* * *

Просторы золотого Макрокосма
Апрельским дуновеньем ветерка
Ласкают льдисто-снежные торосы
Открывшегося Истине ума.

И бездны за пределами познанья
Возносят ум в неведомую тьму,
Где смутная, неназванная тайна
Подспудно лечит слепоту.


* * *

Покой застыл, пронизанный грозой –
Её сверканьем, грохотом и ливнем.
А тишина незримо, но призывно
Жила своей хрустальной чистотой.

В нас действуют незримые мотивы –
Смешала Истина коктейль неправд
Из тысячи возможностей и прав,
Так исказились перспективы…

Лишь воля запредельной Тишины
Избавит от страданий и вины.


* * *

Заполнив тишину души немолчным гулом,
По лестницам миров нести алмазы слов,
Чтоб в форточку ума с вершины свежим дуло,
Чтобы сметало пыль с диванов и столов.

Вот образ бытия – во век невыразимый –
Расплавившее ум неведомое То.
Прозрачней воздуха неназванное Имя,
Желаннее, чем жизнь, красивее цветов.


* * *

Моя память, как дерево осенью,
Что роняет листы перед снегом.
Скоро травы покроются проседью
И приблизится хмурое небо.

Вот уже осыпаются истины,
А останутся сучья и ветви.
Так сбежавшие волосы с лысины
Открывают ум высшему Свету.


* * *

Когда-нибудь все кончится, поверь,
И дверь захлопнется земной последней жизни…
Но станет человеком прежний зверь
И вновь напишет те же афоризмы.

Прочерчен путь по разным этажам,
Все тот же образ отразился в водной глади,
И голос пламени, бегущий по мирам,
Не смерти, а бессмертной жизни ради…

А я почти собрал свой чемодан,
Купил билет, и ожидаю рейс на Солнце.
Кто жил не раз, кто AUM TAT SAT искал,
Тот выскользнет сквозь малое оконце.