Замашкин А.

С детства люблю природу. Моя родная деревня окружена со всех сторон густой стеной леса, небольшими лугами и озёрами. Весной эти озёра и живописная река Ветлуга сливаются и образуют сплошное «море», в котором по пояс утопают ели, сосны и берёзы. Деревня в эту красивую пору похожа на остров.

Любо в разлив по вечерам ездить на лодке с песнями и частушками под задорные переливы гармоники. В частушках плясало пламя молодости, любовь и озорство. Пели их задушевно, или же нарочито громко, так, чтобы слышали в соседней деревне. По воде частушки летели далеко. Их слышали соседи и отвечали нам. Это своеобразное состязание мне нравилось. Я попытался, в меру своих сил, написать специальные частушки. Что-то получилось, помню, наивное. Но я «заразился» и стал писать.

Первое стихотворение написал в 1938 году, когда мне было 17 лет. Оно было посвящено любимой девушке. Писал на фронте. Тогда было напечатано несколько стихотворений, а на одно из них — музыка.

С 1946 года стал писать усиленно, но без серьёзной усидчивой обработки. Печатался в районных газетах «Урюпинская правда», «Сталинградский рабочий» и в «Молодом ленинце». Был на конференциях начинающих писателей в Сталинграде и Горьком.

Живу в посёлке строителей Горьковской ГЭС. Стройка дала тему. Написал цикл о строителях, о том, как меняется облик родного теперь для меня Заволжья.

Светлые зори

Гаснут алые зори далеко за рекою.
Над широкими плёсами чайки кричат.
День и ночь не смолкают гудки над Гэсстроем
И ковшами тяжёлые краны стучат.
До рассвета над Волгой сверкают зарницы
Ослепительных, синих, коротких огней,
Освещая на миг загорелые лица
Деловитых и славных девчат и парней.
Молодые сердца и умелые руки
Прославляют страну беззаветным трудом.
Никогда не грустят и не знают разлуки,
Всюду вместе они, как в строю боевом!
Узнают их везде по газетным портретам,
Их по имени помнит любой человек,
Потому что они освещают планету,
Заставляя служить силу буйную рек!
Так давайте споём о друзьях по Гэсстрою,
Что работают дружно и дружно живут;
Над великою русской над Волгой рекою
Пусть о них далеко эти песни плывут.
Пусть на крыльях летят до Каспийского моря,
Чтоб услышала их молодёжь в Жигулях,
Где пылают такие же светлые зори
И такие же дружные люди в делах!


Буду ждать

Я устал тебя ждать.
Отзовись, посочувствуй немного.
Грустно мне без тебя.
Неужели опять не придёшь?
И устал выходить
Я на ту полевую дорогу,
Над которой недавно клонилась высокая рожь!
Вспоминаю один
Наши тёплые встречи над Волгой
И прогулки по тихим,
Умытым росою, лугам.
Мы счастливыми были,
Да только уж очень недолго.
Видно этого счастья не щедро отпущено нам.
Без тебя не могу.
Стало небо такое седое
И печально листва опадает под ноги берёз.
Наше пламя любви,
Нашу светлую радость с тобою
Не бродяга ли ветер
В бескрайние дали унёс?
Если так, — ничего!
Ведь и он переменчив бывает.
Возвратится обратно
Весны золотая пора!
Наше море шумит,
Ветер волн паруса надувает.
Я готов простоять
Здесь с тобою вдвоём до утра.
Почему ты молчишь
И не шлёшь мне коротенькой вести?
Всё равно буду ждать.
Неужели опять не придёшь?
Мы бы к морю пошли,
Той заветной дорогою вместе,
Где о нашей любви по секрету шепталася рожь!


Мать пилота

Над селом, над простором широким
Нынче солнце сияет нежней.
Непрерывный приглушённый рокот
Где-то плавно звучит в вышине.
Этот рокот за светлым окошком
Растревожил старушку опять;
Повязавшись в платочек горошком,
Спешно вышла на улицу мать.
Из-под сморщенной смуглой ладошки
Смотрит вверх, чуть сощурив глаза.
Заскучала. Взгрустнулось немножко,
Задержалась в ресницах слеза.
Её дочку, родную Маринку,
Называют в районе орлом.
Не она ли парит невидимкой
Над своим незабытым селом?
Долго смотрит счастливая мама
В голубой океан — небосвод,
Где звенящая точка упрямо
Рядом с облачком белым плывёт.