Исторический и автобиографический очерк (в сокращении)

Морозов Владимир Николаевич
Морозов
Владимир Николаевич

Началась новая веха в верховных эшелонах власти. Горбачёву М.С. вручили карт-бланш правителя огромной страны за его молодость. За это поплатились развалом великого государства и нищетой народов всех советских социалистических республик.

Пригласил к себе заведующий отделом. Речь пошла на сложную тему — не соглашусь ли я перейти на профсоюзную работу. Он объяснил, что это не есть акт избавления от меня, а необходимость поднять роль райкома профсоюза работников сельского хозяйства, который объединял почти восемь тысяч его членов, а его лидер бездеятелен.

Меня от подготовки районной профсоюзной конференции освободили. В состав райкома профсоюза избрали единогласно. Но, когда на заседании райкома профсоюза мою кандидатуру предложили в качестве председателя, многие недоумевали. Дело в том, что обычно перестановка кадров осуществлялась закулисно, а не публично. Перевели на другую работу и дело с концом. Кандидатуру предшественника тоже выдвинули и всякое могло случиться. Но голосовало за меня абсолютное большинство.

В областном комитете профсоюза недоумевали, так как горком партии не согласовал с ними номенклатурную кадровую перестановку. Глубоко вникнуть во всю профсоюзную кухню с наскоку невозможно, но и времени на раскачку не имел. Требовалось сформулировать и наметить конкретный план действий, чтобы за короткий отрезок времени коренным образом изменить обстановку в районном сельском профсоюзе. А, точнее, наладить её, оживить функционирование.

На ежедневных планёрных пятиминутных совещаниях намечали, что конкретно сделать и что выполнено за минувший день. Предупредил о персональной требовательности к каждому за исполнение служебных обязанностей, предварительно ознакомив с ними. Изучил текущие и месячные финансовые документы. Вскоре добился выделения отдельного служебного кабинета.

Возглавляли профсоюзные организации агропромышленного комплекса двадцать пять председателей профкомов, из них четырнадцать освобождённые, то есть получали зарплату в райкоме профсоюза. Все они номинально подчинялись непосредственно мне с правом контроля эффективности использования рабочего времени. Всех их вовлёк в оживление работы профактива.

Плановость, подключение к деятельности всего райкома профсоюза, кадрового профактива стало давать видимые положительные результаты. В трудовых коллективах заметили тенденцию к активной, самостоятельной позиции профсоюза. С профорганизациями стали считаться руководители всех рангов. Мы не просто формально, документально организовывали соцсоревнование и подводили его итоги, а требовали участвовать в этом процессе специалистов и организаторов производства. Учитывалось внедрение новых, передовых методов хозяйствования.

Более пристально профорганизации относились к соблюдению техники безопасности на рабочих местах, обеспечению работников спецодеждой. Везде возродили комиссии по контролю за культурой производства и соблюдением санитарии. Кроме колхозов и совхозов в райком профсоюза входили сельхозхимия, сельхозтехника, ПМК мелиорации, дорожная передвижная колонна, два хлебозавода, горпищекомбинат, база хлебопродуктов.

Регулярно выпускал листовку о профсоюзной жизни тиражом 1000 экземпляров площадью в один печатный лист. О проводимых мероприятиях в районную газету по моему требованию писали профактивисты. Гласность давала положительный результат — люди получали дополнительную информацию с села и предприятий переработки сельхозпродукции.

На заседаниях президиума ежемесячно выносил злободневные вопросы. Пленумы райкома готовились особенно тщательно, что имело районный резонанс. Практиковались отчёты руководителей подразделений на разных профзаседаниях по разнообразным злободневным темам.

Главное — всё встало на свои места. Каждый руководитель в районе понял, что с нашей организацией следует серьёзно считаться.

Путёвок в санатории и дома отдыха райком получал столько на сколько давал заявку, а точнее, около 300 на квартал. Мы агитировали селян поехать отдыхать и подлечится в санаториях. Колхозникам путёвки выделялись бесплатно, рабочим за 20–30% стоимости, то есть примерно за сорок рублей. Запросы от руководителей удовлетворял безупречно и по срокам и по региону курорта.

Безграмотному инструктору райкома профсоюза предложил уволиться. Увольнение с обидой, но состоялось. Предрик узнал об этом и пригласил к себе. Он предложил кандидатуру заведующей общим отделом горисполкома. Его характеристика предложенного работника совпадала с теми требованиями, которые предъявлялись аппаратчику РК профсоюза. Кадровую брешь закрыл. Постепенно всё улаживалось.

В обкоме профсоюза решили познакомить с нашим районом областной профактив. Наметили областной семинар на сельскохозяйственной базе нашего района. О колхозах «Красный маяк» и имени Куйбышева все наслышаны. О них написаны книги, регулярно велись теле- и радиопердачи, много публикаций в периодической печати. Комиссии, которая готовила семинар, предложил свой вариант программы. А именно, показать наших середняков — совхозы «Городецкий» и «Заречный», которые ежегодно наращивали темпы экономического роста. Они неофициально числились в передовиках, хотя на фоне названных колхозов ярко не выделялись. Когда в совхозах побывали руководители обкома профсоюза, согласились с моим предложением. А показать там было что.

В совхозе «Городецкий» осмотрели машинотракторный парк, ферму дойного стада. В них функционировали финская баня, обустроенные бытовки, хорошо оформленные красные уголки в комнатах отдыха, столовки. Посетили медицинский профилакторий, школу, детский садик. Везде высокая культура производства и санитария. Центральная усадьба обихожена декоративными кустарниками и цветниками, кругом чистота, свойственная центральным площадям больших городов. И всё не показуха, а естественный жилой быт и обычное производство.

Совхоз «Заречный» специализировался на возделывании семенного картофеля и производстве молока. Молочно-товарный комплекс на 600 коров работал как промышленное предприятие с чётким графиком производственных циклов в круглосуточном режиме. Обслуживающий персонал — операторы машинного доения, зоотехники и технический персонал — в белоснежной повседневной спецодежде. Фекальная масса удалялась под решётчатый пол в огромное подземное навозохранилище. Коровы содержались секционно, без привязи. На механическую дойку отправлялись организованно, без нервозности — приучены.

Для отдыха людей созданы всё необходимые условия. Красный уголок, комната отдыха оформлены словно интерьер шикарного ресторана. Столовая на двадцать посадочных мест тоже сервирована по ресторанному. Оснащён всеми необходимыми средствами медицинский пункт.

Когда обходили посёлок центральней усадьбы с многоэтажным благоустроенным жильём, показал два магазина и двухэтажный торговый центр с разнопрофильными магазинами и превосходной столовой. Заметил, что животноводы на работу и с работы идут мимо этих торговых точек.

Всех поразил автоматизированный комплекс первичной переработки семенного картофеля с огромным хранилищем, где автоматическое терморегулирование обеспечивало оптимальные режимы сохранности сортовых клубней. Большинство работ механизировано, но суперэлитный и элитный материал отбирался вручную с помощью студентов.

Центральная усадьба — микрогородок. Прекрасная школа десятилетка, укомплектования тремястами учениками, типовой детсад на триста двадцать ребятишек. Прекрасный Дом культуры, можно сказать, дворец. Улицы асфальтированы, газоны обихожены. Рядом водоём, образованный искусственной плотиной. Зареченцы имели все блага городской цивилизации, плюс сельская природа.

Животноводы и механизаторы трудились в основном в две смены. Зарплату получали немного меньше, чем рабочие городчане. Но каждому рядом с жильём выделялся приусадебный участок до 25 соток земли, которая в основном обрабатывалась техникой, механизмами высаживали и копали картофель.

В решении любых производственных, бытовых проблем, стоящих перед коллективами, активно участвовали местные профсоюзы. Работники шли в профком со своими болячками, зная, что их услышат и интересы отстоят по справедливости в любой административной инстанции, включая сельсовет.

По большинству оценочных показателей райком занял верхние строчки. Но одна формальная оценка сильно раздражала. В районе функционировали четыре стационарные больницы, семь профилакториев, в большинстве крупных населённых пунктах — медпункты с фельдшерами, имевших право выдавать больничные листы.

Естественно, любой сельский труженик, почувствовав недомогание, обращался в местное лечебное учреждение. Ехать никуда не надо, очереди нет, мог получить полноценный больничный лист и рецепт на лекарства. При нашем высоком уровне медицинского обслуживания, статистика не давала реальной картинки состояния здоровья сельского населения. Там, где лечебные учреждения далеко от жителей, крестьяне перемогали болезни на ногах или занимались самолечением и в статучёт не попадали. Поэтому получалось так, чем ниже уровень медицинского обслуживания, тем ниже показатель состояния заболеваемости. А это не только отражалось в цифрах, но и красочно на картограммах. Так что наш район на той карте всегда расцвечивался чёрным.

Как ни доказывал необъективный характер оценки, добиться ничего не мог. Хотя в официальных документах нам этот показатель в упрёк не ставили. С другой стороны, мы имели моральное право просить и получать больше санаторно-курортных путёвок на одного работающего в сравнении с другими профсоюзными комитетами. Вообще-то, одна из главных оценок здоровья в трудовых коллективах — производительность труда. А в нашем районе она наивысшая в области.

В ведении райкома профсоюза имелась прекрасная здравница «Узольская жемчужина». Летом она использовалась как пионерский лагерь на 500 сельских детей, в осеннее–зимний период перепрофилировалась в санаторий для тружеников агропромышленного комплекса. Наша «Узольская жемчужина» по праву признавалась лучшей базой отдыха из всех в районов области.

Расселялись отдыхающие в трёх двухэтажных корпусах с максимумом санаторно-бытовых удобств. Столовая на двести пятьдесят посадочных мест с хорошо оформленным дизайном, повара искусники, питание сверхнормативное. Клуб с большим актовым залом и танцевальным фойе. Лечебный корпус с ванными для водных процедур, грязелечебница и электропроцедурные кабинеты, работал зубной врач, массажист и т.д.

Всё, что предназначалось для санаторных отдыхающих, по рекомендации врачей-педиаторов, для специальной группы, использовалось для лечения детей в пионерские смены. В пионерлагере работала группа детских врачей-учёных из медицинского института, специально по оздоровлению ребятишек имевших какие-то патологии. За путёвку родители платили 7–12 рублей.

Чтобы увеличить зеркало водной поверхности у территории здравницы через речку Узолу соорудили переливную плотину, над ней — подвесной мост на стальных тросах. Перейдя по нему на другой берег можно совершить прогулки в лесу.

Приходилось отказывать горожанам в путёвках для отдыха в нашей здравнице. Путёвки стали предметом торга и спекуляций. Возникла реальная потребность в расширении нашей базы отдыха. Обком профсоюза приветствовал это. Заказали проектную документацию на пятиэтажный спальный корпус и очистные сооружения.

Здание строить планировалось на территории, отведённой здравнице. Очистные сооружения проектировались в полутора километрах от зоны отдыха на колхозной территории на земельных неудобицах.

Произвести отчуждение земельного участка была большая проблема, а решение о передаче принимали в Совете министров и то при согласии владельцем. 40 соток неудобиц просили у колхоза «Красный маяк». Председатель Железов И.П. наотрез отказался удовлетворить нашу заявку. Аргументировал просто и ясно: «Наш колхоз пригородный, сегодня — сотка под гараж, завтра — гектар под дом, затем десять — под завод, так и колхоза не останется». Он даже под городское кладбище три гектара не выделил.

Рассматривался другой вариант — сооружение очистного объекта за рекой Узолой, в лесу, но их проектная стоимость удесятерялась. Деньги огромные, таких капитальных вложений у подрядчика не было, на дороге такие суммы не валяются. Стройка откладывалась.

Пришла перестройка. Сменились руководители, в том числе и я. Оздоровительные базы государственные творцы капитализма раздавали налево и направо новым русским.

Заведующий сельскохозяйственным отделом горкома партии Ведерников А.С., отработав после 60 лет два месяца, оформился на пенсию и перешёл на другую, более спокойную работу. Меньков В.П. искал кандидатуру для ответственного сектора горкома партии. На заседании бюро горкома, затем на пленуме ГК КПСС я был утверждён заведующим сельхлзотделом ГК КПСС единодушно.

В начале 1987 года приступил к исполнению новых обязанностей. Предстоящую работу хорошо понимал, ученического периода не требовалось.

Во второй половине восьмидесятых годов в СССР с формулировкой «перестройка» готовился переворот государственного устройства страны, смена политэкономической формации, фактически — поворот к капиталистическому строю со всей его атрибутикой и кощунственным ограблением народа. Осуществлялась не просто смена форм собственности, а обнищание каждого советского человека, внедрение в общество язв и пороков капитализма, но буржуазная идеология внушала, что это — демократия.

Перестройку в обществе каждый понимал по-своему, но каждый возлагал на магические слова свои радужные надежды.

Горбачёв М.С. запустил в народ письмо о борьбе с пьянством. Радовались за сердобольного хозяина Кремля, не понимая очевидного подвоха. Горбачёв в два раза повысил цену на всю вино-водочную продукцию. Бабёнки радовались: «Теперь наши мужички пить будут меньше!» Последовало варварское уничтожение танками виноградников. Позакрывали множество винзаводов. У винных магазинов образовались невообразимые очереди. Большего ужаса у торговых точек, думаю, не бывало никогда.

Это — та общественно-политическая обстановка, в которой функционировало сельское хозяйство. Текущие дела велись, как обычно. Контролировали темпы посевной, уборочной, заготовки кормов, состояние зимовки скота и его летне-пастбищного содержания, ремонта техники, экономических составляющих и прочее, но главное — на нас возлагалось повседневное знание многогранной жизни селян.

В один из воскресных дней в центральных газетах опубликовали постановление ЦК КПСС «О кооперации». Объём его на редкость велик — разворот газеты «Правда» и вкладыш. Я сообразил, что центральный комитет ориентирует нас на внедрение в сельском хозяйстве элементов капиталистических, частнособственнических взаимоотношений. Но за витиеватой словесностью всё запутано.

Готовился пленум ЦК КПСС о кадровой политике партии. Все ожидали его с надеждой. А тогда последовала команда избирать руководителей на конкурсной основе. Это вносило разброд и шараханья в позициях трудовых коллективов. Наружу вылезали язвы нездорового карьеризма.

Председатель колхоза имени Куйбышева, Герой Социалистического труда, Михаил Иванович Треушинков — человек мудрый. Ему уже отметили семьдесят пять лет, но по бодрости, ясности мышления, умению анализировать и принимать исключительно верные решения давал фору любому руководителю в районе. Оценив сложившуюся обстановку, он обратился к первому секретарю горкома с просьбой освободить его от должности председателя колхоза, мотивируя тем, что устал и хочет отдохнуть на пенсии. Отговаривать его никто не стал.

Началась сложная практическая работа по подбору на место уходящего председателя колхоза достойной замены. Примеряли не один десяток кандидатур, но такой ответственный и почётный мундир практически всем оказывался не по размеру. Первый вызвал меня и потребовал высказать свои соображения по замене Треушникова М.И. Было понятно, что свои наработки он имел, проверял меня.

Моя позиция совпала с меньковской. Он дал команду подготовиться с сообщением на закрытом заседании бюро горкома на следующий день. Заведующему общим отделом поручил оповестить членов бюро. Валерий Петрович Меньков зачитал заявление Треушинков М.И. и предоставил слово мне, чтобы выслушать соображения сельскохозяйственного отдела. Я начал с того, что обратил внимание всех на непростую ситуацию. Колхоз имени Куйбышева — в числе самых передовых в области, его знают, а заслуги коллектива на прямую связывают с именем его руководителя. Треушников М.И. — непререкаемый авторитет для руководителей и специалистов сельского хозяйства всех уровней.

Предложил в качестве преемника рекомендовать председателя колхоза имени Дзержинского Кочетова Е.В. Он начал работать в районе рядовым агрономом в колхозе «Красный маяк», затем управляющим отделением и главным агрономом в совхозе «Заречный», последние три года — он председатель колхоза и руководит умело. Треушников М.И. отстаивал в качестве преемника Сергея Алексеевича Сухова.

В течении недели крутилась кадровая карусель со свойственной атрибутикой. Заседания парткомов, правлений колхозов, а в конце недели два общеколхозных собрания.

На собрании колхоза Кочетов Е.В. в итоге был избран председателем хозяйства единогласно.

Сухов С.А. вскоре зашёл ко мне в кабинет. Перекинувшись несколькими фразами, он без обиняков обратился: «Если будет решаться вопрос о председателе колхоза "Красный маяк", поддержи мою кандидатуру». Это произошло вскоре.

Иван Порфирьевич Железов, сделавший из отсталого хозяйства оазис благополучия и плацдарм внедрения современных сельскохозяйственных достижений неожиданно и преждевременно скончался. Он создал колхоз, где наилучшим образом решался весь комплекс социальных проблем. Ввёл пенсии для своих колхозников, когда в стране их не было. Построены прекрасный Дворец культуры, детский сад, жильё городского типа, дороги. Создана высокоэффективная производственная материально-техническая база, высокопродуктивный генофонд в животноводстве, внедрены высокоурожайные сорта всех возделываемых культур.

Бюро грокома рекомендовало Сухова С.А. Маяковцы, за малым исключением, на общем собрании проголосовали за избрание своим председателем Сергея Алексеевича Сухова. Их выбор, как и решение горкома, время оправдало.

Объявленная гласность требовала совершенствования форм партийной работы. Решил представить партдеятельность на всеобщее обозрение. На каждый специфический сельхозпериод в парторганизациях составлялся план организационных и идеологических мероприятий, преследующий конкретные цели и достижение стоящих перед коллективами задач. Такой обобщённый план одной из парторганизаций примерно на три месяца публиковался в газете «Городецкая правда».

Тираж районной газеты — 18 тысяч экземпляров , а на селе её выписывала почти каждая семья. Так что люди знали, какую работу намечают провести коммунисты, а следовательно, контролировать, что сделано фактически, а что осталось на бумаге. Более того, публикуемый план включал все аспекты общественно-политической жизни села, поэтому давал ориентиры другим, как строить работу во всех трудовых коллективах.

Стал проводить ежемесячные заседания отдела с приглашением всех секретарей сельских парторганизаций. На них обменивались положительным опытом, разбирали что и как сделали за месяц, формулировали задачи на будущее. Работники других отделов горкома решали с парторгами свои специфические задачи. Это повысило функциональность партактива.

Районные управленческие органы пристально контролировали сельскохозяйственные процессы. Одновременно направляли их в нужное русло финансированием и материально-техническим обеспечением. Руководители хозяйств ощущали реальную поддержку и помощь, поэтому на селе у нас сложилась творческая обстановка и деловой стиль взаимопонимания. Грамотные специалисты, руководители среднего звена, механизаторы, доярки и работники других массовых профессий, материально высокооплачиваемые, выше среднего уровня по стране, а также экономический потенциал района в сельском хозяйстве — всё это позволяло решать, выполнять почти любые намеченные цели.

Во всех центральных усадьбах хозяйств имелись средние школы на весь контингент детей, детсады построенные по лучшим проектам. А материально-техническое, методическое обеспечение отвечало высочайшим стандартам.

К центральным усадьбам из городов Городца, Заволжья, Балахны, Горького четыре–восемь рейсов автобусов, стоимость проезда в которых была символическая. Благоустроенное жильё молодым специалистам предоставлялось буквально сразу же после оформления на работу. Жильё возводилось не хуже столичного.

Рабочие места рядом, если далеко, работников подвозили на автобусах. Столовые льготные, детсад и школа вблизи от дома, а из удалённых сёл детей подвозили на транспорте. Садово-огородные участки у каждого селянина находились на расстоянии 5–15 минут пешего хода. Личный автотранспорт имели около 30% семей.

При тех социально-бытовых условиях жизни сельского населения в нашем районе бытие приблизилось к городским и даже во многом превосходило его. Это был 1982 год.

Вскоре ЦК КПСС принял решение ликвидировать производственные отделы в партийных управленческих органах. У нас в горкоме партии упразднили промышленно-транспортный и сельскохозяйственный отделы. Меня назначили заместителем заведующего организационного отдела горкома с расплывчатыми функциональными обязанностями.

Приход к власти достаточно молодого Горбачёва М.С. народ воспринял с большими надеждами к лучшим переменам, разочарование и прозрение пришло не скоро. Разложение общества осуществлялось по всем направлениям и динамично, подводя сознание масс к мысли: «Коммунисты — враги народа». Кучки глашатаев такой идеи формировались в различные объединения, у нас — в «Клуб гражданин». Развернулась компания по выходу членов КПСС из партии.

Обсуждали проект нового Устава Коммунистической партии Советского Союза. По новому уставу партия лишается руководящей роли в обществе. Целостный, волевой организм партии размывался.

Началась откровенная, открытая идеологическая диверсия и достаточно эффективная.

При поездке на село порвал ахиллово сухожилие на ноге. После сложной многочасовой операции несколько месяце лечился. За это время у меня сложилось твёрдое убеждение, что партию коммунистов в ближайшее время распустят. Участвовать в уничтожении партии не мог, а противостоять тому процессу бесполезно. Перед тем как выйти после операции на работу, решил подать заявление об увольнении из горкома.

Меньков В.П. выслушал и, взяв заявление, уточнил, имею ли варианты трудоустройства. Назвал должность главного государственного инспектора по заготовкам и качеству сельхозпродукции управления сельского хозяйства района. Валерий Петрович поинтересовался, обращался ли к начальнику управы. С Юрием Петровичем Сидягиным вопрос согласовал заранее.

Новая работа, к которой вскоре приступил, для меня не представляла никакой сложности. Специфика заключалась в том, чтобы более детально вникнуть в гостовские документы по параметрам качества продукции, до меня функционировал отдел из трёх человек — отраслевых специалистов, обслуживала автомашина с водителем, теперь все функции возложили на меня.

Наметилась чётко выраженная тенденция отхода от целевого планового хозяйствования. Поэтому поставил перед собой задачу — приучить руководителей серьёзно относиться к договорам контрактации на поставки сельскохозяйственной продукции. Появилось понятие государственного заказа.

Колхозам и совхозам предоставлялась возможность сверхзаказную государством продукцию реализовать по договорным ценам кому угодно. Но на такую продукцию не выплачивались госнадбавки к закупочным ценам. Городецкий молокозавод заинтересован скупать всё районное молоко и перерабатывать у себя. А дальше он сверхгосзаказную продукцию по вольным ценам реализовал в городах Горьком, Дзержинске, Балахне, Правдинске.

В районе функционировал хороший льнозавод. Он стал свёртывать производство, так как не имел госзаказа на весь объём льноволокна. На следующий год хозяйства не стали рисковать и резко сократили посевы этой технической культуры. Высеяли столько, сколько требовалось для выполнения договора контрактации с Городецким льнозаводом. Просматривалась линия государства на ликвидацию лёгкой промышленности.

К 90-м годам общество бурлило. Завершился этап подготовки к развалу великой страны. Резиденты воссоздания капитализма, платные и общественные, успешно творили чёрное дело. Решил посоветоваться с председателем горисполкома народных депутатов Малинным И.А. Меня волновало, что делать в сложившейся ситуации. Игорь Александрович в партийных и советских органах власти трудился около сорока лет. Он процитировал Ленина В.И.: «С укреплением позиций социализма — классовая борьба обостряется».

В ночь на 25 августа 1991 года вступило в действие решение о роспуске КПСС, ликвидации её руководящих органов и, соответственно, арест всего партийного имущества. Была партия и нет. Митингов против беспредела не последовало.

Тот, кто спровоцировал ликвидацию мощной державы, разработал ГКЧП — создание Государственной комиссии чрезвычайного положения. Она якобы отстранила от власти Горбачёва. Фактически всё нацеливалось на передачу власти и всех полномочий резервному лицу — Ельцину. Подоспела и Конституция буржуазного олигархического государства.

Наипервейший проводник ельцинской линии — глава администрации Городецкого района Виктор Алексеевич Труфанов. Господин Труфанов В.А. требовал от Сидягана моего увольнения. Своему непосредственному начальнику Сидягину Ю.П. я подал заявление, попросил уволить через две недели, чтобы найти работу, подобрать замену и передать дела. Он недоумевал, его устраивала моя работа по всем статьям.

На первомайском митинге случайно встретился с Ериковым В.И., начальником промышленной базы РайПО. Мы с ним некоторое время работали вместе в горкоме. Качество выпускаемой ими продукции — солёной, копчёной рыбы, колбасы и прочего, контролировалось мной как госинспектором. Валерий Иванович предложил должность главного технолога, которую изобрёл для меня. Обговорили всё в деталях и пришли к решению назначить меня заместителем главного инженера — технологом промбазы с функциями главного контролёра качества выпускаемой продукции, соблюдения технологических процессов и сертификации продукции.

Приступил к новой работе, но с меньшей, чем прежде зарплатой. Мне дали возможность спокойно включиться в производство. На меня теперь возлагались конкретные обязанности с ежедневным контролем за их исполнение. Совсем другая схема взаимоотношений с людьми всех рангов — рабочих и начальствующих лиц. С коллективом положительные отношения в основном сложились сразу же. Многие хорошо знали меня, а руководители оказывали поддержку и доверие.

Мне предстояло освоить тонкости достаточно сложного производства промбазы. Одна из задач — наладить работу лаборатории сапоговаляльной фабрики. Другая — за летний отпуск работников фабрики подготовить технологически её оборудование к пуску после ежегодного двухмесячного технического обслуживания. В моём ведении находилась лаборатория в мясном цехе. Отслеживал технологию засолки и копчения рыбы, сушки лекарственных трав. В заготконторе проблема заключалась в том, чтобы на Заволжской станции обеспечить отгрузку тысяч тонн картофеля по железной дороге. На меня же возлагались обязанности улаживать конфликты с санэпидемстанцией.

Но главное и новое дело — сертификация продукции, предназначенной для торговой сети. Как и что делать для этого тогда инструкций не существовало. Осваивал всё методом самоучки, по крупицам искал опыт коллег. Работы много и знать её требовалось изнутри, в мелочах. Помогали сотрудники Горьковского института стандартизации и стандартов. Но в целом не лежала душа к тому, чем занимался.

В городе Заволжье выпускался раз в неделю листок с именованием «Новости Заволжья». Власти хотели поставить редактором человека, который за короткий срок сделал бы полноценную городскую газету. Власти нужен был не просто журналист, но и хороший организатор. Предложил себя.

Вновь сел «в свои сани». С первого дня оказался без ответственного секретаря — главного спеца журналистики. Пришлось восстанавливать не только старые журналистские познания, но срочно формировать и заполнять пробелы теоретические.

Первый номер выпускал один. Вся газета посвящена открытию памятника Александру Невскому в Городце на Набережной Революции. На открытие монумента прибыли представители всех властей — вице-президент Руцкой, режиссёр и киноактёр Михалков, духовные сановники и руководители области. Благодаря связям в журналистской среде достал несколько фотографий. Верстал газету ночью. С последующих номеров коллеги заметили, что у газеты «Новости Заволжья» есть свой почерк, облик и стиль.

Вскоре на депутатской комиссии Заволжского горсовета доложил о планах редакции по выпуску полноценной газеты два раза в неделю. Глава администрации города Заволжья предоставил полную журналистскую самостоятельность. Председатель Горсовета Синютин В.П. стал союзником во всей организационной работе. Комплексный план для создания полноценной городской газеты городской совет утвердил без поправок.

Чтобы с 1994 года перейти на выпуск четырёхполосной газеты два раза в неделю, сначала издавали её с вкладышем. Офсетная печать в районках только начинала внедряться. Поэтому приятное внешнее оформление газеты зависело не только от хорошей вёрстки, но особенно от качественных клише-иллюстраций. Наладили связи с Сормовским заводом, где нам изготавливали с фотографий высококачественные клише гальваническим цинкографским способом.

Укомплектовал штат из девяти сотрудников. В связи с тем, что в кабинете работать всем одновременно невозможно, ввёл правило: сторожить столы не надо, выписывайтесь по домам. Но требовал, чтобы при необходимости мог с любым корреспондентом связаться.

Все журналистские оплошности получали оценку со стороны коллег на обзорных летучках. Это не вызывало раздражения у корреспондентов от того, что редактор не соглашался с какой-то ерундистикой.

В первой подписной кампании у газеты стало около 1100 читателей. Этому способствовала наша агитация в трудовых коллективах, реклама по кабельному телевидению города Заволжья.

Мэром города Заволжья стал Назаров В.Б. К газете он проявил особо пристальное внимание. Как-то после обеда вместе с ответсеком макетировали газету. Неожиданно входит мэр и обращается к ответственному секретарю с поручением опубликовать в ближайшем номере какое-то объявление. Расчёт простой — вызвать моё раздражение. И я вспылил: «Здесь редактор один и он руководит». В ответ последовало, что я пьян. Кто-то сообщил о принятой мной дозе спиртного. Я написал заявление об увольнении, а завершил словами: «Вам не нужна хорошая газета». Вручил его господину Назарову.

В черте Городца находится озеро с названием Спасское. Водоём давно нуждался в чистке, так как мелел и стал рассадником комарья. В Городецком лесхозе решили создать специализированный подсобный участок по добыче торфа и сапропеля, который предлагалось возглавить мне. Дело новое, специалистам лесхоза неизвестное, так что на чью-либо помощь рассчитывать не приходилось.

Искал в первую очередь помощника механика, грамотного специалиста, знающего речную землеройную технику и разбиравшегося в тракторах и автомобилях. Такого человека нашёл. Володя Байков в прошлом судовой механик и главный инженер совхоза. Вместе с ним приняли в команду тракториста-слесаря и шофёра. За две недели уладил организационно-структурные и кадровые дела. Приступили к практическим действиям. Сапропелевый агрегат в неисправном состоянии плавал в пожарном водоёме лесхоза. Он требовал серьёзного ремонта, затем пробной обкатки. Привели агрегат в рабочее состояние.

ИЗ затона к пристани плыть более полукилометра. За неделю при помощи шестов доплыли до производственной стоянки. За две недели натянули тросы, закрепив концы якорями. Соединили понтоны и механизмы, опробовали их в работе. Движение по двум параллельным тросам всего собранного агрегата нас вполне устраивало. Назначили пробный день закачивания сапропеля в накопительную ёмкость и выгрузки в береговой приёмник.

Сапропель планировалось компостировать с торфом. Так что занимался и торфоразработкой. Выехали с директором и лесничим на Митрофановское болото. Осмотрели и оценили сообща. Все согласились, что дело стоящее. Изучил рынок сбыта, дав объявление в районной газете о том, что принимаем заявки на торф от садоводов и огородников. Спрос оказался большим, но всех интересовала цена, о чём сказать невозможно.

Для налаживания добычи торфа требовалась специальная тяжёлая техника, которой в лесхозе не имелось. Приобрести очень дорого. Один тяжёлый трактор имелся, но его необходимо восстановить. Требовался высококлассный специалист. На лесхозовскую зарплату никто не шёл.

Идею подсобного производства разрекламировал в областном управлении лесного хозяйства. Первоначально задумана технологическая цепочка — летом добывается органика из воды в виде ила, в зимний период — торф из болота, весной и осенью — реализация. Так участок мог работать круглогодично. Но начальный этап требовал немало капитальных средств. Их не было. И чем больше проходило безрезультатных дней, тем больше скептиков появлялось в коллективе.

В конце августа запустили агрегат в работу, отладили забор массы, технологию выгрузки, движение механизма. Но оказались в таком положении, из которого выпутаться возможно только в следующем летнем сезоне.

Технической документации на агрегат не сохранилось, поэтому мы не знали условий оптимальной производительности. Толщину илового слоя в 30–40 сантиметров по неопытности сочли достаточной. При засасывании водянистой массы в накопитель поступало до девяносто процентов воды. Соорудили на берегу причал и отстойник для взвеси. Как выяснилось позже, тросовую дорогу мы натянули над подводной песчаной косой. Толстый иловый слои находился там, где рыбаки зимой добывали мотыля, в нескольких десятках метров в стороне от нашего створа. За месяц работы ила намыли мизер.

Место для нового створа исследовали с опытом. Там толщина удобрения превышала метр. Но берега в том месте представляли трясину заросшую осокой, закрепить тросы возможно лишь с бонов или в период ледостава. И лучше всего натягивать тросы и закреплять якоря по льду.

Раздражителем стало то, что мизерную зарплату выплачивали с задержкой на несколько месяцев. Конечно и других причин хватало. Написал в конце сентября заявление об увольнении.

Директор лесхоза участок расформировал. В забвение ушли и торфоразработки. На болоте за прошедшие годы вырос лес. Но технологически возможность чистки озера мы показали.

Встал на учёт безработных. Упорно искал выход из создавшегося положения. Обратился к директору заволжского Дворца культуры с предложением вести кружок юных журналистов с изданием газеты для детей. Получил карт-бланш. Написал заметку в газеты «Мотор» и «Новости Заволжья» с призывом к родителям и детям записать школьников в кружок юнкоров.

Вместе с учениками готовили к изданию типографским способом газету школьников «Здравствуй». Первый номер выпустили 7 марта 1996 года к Международному женскому дню. Городецкая типография отнеслась к новому изданию с вниманием. На общественных началах выпустил пять номеров газеты и решил придать ей официальный общерайонный статус, так как о ней заговорили в школах положительно. Обратился в управление образования района. Показал изданные экземпляры. После нескольких бесед, убедил УНОвское высокое начальство в пользе мероприятия.

Мне предложили сформировать две группы юнкоров на базе Центра дополнительного образования, который возглавлял Волков И.Г. Он оказывал мне всяческую поддержку. Зачислил в штат педагогов ЦДО. Заключил индивидуальный договор с управлением образования на выпуск районной газеты школьников «Здравствуй» и издание её в Городецкой типографии. Официально стал педагогом и учил детей азам журналистики, а фактически был редактором районного детского издания. Так завершился мой неприятный, безработный период жизни.

Издательский тираж установил 1000 экземпляров, так как при большей численности газету регистрируют государственные органы. Это огромная бумажная волокита и ненужные финансовые затраты. Периодичность выпусков установил раз в месяц, хотя управление образования района согласовывало 8 газет в год.

Составил трёхгодичную программу обучения школьников навыкам журналистики. Разработал основное содержание и тематику газеты, её рубрики, целевые полосы.

В каждом номере газеты печатались детские стихи, рассказы, эссе, рисунки школьников. Некоторые творческие опусы были неплохого литературного уровня. Газета объединяла всё больше постоянных авторов. Публикации поступали из всех 27 школ района.

Наиболее интересные публикации юных авторов изданы в небольшом сборнике детского творчества тиражом 500 экземпляров, объёмом сто страничек. Это приложение к газете «Здравствуй» высветило высокий литературный потенциал юного поколения.

У нас в районе сильный журналистский корпус, немало профессиональных местных поэтов. Творческие встречи с ними также включал в учебный план. Они вызывали обоюдный интерес, а у детей восторженные отзывы.

Первый год управление образования профинансировало десять газет, потом восемь, шесть и дошло до четырёх и то оплату задерживали. Но всё-таки выпускал более десяти номеров за учебный год.

Настойчиво искал спонсоров и находил, хотя безденежье преследовало в те годы почти все предприятия, организации и предпринимателей. Влияло то, что хорошие отношения с руководителями всех рангов сложились раньше, в советские времена.

Когда издавали газету плоской печатью, доставлял много неприятных хлопот метранпажам. Хотелось, чтобы газета набиралась оригинальнее, выдумывал нестандартные варианты вёрстки, размещения клише, разнообразил шрифты, втыкал разные заставки, фонарики и прочее. Нестандартно размещал иллюстрации. Метранпажей лишняя работа раздражала. И, нет-нет да произносили: «Опять здравствуй–прощай мудришь». Благожелательно к детской газете относился директор типографии Конев М.Ф. Мы смогли выпустить некоторые номера на плоской печати в четырёхцветном исполнении.

Типография переходила на компьютерный набор и вёрстку, офсетную печать. Это осваивал вместе с работниками типографии. Подключал к современным технологическим издательским процессам кружковцев — юных журналистов. Офсетная печать расширяла горизонты творчества.

Положительная роль детской газеты в развитии творческой личности школьников отмечалась в местных и областных СМИ. Стихи наиболее одарённых юнкоров публиковались в областных журналах. О творчестве детей рассказывало областное телевидение.

Пятидесятый номер газеты издали на восьми полосах.

В 1996 году Нижегородское министерство образования провело в образовательно-оздоровительном центре «Лазурный» первый областной фестиваль юношеской прессы «Свой голос».

Две ноябрьские недели областные юнкоры с увлечением приобщались к серьёзной журналистике. Наша делегация от газеты «3дравствуй» — одна из многочисленных, 10 человек. Это было первое представление нашей ещё очень молодой газеты журналистам и читателям Нижегородской области. Всего съехалось триста активистов, включая гостей из Москвы и Приволжских регионов. На фестивале выпустили первую областную газету школьников «Сюжет» (союз юных журналистов).

Подобные областные мероприятия из-за всеобщего безденежья проводились раз в два года. На последнем слёте областных юнкоров наша делегация — самая многочисленная, 20 юных журналистов. На фестивале мы познакомились с коллективами детских газет, поняли, что нам предстоит многому научиться, чтобы сделать газету популярной.

Газете «Здравствуй» уже четыре года.

К 850-летию города Городца, в 2002 году, издан второй сборник детского творчества. В нём опубликованы стихи, проза и рисунки восьмидесяти авторов. Самовыражение детей на страницах юбилейного издания стимулировало активную творческую позицию подрастающего поколения.

К сожалению, моя деятельность не получала поддержки у руководителей образованием. Дорабатывал до пенсии, желал довести выпуск газеты до ста номеров. После моих шестидесяти лет, во время отпуска, выпустил две газеты, найдя спонсоров. Управление образования не оплатило типографии четыре газеты. Написал заявление об увольнении.

Внутрисемейное раздражение достигло предела. Приняли обоюдное решение о разводе. В паспорта нам поставили штампы о разводе.

Жили мы в двухкомнатной квартире-хрущёвке. Мы в кошмарном сне не могли представить, что жильё станет покупным. Чтобы разъехаться, потребовался размен квартиры. Нам предложили однокомнатную квартиру с полным набором коммунальных услуг и комнату в коммунальной квартире. Я взял себе коммуналку.

При своей бесхозной принадлежности вёл достаточно вольный образ жизни, был человеком жизнерадостным. В пожилом возрасте начинаешь ощущать прожитые годы. На старости лет не имею достойных жизненных благ, но никому не завидую и чувствую себя вполне комфортно.

Эгоистический индивидуализм каждого отдельного человека осязаемо размежёвывает людей. А разные способности расставляют каждого в иерархической общественной лестнице по своим местам не всегда справедливо. Поэтому идеалистический земной рай системно опровергается реальным бытиём, а далёкое будущее представляется несбыточным.

Сегодня слово социализм эксплуатируют многие политические партии. Долдонят о социальной справедливости одиозные политики.

Советский опыт коллективного руководства стал ущербным из-за того, что в его функционировании проявился авторитаризм. Авторитарность объективно формировалась в Советской России в период её становления и в годы Великой Отечественной войны. В период нормализовавшейся мирной жизни страны правители не захотели делиться властью. Первое лицо государства брало в свои руки партийно-идеологическую власть.

2007 год