердца человека.

Из солнца и из сердца человека
На нас глядит тысячеокое Оно.
Для смертного бесчисленность — помеха:
Явлений множество — действительно Одно.
И вот — «Я» бесконечное в границах,
В раздробленных мирах, враждующих мирах.
Но вижу я и в злых, и в добрых лицах
Одно, чьё имя не рождалось на устах.
На самых дальних рубежах незнанья,
В бессильи ночи, в безнадёжности земли,
В биеньи сердца и в дыхании, в крови
Есть тайный Путь и Преобразованье:
В трансцендентальном дне и в жутких безднах Тьмы
Всегда сияет Свет. И им едины мы.