ПО КАСАТЕЛЬНОЙ

Встревоженной птицей взметнулся
Твой взгляд, прикоснувшись ко мне…
И всплеск учащённого пульса,
И краска на бледном лице…

Мы скованы узами долга…
И кто ж тот злодей-кредитор,
Что воплощённого Бога
Загнал в этот жгучий костёр?

* * *

Я скучаю, мой ангел, вдали от тебя,
Слава Богу, что в сердце твой образ живёт.
Не пойму, почему полусводня-судьба
Дразнит счастьем и жжёт преисподним огнём?

Мы пройдём мимо всех предначертанных зол,
Как по звонкой струне, как на гребне волны…
Я из тысячи правд не возьму ни одной —
Мне довольно твоей любви.

* * *

Чем ты ближе – тем неуловимей:
Так снежинка тает на щеке,
Так морской прибой смывает имя,
Что я пальцем вывел на песке.

Канет в прошлом сладость поцелуя.
И на тех нетающих снегах
Что рукой замёрзшей напишу я?
Лишь былое с нами навсегда…

* * *

Нас никогда не обвенчают в церкви,
Хотя, быть может, и не проклянут…
Но наших душ не заполучат черти,
Когда откроет правду Страшный Суд.
Мы только бесприютные бродяги
По нотным станам в непроглядной тьме,
Мы только эти строчки на бумаге…
Любимая, ты словно снишься мне.

* * *

Смотреть неотрывно и жадно
На твой силуэт в окне,
Скрываясь то в сумерках сада,
То – днём – в высокой траве.
И знать несомненно, что любишь,
Что дверь мне отворена
И что те случайные люди —
Случайно здесь до утра.
Гореть в несгораемой страсти,
Желать … скрываясь в траве.
Увы, моё светлое счастье,
Не смею быть ближе к тебе.

НАШ ОСТРОВОК

Время сдавило пружину событий,
Время сожгло свитки наших долгов,
Нам предстоит много чудных открытий,
Огненных мыслей, немыслимых снов.

Снова приливами лунных эмоций
Будут наполнены чаши сердец,
Нашей судьбе не начерчено лоций,
Наше грядущее здесь и нигде.

Плещут вулканы кипящею лавой —
В море рождается новая твердь.
Надо поверить в священное право:
Всё подчинится любви — даже смерть.

* * *

Я знаю всю неотвратимость
Судьбы сковавшей кольца те,
Что не случайно твоё имя,
Что Тот, Распятый на кресте,
Открыл немым благословеньем
Одну из сокровенных тайн…
И кольца так замкнулись в звенья,
Что стал неотвратимым план,
Начертанный в надзвёздных высях
На золотой заре времён,
Что солнечно искрится в мыслях…
Ты – самый светлый вещий сон!

* * *

Дремлют ещё фортепианные звуки
В чёрной коробке, застывшей в углу.
Клавиши ждут, когда нежные руки
Из пустоты чудеса извлекут.

Так же в ракушке причудливой – море,
Тайна прибоя, что в дальнем краю…
Чудо в квадрате Мария-аморе:
Ио тэ амо, кохаю, люблю…

* * *

Нам спать не давала кукушка всю ночь,
Раздвинув срок жизни до тысячелетий.
И надо «ку-ку» её сбыться точь-в-точь:
Должна же быть правда на свете!