Содержание материала


Венок сонетов — архитектоническая форма поэмы, состоящей из 15 сонетов. Венок сонетов строится так: тематическим и композиционным ключом (основой) является магистральный сонет (или магистрал), замыкающий собой поэму; этот, пятнадцатый по счёту, сонет пишется раньше других, в нём заключается замысел всего венка сонетов.

Первый сонет начинается первой строкой магистрала и заканчивается второй его строкой; первый стих второго сонета повторяет последнюю строку первого сонета и заканчивается этот сонет третьей строкой магистрала. Итак далее — до последнего, 14-го сонета, который начинается последней строкой магистрала и кончается первой его строкой, замыкая собой кольцо строк. Таким образом, 15-й сонет состоит из строк, последовательно прошедших через все 14 сонетов.

Морозов Игорь

Венок сонетов изобретен в Италии в XIII веке. Первый венок сонетов на русском языке принадлежит Ф. Коршу, который в 1889 году перевёл венок сонетов славянского поэта Франца Прешерна. Оригинальные венки сонетов написали Вяч. Иванов («Cor ardens»), В. Брюсов («Роковой ряд»), М. Волошин («Lucaira»), из советских поэтов — С. Кирсанов («Весть о мире»), М. Дудин («Орбита»), С. Матюшкин («Осенний венок»).

Венок венков сонетов строится по тому же принципу. Причём каждый из сонетов первого венка становится магистралом для нового. Таким образом возникает сложная конструкция из 15 венков сонетов, которые раскрывают замысел изначального магистрала.


МИРОВОЗЗРЕНИЕ МИСТИКА

Венок венков сонетов

СВЕТ

(магистрал)

Из сердца Космоса — вселенской глубины,
Из солнца и из сердца человека
Всегда сияет Свет. И им едины мы —
Едины Тьма и сам источник Света,
Самосветящийся духовный океан,
Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться.
И нить сознания проходит по мирам:
Тьма жаждет умереть, а Свет — родиться.
Земли блаженный мрак в невежестве застыл,
Глад осознать и утолить не может,
Хоть каждый век он и меняет кожу.
А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл
Или стремится бросить Тьму для Света
И просветлить природу человека.

КОРОНА СВЕТА

(магистральный венок сонетов)

1

Из сердца Космоса — вселенской глубины,
Где корень есть начала-окончанья,
Стартует вечно вечность к детям — для игры
В змеиное кольцо существованья.
Из сердца Истины, сияющей в себе,
Из бесконечности всегда свободной
Стартует вечно Свет и прячется во Тьме,
В конечном, называемом природой.
Потерянный в себе на долгий-долгий век,
Свет обнимает собственную немощь,
И слово Истины до срока немо.
Не прекращает время вековечный бег,
И Свет-младенец вдруг залился смехом
Из солнца и из сердца человека.

2

Из солнца и из сердца человека
На нас глядит тысячеокое Оно.
Для смертного бесчисленность — помеха:
Явлений множество — действительно Одно.
И вот — «Я» бесконечное в границах,
В раздробленных мирах, враждующих мирах.
Но вижу я и в злых, и в добрых лицах
Одно, чьё имя не рождалось на устах.
На самых дальних рубежах незнанья,
В бессильи ночи, в безнадёжности земли,
В биеньи сердца и в дыхании, в крови
Есть тайный Путь и Преобразованье:
В трансцендентальном дне и в жутких безднах Тьмы
Всегда сияет Свет. И им едины мы.

3

Всегда сияет Свет. И им едины мы —
Нанизаны на нить Его, как бусы.
Я — Он, мы — Он. А формы — только сны,
А тело — клетка, люди — это души,
Чей вечный дом любви в Космической Душе,
Богине-Матери — основе Мира.
Материя — закон для созданных вещей,
Ей имя Жизнь, когда едина с силой.
И время в вечности неразделимо. Нет.
Игру различий, блеск алмазных граней,
Цикличность воплощённого сознанья
Создаст иллюзия — поток минут и лет.
Вот Истина! Мы осознали это —
Едины Тьма и сам источник Света.

4

Едины Тьма и сам источник Света:
Из Тьмы родится Свет, а Свет — начало Тьмы.
Блаженство — вот Всевышнего примета,
А в Нём движенье и покой обручены.
Тьма — лишь возможность будущего Света,
Который дремлет за пределами всего.
Он есть везде, Он не имеет места.
О сладостный мой Друг! Как я люблю Его.
Блаженное Дитя — мечта природы,
Господь, который всё и более, чем всё.
Моё наполнено Тобою бытие:
Полётов лёгкость, тяжесть переходов,
Господь, Ты не мираж, не морок, не обман —
Самосветящийся духовный океан.

5

Самосветящийся духовный океан,
Обычным чувствам смертных недоступный —
Он всё и вся уже в себе имеет сам,
Для времени и мысли неприступный.
Здесь безусловное блаженство бытия,
Здесь интенсивность и покой сознанья.
Исчезла в море капля — крошечное «я».
Я — АБСОЛЮТ, бессонное сиянье.
Он — Бог, который очень, очень далеко.
Он — Бог, который очень, очень близко.
В Него входи без страха и без риска:
Он — Твой родной от века, ты — всегда Его.
Он — Тот, что не вмещается в границах,
Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться.

6

Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться
Бескрайний Свет, что станет озарённым ум,
Что жизнь душе свободно покорится,
И даже тело осознаёт правду ту,
Мы верим, мы мечтаем, мы стремимся.
Мы верим: ближнего полюбим, как себя.
Мечтаем, что в бессмертие вселим «я».
Стремимся Богу всё своё отдать любя.
Нам милость — дождь, нам Состраданье — солнце,
Из Тьмы невежества в бескрайний Свет растём.
Увидим, наконец, одним прекрасным днём,
Как распахнётся тайное оконце
В стене ума: Бог-Свет явился снова нам,
И нить сознания проходит по мирам.

7

И нить сознания проходит по мирам,
Как следствие-причина воплощенья.
Оно соединило завтра и вчера,
Верх-низ и все другие направленья…
Оно — и человек, Оно — бессмертный Бог,
Само в себе растёт без перерыва.
Оно Свет знания и внутренний Восток,
Оно исходит от Отца и Сына.
Господь-Сознание — прекрасная ладья:
Меня везёт от Света дальше к Свету,
И приключенья радостнее нету!
Свет Истины для нас — помощник, не судья.
И стоит только в этом убедиться —
Тьма жаждет умереть, а Свет — родиться.

8

Тьма жаждет умереть, а Свет — родиться.
Такой закон творению от века дан,
Обратный способ миру не годится:
Свет больший — совершенство, меньший Свет — изъян.
Но пребывает низшая природа
В междоусобной и бессмысленной борьбе,
Вот проводник — ведёт не зная брода,
Ошибкам ищет оправдания в судьбе.
Но худший враг — бездеятельность тела.
Его от сна расшеве6лишь едва-едва,
Оно задаст вопрос: «Ну, где моя еда?» —
И в спячку вновь впадает то и дело.
Хотя в душе неисчерпаем кладезь сил,
Земли блаженный мрак в невежестве застыл.

9

Земли блаженный мрак в невежестве застыл:
Господь хранит, есть много наслаждений.
И смертный высшее уже совсем забыл
Среди бесчисленных полярных мнений.
Свет в забытьи свою реальность потерял,
Стал смертным, ограниченным, несчастным,
Из запредельности блаженной убежал,
В неё вернётся чистым и прекрасным.
Там путешествия предвиденный конец,
Приют души, последнее Самадхи.
Там Бог в Себе: нет рая, нет и ада.
И встретит деток в доме радостно Отец…
Но душу ЗДЕСЬ невежество тревожит —
Глад осознать и утолить не может.

10

Глад осознать и утолить не может
Тот, кто всегда привязан чувствами к земле,
Чьи мысли в небе коршунами кружат.
Свет — пища каждому — растится на Стезе,
В души полёте к золотому Солнцу.
Но рой желаний поплотнее облаков,
А жизнь, как море: в рифах нужен лоцман,
Чтобы проплыть в ладье чрез множество веков.
Но человек не думает о цели,
Он слишком эго собственное ценит.
Петляет сам собой, не взяв проводника,
И доверяет рассужденьям вожжи.
Да, этот путь неизвинимо ложен,
Хоть каждый век он и меняет кожу.

11

Хоть каждый век Он и меняет кожу,
Он — неизменен, ни во что не вовлечён,
Во всех превратностях судьбы всё тот же,
Когда он найден и когда не обретён —
Безмолвный дух в глуби существованья,
Моя опора в жизни, мой надёжный щит.
Страдает тело, злоба душу ранит,
Но Истину во мне безмолвие хранит.
Дух тайно пребывает в сердце каждом,
Вниманья и любви Он терпеливо ждёт,
Чтоб разделённости растаял в мире лёд,
Чтоб утолилась тьмы всемирной жажда.
Перед рождением нас Бог благословил,
А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл.

12

А новый смертный вновь в желаньях тратит пыл
Души, к свершеньям Божьим устремлённой.
И дремлет множество чудесных светлых сил,
Не познанных в себе, не применённых.
А смертным создаётся множество оков,
И стен, и потолков, дверей, решёток.
Он скажет в оправданье: «Этот мир таков!»
Смириться с очевидностью легко так.
И в клетке тела, умом души,
Не хочет осознать несчастный смертный,
Что он есть ТОТ, действительно бессмертный.
Но древний выбор синей птицею кружит:
Ждать в беспросветной тьме сто вечностей ответа
Или стремиться бросить Тьму для Света.

13

Или стремиться бросить Тьму для Света,
Или войти со Светом во владенья Тьмы?
В блаженстве запредельном песня спета:
Безмолвие души — исполнены мечты.
А проявленье — новый путь на вечность,
Страданий и трудов незавершённый круг.
Во Тьме пылают устремлений свечи —
То в мир пришёл единственный и вечный ДРУГ,
Чтоб вдохновить усталое творенье,
Чтоб обновить Собой его умолкший зов,
Замкнуть миров распавшиеся звенья,
Дать путникам Себя — еду, питьё и кров.
Он в мир пришёл, чтоб взять заботы века
И просветлить природу человека.

14

И просветлить природу человека,
В Господний Выбор преобразовать её,
Исполнить всю, как есть, — всю от земли до неба,
Весь мир: сознание-блаженство-бытиё.
Иллюзия до Истины развилась,
Страданье в Свете до блаженства доросло,
И жизнь бессмертная из них родилась,
И совершенство в жизнь бессмертную вошло.
Но вот уже иное достиженье
В зенит восходит, впереди большая цель,
Блаженство — действие, не мягкая постель.
В покое совершается движенье.
Маняще льётся Свет неведомой страны
Из сердца Космоса — вселенской глубины.