новая редакция

(магистрал)

Самосветящийся духовный океан,
Обычным чувствам смертных недоступный —
Он всё и вся уже в себе имеет сам,
Для времени и мысли неприступный.
Здесь безусловное блаженство бытия,
Здесь интенсивность и покой сознанья.
Исчезла в море капля — крошечное «я».
Я — АБСОЛЮТ, бессонное сиянье.
Он — Бог, который очень, очень далеко.
Он — Бог, который очень, очень близко.
В Него входи без страха и без риска:
Он — Твой родной от века, ты — всегда Его.
Он — Тот, что не вмещается в границах,
Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться.

1

Самосветящийся духовный океан,
Безмерно радостный, приветливый и тихий,
В нём штиль и шторм — недвижный ураган:
Пронизан Ветром Свет безликий.
Захвачен Ветром парусник души,
Всё существо пронизано дыханьем.
Душа теряется в немыслимой глуши,
В таинственных истоках мирозданья:
О, жизни океан — божественная Мать,
Все существа в Тебе живые капли,
И все Тобой бессмертны — без изъятья!
Мы только-только начинаем познавать
Предмет божественный, простой, но трудный,
Обычным чувствам смертных недоступный.

2

Обычным чувствам смертных недоступный
Путь открывается одним прекрасным днём:
Вдруг мысли замерцает отблеск скудный,
Вдруг искра вспыхнет голубым огнём.
Сосредоточив мысль, прорви завесу,
Разоблачи обманчивую твердь,
И победив иль ускользнув от бесов,
Стучись в Неведомого найденную дверь.
У концентрации способность есть и сила
Вскрывать замки у запертых дверей,
Смирять и связывать неистовых зверей,
И улыбнуться вдруг светло и мило,
Когда в себе открыт духовный океан.
Он всё и вся уже в себе имеет сам.

3

Он всё и вся уже в себе имеет сам,
Из Непроявленного льёт сиянье
И мудро расставляет по местам
Вселенные и атом мирозданья...
Из бесконечного в конечное нырять,
И в бесконечности себя умножить,
На покрывале Матери играть,
Расти, цвести, подобно лотосу — мы можем.
Наш корень в запредельной высоте,
Питает сердца сладостную радость,
Предвосхищая вечности награду:
Бессмертьем воссиявший на Кресте
Введёт в чертог надзвёздный и надлунный,
Для времени и мыслей неприступный.

4

Для времени и мыслей неприступный
Внутри тебя — единый Абсолют.
Сосредоточив в сердце ум и чувства,
Отвергнув плотность форм, отыщешь душу тут.
И надувая паруса сознанья,
Душа-кораблик в океане мчит,
В безбрежности теряясь ликованья.
Бог-Свет в самом себе открыт,
Мир — это рай, все люди — братья,
Все формы - только капли божества,
А жизнь легка, прекрасна и чиста!
Мы в материнских нежимся объятьях,
Бог — Мать-Отец, а вместе мы — семья,
Здесь безусловное блаженство бытия.

5

Здесь безусловное блаженство бытия,
Что кажется почти невероятным
Страданье, грех, жуть адского огня,
Беспомощность, болезни и утраты.
Блаженства абсолютная вершина-Бог —
Ещё не явленное обещанье.
Высок и крут у дома Божьего порог,
Сокрыты цели, замыслы и планы.
Ты в Сострадание божественное верь,
Оно преступника спасёт от ада,
Оно подвижнику в трудах — награда
Среди невзгод, скитаний и потерь.
Блаженство — наше место обитанья,
Здесь интенсивность и покой сознанья.

6

Здесь интенсивность и покой сознанья.
Без интенсивности покой рождает смерть,
А беспокойство — сущее страданье.
Мы в океан забрасываем сеть,
Прибоя тщетно изучаем пену,
Прибрежных пляжей гальку и пески:
Вся дрянь, и мелочь — для познанья ценны,
А ветер полон сладостной тоски.
Всё станет в этом мире совершенным,
У Бога вечность, чтобы мир осуществить,
Исправить, изменить и вновь преобразить
Из временного в вечный — постепенно.
Закончен цикл: и вот — во Всем Себя любя,
Исчезла в море капля — крошечное «я».

7

Исчезла в море капля — крошечное «я»,
Души прообраз, или обезьяна,
Иль искра малая для звёздного огня,
Иль Абсолют, уменьшившийся странно
Вплоть до противопоставления себе.
«Я» малое — этап для перехода
К истоку в первозданной глубине,
Где новые прообразы природа
Творит на радость Богу и себе.
В Блаженстве «я» исчезнет неприметно
В лучах великолепнейшего света,
Где всё исполнено и явлено уже.
Победа! И взвилось святое знамя:
Я — Абсолют, бессонное сиянье.

8

Я — Абсолют, бессонное сиянье,
Неразделённая безличность бытия,
Спокойное блаженное сознанье,
Безбрежное немеркнущее Я.
Во Мне нет ничего от человека:
Пространство, в мир отброшенная тень.
И к Цели нет стремительного бега:
Я сам в себе достигнутая Цель,
Предвестье несказанного блаженства
В убогом теле. Но пока нельзя,
Но время истекло. Скользя,
Спускается с вершины совершенства
Вот этот — человек, открывший суть Его:
Он Бог, который очень, очень далеко.

9

Он Бог, который очень, очень далеко,
Ведёт к Нему дорога — устремленье.
Непостижимая Нирвана высоко,
Но непрерывны Иерархий звенья.
И каждое звено несёт в своей груди
Всевышнего, оно и есть Всевышний.
Не отпускай меня, о Гуру мой, веди,
Как хочешь сам, всё дальше и всё выше!
Я вижу: многоликая Природа — Бог,
Трансцендентального прообраз Бога.
Я вижу, что богов ужасно много,
Ведь каждый человек и есть грядущий Бог.
Сознание, опущенное низко,
Он — Бог, который очень, очень близко.

10

Он — Бог, который очень, очень близко,
Всего лишь потому, что я Его люблю.
Он пребывает с каждым тайно, тихо,
Со мной всегда открыто: я его кормлю
Нектаром преданности безусловной
И ядом собственной нечистоты.
И ест он всё, не упрекнув ни словом,
Что делать, Он — святой, и не святые мы.
От отравления спасает юмор,
Он Богом для того изобретён,
В творении Его распространён:
Не любит Бог казаться хмурым.
За преступленья не предъявит иска —
В Него входи без страха и без риска.

11

В Него входи без страха и без риска.
И то? Куда тебе, дружок, ещё идти?
Но не носи своих желаний списка —
Их не исполнит. Лучше не проси.
Бог весь самопожертвованье миру.
Частица мира! Значит и тебе!
Не то, чтоб без Него мне жить не мило -
Дышать я не могу, а значит жить вообще.
Я без Него бессилен, бесполезен —
Его могущество и знание во мне,
Его единство радует вполне —
Так пусть Он будет беспрерывно весел!
Во всех случайностях не забывай того:
Он — твой родной от века, ты — всегда Его.

12

Он — твой родной от века, ты — всегда Его.
Подчас держаться трудно идеала,
Но без него уныло и темно.
Бесцельности аморфная отрава,
Желанья, страсти, слабость и враги
Испытывают идеал на прочность,
Да будут ежедневные шаги
Тверды, уверенны, неотвратимо точны.
Основа долга — этот идеал,
Он оправдание существованья,
Он в карме намечает божьи грани —
Алмазной прочностью сверкающих начал.
И лёгким ветром обдувает лица,
Он — Тот, что не вмещается в границах.

13

Он — Тот, что не вмещается в границах:
Безбрежный океан, границ не признаёт.
Душа — в бескрайнем море лодка-птица:
Куда её ветрами унесёт?
Ум зачарован страшным и огромным,
Душе бескрайний океан — родной.
Ум сладил парус и уплыл невольно
На лодке, называемой душой.
Непостижимы игры Абсолюта,
Но безусловно души принимают их,
И не вмещается явленье Света в стих:
Свет вечен, а творение минутно.
Нам нужно Свету полно покориться,
Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться.

14

Что в искрах душ в Свой Час готов разлиться
Безбрежный Свет — заветная мечта.
Неповторимы человечьи лица,
Их озаряет Истина одна.
Есть Час лишь Богу одному известный,
Когда всё невозможное легко,
Для каждого, повсюду, повсеместно
Далёкое уже не далеко.
Жди Часа неуклонно, терпеливо,
Спокойно, Йог, мужайся и твори!
Что нам удача? Жили — будем жить.
И пусть творенье к нам несправедливо,
К нам сострадателен и милостив Бог Сам,
Самосветящийся духовный океан.