Моя младшая сестрёнка Галка всю жизнь мне мешает: то поиграй с ней, то почитай, то расскажи. Чтобы она от меня отстала, я соорудил ей домик для кукол и провёл ей туда свет для маленького торшера, и подсоединил батарейки. Но она как-то «села» и началась эта история.

Вечером ко мне, когда я делал уроки, подошла Галка.

— Артём, у меня в домике свет потух.

— Галя, я уроки делаю, отстань.

— Мне скучно.

— Ну ладно, подожди немного, я билогию доделаю, а ты пока учебник физики полистай, он такой интересный и картинки классные.

Галка на учебник физики «клюнула». Пока я доделывал уроки, а потом освещение в её домике, она корпела над моим учебником.

— Интересно, и что она, сопля семилетняя, в нём нашла?

Из-за чего не горит свет, обнаружил быстро.

— Галка, батарейка «села».

— Так поставь её.

Я засмеялся от сказанного каламбура И постарался объяснить сестрёнке, что батарейку поставить нельзя, а надо купить новую и заменить. Галка надулась, забилась к себе в домик и стала что-то обдумывать.

На следующий день я пришёл из школы попозже. Разделся, прошёл в комнату и… ноги мои подкосились. Мой магнитофон стоял без задней стенки, без внутренностей, короче, разобранный полностью. Гнев пронзил меня в течение секунды, и Галка должна была получить хорошую порцию оплеух, но я услышал за спиной голос родителей.

— Что это?

Я оторвал взгляд от своего любимого магнитофончика, посмотрел на комнату и тут понял возмущение своих родителей.

Около магнитофона стояла полностью разобранная стиральная машина с вынутым электромотором. А с телевизором творилось вообще что-то непонятное. Внутренности из него были вынуты, но он почему-то излучал синий свет.

Сестрёнка, увидев, что надвигается гроза, начала тихо подвывать, постепенно прибавляя звук. Но это ей не помогло. Отец отвесил её смачный подзатыльник. Мама кинулась её защищать.

— Галочка, объясни, что ты сделала?

Галка быстро вытерла слёзы и сказала:

— Ага, у меня свет в домике сломался, батарейка присела. Вот я сама сделала, у Артёма в учебнике по физике всё написано. Правда, я кое-где не разобралась и сделала по-своему.

И правда, у Галки в кукольном уголке горел свет.

Папа сказал:

— С тобой мы разберёмся потом (это Галке), — пойду схожу за дядей Серёжей (это всем).

Дядя Серёжа работал в телеателье и был на все руки мастер. Он приходил к нам и всё ремонтировал.

Дядя Серёжа пришёл, усмехаясь в усы, видимо, папа всё рассказал.

Ну давай, изобретатель, показывай, что ты наделала. Сейчас попробуем всё на место установить. Вооружившись отвёрткой, он полез в Галкино переплетение проводов. Потом послышалось выражение типа: «Вот это да! Не девчонка, а профессор! Мощная штука!» Чем больше дядя Серёжа лазил в Галкином агрегате, тем круче становились его выражения. Вдруг он сорвался с места, крикнул на ходу.

— Ничего не трогайте, ни к чему не прикасайтесь, я сейчас приду.

Мама пошла к соседям ставить чайник, папа пошёл курить, я потерянно смотрел на свой магнитофон, а Галка, прижав куклу, сидела в кресле и что-то ей нашёптывала.

Через десять минут пришёл дядя Серёжа с каким-то человеком, который представился как профессор из научного института. Профессор стал осматривать разобранную технику и Галкин агрегат. Он долго осматривал сооружение, потом встал, пожал маме руку и сказал:

— Поздравляю, ваш ребёнок гений.

Затем он сказал, что Галя обошла закон сохранения энергии. Мама сначала испугалась за Галю, потому что по её мнению Галю могли наказать или родителям дать большой штраф за нарушения этого закона. Но профессор объяснил, что закон это физический и за это ничего не будет, разве только вручат Нобелевскую премию, а может и две. Ведь это «произведение искусства» может питать электроэнергией весь земной шар. Мама обрадованно сделала вывод: «Значит мы можем теперь не платить за электроэнергию?»

— Ну ладно, я должен ехать, а это всё я возьму с собой.

Тут не выдержал я:

— А как я буду без магнитофона жить?

Мама сказала:

— А как я буду без стиральной машины?

Папа добавил:

— А как я без телевизора? Профессор обещал привезти

бытовую технику за счёт института. Что было дальше, вспомнить страшно. О нас написали все газеты. У Галки брали интервью, у нас тоже, как у родственников «гения в подгузниках». Галю приглашали на всякие симпозиумы, консилиумы и конференции. Наконец, ей всё надоело. Она отказывалась отвечать на вопросы даже за мороженое, а через неделю попросила оставить её наедине со своим изобретением. И когда о ней подзабыли, разобрала всё на кусочки. Обнаружив, все стали заставлять Галю построить всё заново, но, видимо, её так достали, что она только молчала, а под конец подняла рёв.

На этом всё и закончилось. Правда, технику у нас забрали, а нам пришлось покупать всё новое. Галке мы запретили и близко подходить к новым вещам.

Но я не уверен, что это маленькое любопытное создание успокоится. Вчера она принесла в коробочке какого-то жука и просила у меня учебник по биологии.