Просвирников А.

Стихосложением я занимаюсь издавна. К поэтическому творчеству меня побудило пристрастное чтение чудесных произведений Пушкина и Лермонтова. Писал стихи в стенные газеты. Во время войны печатался в армейской газете, а после войны — в нашей районной. Много частушек и две-три песни были мной написаны во время рейдов нашей агитбригады по колхозам Городецкого района. Хвалиться мне нечем; работаю над стихами от случая к случаю.

Люблю тебя, моя Москва

Ещё подростком грезил я тобой.
Ты снилась мне.
Я слышал тополиный
Знакомый шелест над Москва-рекой,
Знал о тебе и песни и былины.

Потом я дрался за тебя, Москва,
Шагал в строю в прострелянной шинели.
И клёнов пожелтевшая листва
Притоптанной лежала на панели.

Почти не затихал зениток вой.
У Дубосекова металось пламя,
Где 28, жертвуя собой,
Тебя хранили от врага, как знамя.

Чтоб только ты, любимая, жила,
И не глумились немцы над тобою,—
Не выдала ни тайны, ни себя
Москвичка — героическая Зоя.

Открой свои страницы, комсомол,
Предстанут даты подвигами смелых,
Как Талалихин на таран пошёл,
Как на цистерны ринулся Гастелло.

Ещё подростком грезил я тобой.
Ты снилась мне. Я слышал тополиный
Знакомый шелест над Москва-рекой.
Знал о тебе и песни и былины.


Родной город

Много сказов о Волге-красавице
В русском сердце веками живёт;
Ведь недаром могучая славится,
И народ о ней песни поёт.

Её силой великой любуются
Седоусый старик и юнец.
Целых восемь столетий красуется
На крутом берегу Городец.

Он за всю свою летопись долгую
Стал впервые счастливый такой:
Гидростанция встала над Волгою,
Озарила наш город родной.

Засиял он огнями весёлыми,
Где пустырь был — заводы растут.
И его мастерицы умелые
Дивных кружев узоры плетут.

У сынов его доблесть высокая,
Орденами украшена грудь.
Ворожейкина — смелого сокола —
В небесах земляки узнают.

Расцветает округа родимая.
Стала краше она, чем была.
Это партия наша любимая
К жизни оадостной нас привела.