Крещение

Сонет № 1

Словно путник продрогший — тепла,
Словно жаждущий — каплю воды,
Я хочу, чтобы стала светла
Жизнь в добре, красоте и любви.

И как тонущий всем существом
Ищет воздуха — только б дышать! —
Я хочу, чтоб моё естество
Претворилось в подобье Христа.

Даже если до Судного Дня
Мне терзанья придется терпеть,
Если жуткая вечная смерть
Одесную восстанет меня,

В моём сердце жемчужина есть:
О спасенье надёжная весть.

 

Сонет № 2

В колодец бездонного света
Ныряю, молитву твердя.
И съёжился, спрятался где-то
Весь мир — далеко от меня:

И гордости мрачные пики,
И похоти мутный поток,
Жестокости чёрные вихри,
И лени зыбучий песок.

Вот чьи-то — заботливо — руки,
Меня вознесли в облака,
Так ласково. Чьи-то глаза
Мне в душу светло заглянули.

Ты — радость убогой земли,
Мы — дети, Мария, твои.

 

Сонет № 3

Вот вечер вновь. И птицею кружится
Твой сладостный питающий покой.
И сумерками вычищены лица
Прохожих — без забот спешат домой.

И ждёт меня с бодрящим ароматом
Крепчайший чай и мудрый фолиант,
Вид из окна с заиндевелым садом –
Здесь теплый рай, а за стеною – ад.

И без помех, без суеты ненужной
(Наедине: вот я, и вот — Христос)
Молюсь в душе. И, чистым став листом,
Карандашу Всевышнего послушный,

Я воскресаю в Образе Твоём –
Нерукотворный Спас запечатлён.

 

Сонет № 4

Я каюсь, Боже! Нищий и нагой
Стучу в ворота. И глухое эхо
В ответ бормочет: «Боже, Боже мой…»
И звон неслышный солнечного смеха.

Я каюсь, Боже! Преступленьям — суд,
Бесчинствам — кара, грешнику — спасенье.
И вспыхивают звёзды там и тут
Предвестниками скорого прощенья.

Я твой, владыка Иисус Христос!
И пред твоим непостижимым ликом
Душа горит молитвою простой
Так свято, упоительно и тихо.

Я жить хочу для Царства Твоего!
Я каюсь, помоги стяжать его…

 

Сонет № 5

Уже истома искушенья
Сквозь страх так сладостно зудит!
И пульса частого смятенье,
И мысль лепечет, кровь горит.

Но жест последний замирает
В полусодеянном грехе,
Нога не движется у края…
Восходит солнце вдалеке,

И Образ Спаса запыленный
Очистит бережно рука,
И будет вновь его слуга
Язык, став в Истину влюбленным.

Вкушает таинства Христа
Божественная чистота.

 

Сонет № 6

Обеспокоенным — покой,
Молящим — милость:
Божественное молоко
Вливает силу.

Всем отягченным — по крылу,
Больным — леченье,
Заблудшим — к Твоему крыльцу
Сопровожденье.

Неправым — праведности свет,
Грехам — прощенье.
А праведник — да будет свят!
Без исключенья.

И произнесшему: «Люблю!»
Даруй, Господь, любовь свою.

 

Сонет № 7

Стряхнув безбожной жизни ужас,
Молитва в сердце-алтаре
Бесплотной чудо-птицей кружит
И поднимается горе.

Неопалимой купиною
Она и день, и ночь горит,
Раскинув крылья над страною,
Что о ненужном говорит.

И откровением летучим –
Любовь взаимна: Бог и мы –
Взойдут заветы старины.

Так солнце разгоняет тучи,
Так оживет благая весть,
Что нам открылась через крест.

 

Сонет № 8

Молений золотой запас,
Горящим сердцем вознесенных,
В тяжелый час питает нас –
Мы всех помянем поименно.

В слова — целительный бальзам –
Войдет огонь Святого Духа.
И после засухи гроза
Промчится, громыхая глухо,

Смывая зол и горя пыль…
И вот, надежды воскрешая,
Грядет Владычица Святая
В мельканье херувимских крыл,

Восхитит душу на мгновенье
Послушать ангельское пенье.

 

Рождественский триптих

Сонет № 9 (1)

Рождество — белый снег.
Его хлопья врачуют.
Рождества льется свет
На поляну ночную.

И дорога чиста,
Белоснежна планета,
Словно в ризу Христа
Ненадолго одета.

Снег — рождественский свет,
Богоданная манна.
Незаметно рассвет
Осияет поляну,

Где бревенчатый скит
Средь сугробов стоит.

 

Сонет № 10 (2)

Огоньки лампад
Побеждают тьму,
Тихий снегопад –
Благодать ко сну.

Заметенный скит
В вековом лесу
Безмятежно спит,
Видит сон — весну.

И цветет она,
Вся — акафист роз.
Солнце пьет весна
Листьями берез.

Белый снег садов –
Драгоценность снов.

 

Сонет № 11 (3)

Зима шагнула. Затопили печи,
Морозный день дымами застолбив.
Как будто в храме поднебесном свечи
Зажгли во имя царствия любви.

В церквушке бедной началась обедня:
Простая пышность цареградских служб.
И отстояв положенное время,
Народ вернулся к лямке вечных нужд,

Творя молитву перед добрым Спасом,
Растя детишек и варя борщи,
Не ужасаясь перед смертным часом…

Сочельник, на дворе мороз трещит.
А где-то, в глубине таежной, скит
Для всех, для нас значительно молчит.

 

Сонет № 12

Духом Святым утвержденная Церковь
Ликами божьих угодников светит,
Подвигом прежним, что не померкнет,
Чем вдохновляются малые дети.

К ним из сокровищниц тысячелетий
Звездное чудо росою нисходит,
Брызнут побеги и гроздья соцветий
Нового подвига в роды и роды.

И ароматы смиренных молений
Животворящей алхимией души
Тихо спасут. И под Божией сенью
Жизни и жизни таинственно кружат

И, упокоясь в безвестных могилах,
Светом текут в человеческих жилах.

 

Сонет № 13

В молитве находя опору,
В державном имени Христа,
Дорог внимая разговору,
Святые посещу места,

Где след невидимых сожжений
Сердечных жертв и благодать,
Где трещины мировоззрений
Живая зарастит вода,

Где покаянье плодотворно,
Где Бог незримый ощутим.
От накопившегося сора
Освободившись, буду с Ним.

И потеку в обратный путь,
Преобразившийся чуть-чуть.

 

Сонет № 14

Иконописец

Осторожно коснется доски
Живописца премудрая кисть,
И симфонией лягут мазки –
Воплотится о Господе мысль.

Сердце чувствует, видят глаза,
Губы шепчут: «Пречистая Мать…»
Словно ожили вдруг образа,
Чтобы радость и веру рождать.

Вот святыня твоя, Светлояр!
Вот художник, исполненный сил,
Чтоб молитвенный сердца пожар
От бесплодья души не остыл.

И вникает в творение ум,
О Христе преисполненный дум.

 

Сонет № 15

И день, и ночь (доколе есть они)
О нас молитвы превозносят Богу
Неведомые иноки Твои:
О всех болящих, ищущих дорогу,
О безнадежно погруженных в тьму,
О беспробудно подчиненных злобе,
О страждущих, взывающих к Нему,
О светлой жизни чающих в утробе.
На чудных крыльях пламенных молитв
Удерживают доброту в природе.
А мы, не видя их, не слыша вроде,
Без слов священных не способны жить…
И мне спокойно, сладко и легко,
Что Богу служат братья далеко.

 

Сонет № 16

Есть Тот, Кто пробуждает души,
Не убеждая, не грозя,
Словами не тревожит уши –
Он сердцу шепчет: «Это я…»

Что изменилось? Боже, Боже…
Кем был я столько тяжких лет –
Был мертв и чудотворно ожил?
И мрак окрест, а в сердце свет.

Ещё одно свершилось чудо –
Разверзлись очи у слепца.
И вот растут повсюду срубы
Церквей всевышнего Отца.

Огонь бесчисленных лампад
В России упраздняет ад.

 

Сонет № 17

Цари, священники, купцы и земледельцы,
Законописцы, воины, пророки
Премудрые и мастера-умельцы,
Во времени торящие дороги –

Все святы, как один — из века в век всё те же
Простые непорочные трудяги
У Бога Слова. Но звучат легенды свеже,
Но пламенеют буквы на бумаге.

И творчества живительные реки
Пускают в обезжизненные вены
Христа принявшие всем существом во веки,
В Нём жившие, почившие смиренно.

И праведность неодолима в мире:
Вот здесь, сейчас, где правды нет в помине.

 

Сонет № 18

Я люблю, пламенея словами,
В час ночной перед Богом стоять –
Чтобы лед отчуждения таял,
Чтоб гореть и во век не сгорать,

Чтоб молитвенный свет Николая,
Чтобы Сергия истинный свет
Предо мною восстал осязаем
В непорочном своём естестве,

Чтобы стало всё просто и ясно,
Чтоб размеренно, чтоб во Христе
Дни текли ненатужно, непраздно
В бденьях, службах, молитве, посте.

И любви всеблаженной плоды
Чтоб дарили Господни сады.

 

Сонет № 19

Всем сердцем я люблю святую Русь,
Ее убогую неброскость,
Стремление бежать державных уз,
Молитв ее подспудный рокот.

Люблю провинциальный кругозор,
И радость к деревенским храмам странствий,
В Христа блаженно устремленный взор
И служб церковных постоянство.

Люблю искусством понятую жизнь,
Душеполезность интуиций,
И золото священнических риз,
Простые, добрые, святые лица.

Проплыл сквозь мрак безбожных лет
Святой Руси не тонущий ковчег.

 

Сонет № 20

Так много в мире разных хитрых штук:
Машин, устройств — могуществ, наслаждений,
Где техноминотавров адский круг,
Где лабиринты цепких вожделений

Замкнули дух в бессовестную мглу,
В уродство мысли и безбожность чувства.
В такую безысходную нужду,
В такую жуть безудержного буйства…

Так сладко слышать: «Мир вам во Христе!»
И причащаться в мире Божьих Таин.
И возрождаться в православном храме

Тем, Кто когда-то умер на кресте,
Тем, Кто по смерти в третий день воскрес,
Тем, Кто грядет со славою с Небес.

 

Сонет № 21

С рожденья мы — заложники греха.
Кто — за вину, а кто — для славы Божьей.
От Евы потекла людей река
В одеждах кожаных, в тисках острожных.

В глазах ребенка — мир и благодать
Небесных кущ, свобода и безгрешность.
Его грядущее — сокрытая руда,
И день за днем идет-грядет неспешно.

Вот возраст. И, открытый всем ветрам,
Дождям, снегам и всяким непогодам,
Ты отдан в искушение свободам,
В угоду людям, на почет, на срам.

Лишь смерти отворенные врата,
Возможно, впустят в Царствие Христа.

 

Сонет № 22

И вот, когда в смятенье полусна
Ворвалась, в корчах, судорога боли
И смутные желания смела –
Взметнулись мыслей вороные кони,
Покоя не удержит их узда,
Уж бреда смерч готов разрушить душу…
Воздвиглись нерушимые слова:
«Господь мой — Бог». В себе я обнаружу
Единственный недвижимый устой,
В котором тишина и обещанье,
Который, по догмату, Бог живой:
Я не погиб, живу для покаянья.

Спаси меня! Во мне спасенья нет:
Я тьма ночная, Ты — во мне рассвет.

 

Сонет № 23

«И в бурю созерцать под гром и вой
Величие пустыни мировой».

  К. Бальмонт

Уютно и тепло в руках Господних
И в бурю катаклизмов мировых,
Когда материки в пучинах водных
Камнями тонут, в тучах грозовых
Когда всё небо и когда от смерти
Спасенья нет ни людям, ни зверям,
И торжествуют алчущие черти,
Вулканами, обвалами гремя.
Что плоть моя? Зерно меж жерновами,
Судьба моя — залог былых грехов:
Венчается погибельными днями
Строение бесчисленных веков.

И всё же утверждаю я сегодня:
Уютно и тепло в руках Господних.

 

Сонет № 24

Когда вхожу в многовековый храм,
Возросший над бескрайнею Россией
И утвердившийся христовой силой
Друзьям во благо и врагам на срам,
Когда молитва, свечкой восковой
Затеплясь в сердце, в огоньках бессчетных
Теряется — о Боге храм поет нам:
Поют иконы, стены, аналой.
И мудрость открывается земли
Творцом от века вложенная в сердце
Вещей, а ныне скрытая за дверцей,
К которой не пускают нас грехи…

Вот разомкнулись каменные своды,
Душа летит в предвечную свободу.

Страсти Господни

Сонет № 1 (25)

Смотря рассеяно в огонь,
Поникший Пётр не смел молиться,
Вокруг костра чужие лица,
И не понять — то явь иль сон…

Царя и бога уж пытают…
Чья власть? И что всесильный Он
Позволил? Еле слышный стон
Пётр издаёт. Ночь выстывает.

«А вот — христов!» — «Да что ты! Нет…»
И вот уже в дверях рассвет.
Кричит петух, тьму прогоняя.

Забывчивость не смоет «нет».
То зная, безутешен Пётр:
Он о прощении взывает.

 

Сонет № 2 (26)

Утихли ветры, потускнели звёзды,
Покрыла звуки жизни тишина,
Когда сомкнулись каменные своды
Над Тем, Распятым… А Его страна,
Которую объял размахом крестным,
Которую в Отце животворил,
Себя убила, не найдя в нём места,
Отринула веленье: «Возлюби!»
Так буднично, беспечно, так лениво,
Как тащится тяжёлая арба.
Уже неумолимая судьба
Топор на иудеев наточила,
Когда свершил Израиль смертный грех:
Одно убийство — тяжелее всех…

 

Сонет № 3 (27)

Ещё пустынен Гефсиманский сад,
Невнятны угрожающие тени,
Но распахнул свои ворота ад,
И спят ученики под адской сенью,
Не слыша слов Учителя к Отцу.
А эхо нас достигло через годы —
Приговорён к терновому венцу
Убийственным бесчувствием народа.
Но спросим: «Где победа, ад, твоя?»
И крест в веках прославится, как знамя:
Его не опаляющее пламя
Хранит в себе несчастная земля.
И весть летит сквозь города и веси:
Надежда есть — Христос Воскресе!

 

Сонет № 4 (28)

Воздвиг из камня Бог себе детей —
Адама ветхого из неживого праха…
Тот стал терзаться гневом, болью, страхом,
Пушинка в вихрях мыслей и страстей.

Он был пронизан грешною любовью,
Ревнивой. Жил на лезвии ножа…
Рождая смутный век — суды верша,
Судьба кропила поколенья кровью.

И жаждали Спасителя-Христа
Уставшие от беззаконий люди,
Моля и веря, что возможно чудо…

В мистерии голгофского Креста
Воздвиг из праха нового Адама
Господь трёхдневным воздвиженьем Храма.

 

Сонет № 5 (29)

ЕВАНГЕЛИЕ

Начертанные на листе бумажном
Слова, умом чью силу не понять,
В веках получат роковую важность,
И воля их не обратится вспять
Ни леностью, ни узким неприятьем,
Ни тупостью, ни злобой, ни грехом.
Они разрушат города заклятьем,
С Востока двинут племена рекой.
И на развалинах империи античной,
На чернозёме сгинувших культур
Слова положат семя в борозду.
И жизнь дойдёт до точки пограничной,
Конца времён, исполнятся когда
Христом произнесённые слова.