С просьбой подготовить материал по этой теме к сотрудникам Краеведческого музея обратились Городецкая телерадиокомпания. Журналисты готовят серию передач, посвящённых 100-летию ВЛКСМ.

К сожалению, в музейных фондах данных по этому вопросу собрано было немного. Первое, на что можно сослаться — брошюра Сергея Николаевича Малиновкина «Летопись Городецкого комсомола» (Горький, 1968):

Булыгин Николай. Фотокопия из собрания ГИХМК
Булыгин Николай.
Фотокопия из собрания ГИХМК


Пожарский Сергей Васильевич. Фотокопии из собрания ГИХМК. ГРМ 670/2 всп. Пожарский Сергей Васильевич. Фотокопии из собрания ГИХМК. ГРМ 670/2 всп.
Пожарский Сергей Васильевич.
Фотокопии из собрания ГИХМК. ГРМ 670/2 всп.


Макаров Александр Семёнович (1899–1941). Фото из собрания ГИХМК. По данным «ОБД Мемориал» в сентябре 41-го лейтенант А.С. Макаров, командир взвода 52-го артиллерийского полка, кандидат в члены ВКП(б), погиб в бою
Макаров Александр Семёнович (1899–1941).
Фото из собрания ГИХМК. По данным «ОБД Мемориал» в сентябре 41-го лейтенант Макаров А.С., командир взвода 52-го артиллерийского полка, кандидат в члены ВКП(б), погиб в бою

«Уходили комсомольцы на гражданскую войну»

«Шёл 1919 год… Наша страна переживала трудное время гражданской войны. Петроградская, Московская и Нижегородская большевистские организации мобилизовали в Красную Армию более половины своего состава.

В начале мая 1919 года Центральный Комитет комсомола объявил первую всероссийскую мобилизацию комсомольцев на борьбу с врагом. Сотни комсомольцев… (из Нижегородской губернии) ушли добровольцами на фронт.

6 мая 1919 года Городец провожал добрую половину Городецкой организации комсомола. Ушла наиболее активная часть организации. В её числе — Николай Булыгин, Сергей Пожарский, Михаил Штерн, Павел Петров, Сергей Егоров, Александр Макаров, Алексей Клабуков, Виктор Порхачёв, Александр Круглов, Моисей Коновалов, Феоктист Тряпкин, Амос Кожевников, Дмитрий Егупов, Виктор Серин и другие. Ушли почти все члены районного комитета РКСМ. В организации осталось всего 12 человек. Это 16-летние подростки и девушки.

Нижегородская молодёжь направила в Красную Армию за годы гражданской войны (по данным газеты «Красная звезда») 6 166 бойцов. Из нижегородских комсомольцев была сформирована «шестая лихая» рота, входившая в состав третьего Казанского стрелкового полка, сражавшегося под Царицыном. За боевой героизм в сражениях роту назвали «шестая лихая».

Сергей Пожарский, Артемий Василёвкин сражались на Восточном фронте против Колчака. Новожилов Александр Алексеевич участвовал в боях под Казанью в составе Волжской военной флотилии на пароходе «Игорь». Там же в десантном отряде флотилии воевал Амос Кожевников, очищая берега родной Волги от белых. Константин Щербаков, кавалерист 20-го кавалерийского полка, громил банды Антонова в Тамбовской губернии. Александр Макаров в составе Первой конной армии Будённого дрался против Деникина и панской Польши.

Многие из этих первых комсомольцев-добровольцев пали смертью храбрых на фронтах гражданской войны. Не вернулись Николай Булыгин, Миша Штерн, Серёжа Егоров, Алексей Клабуков, Витя Порхачёв, Александр Круглов, Моисей Коновалов и другие…»

К сожалению, об участии комсомольцев Городца в гражданской войне говорить можно довольно кратко. Целенаправленный сбор фотографий, документов, воспоминаний музей и краеведы начали только в 1960-е годы, перед полувековым юбилеем Октябрьской революции (1967) и комсомола (1968). Но к тому времени разыскать что-то уже было непросто. Из перечисленных Малиновкиным фамилий в фондах музея имеются фотоснимки только пятерых.

Очерк о наших комсомольцах-фронтовиках Сергей Николаевич заканчивает так:

«Время стирает могильные холмы, — писал в своём обращении ЦК ВЛКСМ в X годовщину Красной Армии. — Но никакие силы не смогут стереть, сгладить и уничтожить память о неустрашимых борцах, смелых красноармейцах, павших героями за дело рабочего класса»…  Знать имена этих первых героев-комсомольцев, сложивших свои головы на полях сражений за власть Советов, должны все городецкие комсомольцы, каждый юноша, каждая девушка».

2 апреля 1968 года в районной газете вышла статья Малиновкина С. и Мельникова В.  «Судьбы беглемапошцев», посвящённая первым комсомольцам города. Статья рассказывала о судьбах ребят, горячо симпатизировавших революции. «Беглемапош» — это был кружок из 6 друзей-гимназистов с фамилиями Беляев, Глазунов, Егоров, Макаров, Пожарский и Штерн.

Самым известным из них стал Пожарский С.В. (сын учительницы). Видимо, он отличался хорошими деловыми качествами, имел авторитет среди товарищей, был делегатом I Всероссийского съезда комсомола. Позднее Сергей Васильевич получил высшее образование, стал специалистом и работал в торгпредстве СССР за рубежом. К сожалению, воспоминаний о своей комсомольской юности, о своих товарищах он не оставил. А многие и не могли рассказать о революции, потому что погибли в огне гражданской или Великой Отечественной.

Почти все первые комсомольцы Городца ушли добровольцами или по призыву на войну против «белых». Из беглемапошцев с фронта не вернулись двое:

Егоров Сергей (умер на фронте в 1920 году). Копия фотоснимка в собрании ГИХМК
Егоров Сергей (умер на фронте в 1920 году).
Копия фотоснимка в собрании ГИХМК
«Сергей Пожарский вступил в партию большевиков и ушёл в ряды Красной Армии. Прошёл всю гражданскую войну, участвовал в боях против Колчака на Восточном фронте, против Деникина и Врангеля на Южном: закончил войну под Батуми.

Сергей Николаевич Егоров весной 1919 года ушёл добровольцем в Красную Apмию на Восточный фронт. Участвовал в боях в бывшей Симбирской губернии. Умер от тифа в 1920 году…

Александр Семёнович Макаров — тоже доброволец. Воевал все годы гражданской войны. Работал потом в Городецком уголовном розыске, окончил пединститут и преподавал математику в средней школе № 1. С первых дней Отечественной войны на фронте. Погиб под Тулой…

Михаил Николаевич Штерн в 1918 году был дружинником по охране порядка, стал чекистом. Вместе с Егоровым, Макаровым и другими комсомольцами ушёл добровольцем в Красную Армию. Погиб на Западном фронте…»

Из биографии Сергея Егорова пока мало что известно. В фондах музея есть копия его фотоснимка, правда, без инвентарного номера и подробной подписи, указывающей на её происхождение.

О судьбе погибшего комсомольца Михаила Штерна городчанам рассказал в 1960-е годы Малиновкин С.Н. Он смог найти двоюродную сестру Штерна М. — Ольгу Николаевну Кузнецову (девичья фамилия Щербакова). В то время она работала учительницей и жила в Вологде. Ольга тоже была активным членом Городецкого Союза молодёжи (в октябре 1919 года её избрали секретарём Городецкого комитета РКСМ). На основе писем Щербаковой О.Н. районная газета 11 октября 1968 года выпустила заметку, героем которой был Михаил Штерн:

«Комсомолец-доброволец»

«С самых первых дней Октябрьской революции были разоружены в Городце пристав, урядники и полицейские, — вспоминает Ольга Николаевна. — Но село нельзя было оставить без охраны. И вот молодёжь, ребята 16–17 лет, которые учились в последнем классе гимназии, и рабочие с производства записались добровольцами по охране села. Помню некоторых из них: Пожарский Серёжа, Клабуков Лёня, Егоров Серёжа, Макаров Шура. С ними был и Миша Штерн. Вероятно, это было до образования постоянной милиции. А немного погодя Миша объявил нам, что он стал чекистом. Руководил ими Абаимов И.И.

Они выполняли различные поручения: конвоировали купцов, арестованных за противодействие мероприятиям Советской власти, конфисковывали имущество богачей. Михаил Штерн и его товарищи активно участвовали в работе Союза молодёжи. Миша проводил беседы, выступал перед спектаклями и сам принимал в них участие.

Потом он был послан Москву на краткосрочные курсы (не помню какие). Вернувшись в Городец, несколько раз просился на фронт и добился своего. С ним вместе поехал Серёжа Егоров. В Симбирске они занимались на командных курсах, а осенью наезжали на несколько дней в Городец в офицерских шинелях, с револьверами и кортиками.

Михаил уехал на Сибирский фронт и оттуда не без горечи писал, что ему не пришлось участвовать в боях, так как Колчака уже ликвидировали, и что их переводят на Западный фронт. Там он пробыл год. Оттуда мы получили от него письмо. Оно было последним. Потом к нам пришла женщина и сказала, что её сын видел раненого Мишу Штерн. К этому юноше — Хитровскому — я обратилась с просьбой сообщить всё о Мише. Он ответил:

«Сегодня я получил от вас письмо, в котором вы справляетесь относительно Миши Штерн. Он был ранен 18 мая на реке Березине, когда наш полк перебирался по мосту в другую сторону. Ранен он был в бок, так что у него из живота показывались внутренности. После ранения он чувствовал себя сравнительно хорошо, даже просил у санитаров, его перевязывающих, покурить. Потом его отправили на подводе в тыл. Я как раз встретил его на дороге, лицо его было очень бледно. Дальнейшей его участи я не знаю».

После этого я пошла к Абаимову И.И., и он послал запрос в часть. Выяснилось, что Миша ранен тяжело и отправлен в Лепель. Туда мы тоже послали запрос, но из Лепеля ответили, что никаких сведений о раненых дать не могут, так как Лепель переходил то к немцам, то к русским: госпиталь и документы сожжены, персонал весь новый.

Всего лишь несколько скупых и отрывочных сведений, — пишет в заключении газета — но за ними угадывается характер стойкого коммунара, одного из тысяч таких же, как он, благодаря которым выстояла в неравной борьбе с врагами молодая Советская республика».

Интересные детали из истории семьи Штернов выяснил краевед Тонышев С.В. Семья комсомольца жила в доме на 2-й Соборной улице — ныне ул. Шевченко. Хозяйкой дома была Анна Семёновна Штерн. С нею жил и её сын Михаил и племянница Ольга Николаевна Щербакова. Примечательно, что семья была небедная. По документам земских сборов 1913 года Штерн А.С. числилась мещанкой г. Семёнова и держала бакалейную лавку в мясном ряду на Городецком базаре. (ГАНО. Фонд 45, оп. 242а, д. 376 «Списки владельцев неземельных имуществ Балахнинского уезда по обложению земским сбором» л. 1170 об., 1171. № 5447)

Поэтому удивительно, что и Михаил, и его сестра Ольга стали комсомольцами. Отношение к новой власти Анны Семёновны неизвестно. Во всяком случае, в 1918 году Штерн была обложена контрибуцией вместе с другими 150 богатыми жителями села Городца.

Жизнь Анны Семёновны Штерн, матери комсомольца, также оборвалась в 1919 году. В архиве Краеведческого музея есть курсовая работа студентки ГГУ Столяровой «История Городецкого комсомола». Там рассказ о судьбе Михаила Штерна (С. 11) заканчивается словами:

«Мать Михаила в то время была больна тифом и умерла, так и не узнав о смерти сына».
Улица Шевченко дом № 6
Улица Шевченко, дом № 6

Очевидно, речь идёт об эпидемии, охватившей село Городец осенью 1919 года. По музейной истории знаем, что тогда умерло немало людей, в т.ч. двое из рода купцов Облаевых: Анна Петровна, супруга Облаева И.П. младшего (хозяин дома, ставшего позднее Краеведческим музеем), и его сестра Мария Рукавишникова (жила в доме, где сегодня «Детский музей на Купеческой»). Штерны жили недалеко от Облаевых — 2-я Соборная улица шла параллельно Купеческой. В документах земского обложения 1913 года указано, что Анне Семёновне Штерн принадлежал полукаменый дом (низ кирпичный, верх — деревянный). Согласно Всесоюзной городской переписи 1923 года, в полукаменном доме на 2-й Соборной улице жила Ольга Николаевна Кузнецова. Это ни кто иная, как наследница Штерн А.С., двоюродная сестра Михаила — с новой фамилий после замужества. Номер её дома в списке — 6. Сегодня в улице Шевченко дом № 6 стоит на углу с одноимённым переулком.

Краеведам Городца этот дом известен ещё одной героической фамилией. В годы Великой Отечественной войны из него ушла добровольцем и погибла на фронте комсомолка Мария Смирнова. Из Книги Памяти:

К сожалению, фото Михаила Штерна не сохранилось. Однако Малиновкин С.Н. смог найти фото другого комсомольца, не вернувшегося с Гражданской войны, — Алексея Клабукова.

Клабуков Алексей, погиб в бою с деникинцами в 1919 году под Курском
Клабуков Алексей.
Погиб в бою с деникинцами в 1919 году под Курском

Сергей Николаевич написал о молодом герое краткую статью в «Городецкой правде» (17 апреля 1968 года). Отправной точкой рассказа стала фотография комсомольца, точнее, фотокопия (она же осталась и в архиве музея — ГРМ 820/6 всп.; на обороте подпись карандашом: «Клабуков Алексей — погиб в бою с деникинцами в 1919 году под Курском»).

«Ему было 19 лет»

«Таким был Алексей Клабуков, — пишет Малиновкин С.Н. — Таким он остался в памяти всех, кто знал его. Многие городецкие комсомольцы в 1918–1919 годах ушли добровольцами в Красную Армию. Ушёл и Алексей. Родные получили от него письмо из-под Минска, датированное июнем 1918-го. А на другой год, в феврале, пришло извещение о его гибели. Было тогда Алексею около девятнадцати лет…

Вот что пишет о нём его сестра:

— Помню, уходя на фронт, сказал матери: «Ухожу, мама, защищать советское государство, чтобы народу и нам жилось лучше». Алексей любил жизнь, хотя она и не баловала нас. Любил коллектив товарищей, музыку (хорошо играл на балалайке, участвовал в струнном оркестре). Хорошо учился, был дисциплинирован. Очень нежно любил нашу маму, всегда во всём ей помогал.

Да, жизнь оборвалась у брата, как и у его сверстников и товарищей по оружию, рано. Ну, что ж — долг перед Родиной для этих парней был прежде всего. Они выполняли то, что требовала от них партия сегодня, и видели в завтрашнем дне светлое будущее».

По данным краеведа Сергея Викторовича Тонышева, семья погибшего комсомольца указана в «Алфавитной книге жителей села Городца 1918 года». Кроме Алексея Дмитриевича Клабукова названы его сёстры Мария, Александра, Анна, и мама — Варвара Николаевна. Об отце Алексея — Дмитрие Клабукове — книга ничего не говорит, зато указывает происхождение фамилии: граждане г. Семёнова, проживают в Городце 7 лет. Их адрес в 1918 году — улица Никольская (ныне МОПРа), дом Екатерины Васильевны Аксёновой. Возможно, Клабуковы и их хозяйка были знакомы ещё до Городца, т.к. Аксёнова переехала сюда из деревни Комарово Чистопольской волости Семёновского уезда (примерно в 1901 году).

В документах 1923 года Тонышев С.В. обнаружил, что Аксёнова жила в доме № 8 (на тот момент квартирантов у неё уже не было). Чтобы восстановить старую нумерацию домов, Сергей Викторович обратил внимание на дом Сергея Михайловича Бугрова (с инициалами СМБ — его знают многие). В 1923 году этот дом был № 7. Значит, Аксёнова жила на противоположной, левой стороне улицы. На этом месте сегодня — коттедж, (около него идёт проулок на ул. Чапаева). Фото прежнего деревянного дома (с датой на фасаде «187…года»), к сожалению, не сохранилось.

Улица МОПРа в марте 2018 года. Слева направо: дома № 5, 7, 9
Улица МОПРа в марте 2018 года.
Слева направо: дома № 5, 7, 9

Обстоятельства службы Алексея Клабукова и его гибели остаются неизвестными. В библиотеке музея хранится книга 1926 года «Именной список потерь на фронтах в личном составе Рабоче-Крестьянской Красной Армии за время гражданской войны». Мы решили найти там фамилии наших погибших комсомольцев. Однако не обнаружили. У Алексея Клабукова в «Списке» есть только однофамильцы: Клабуков Игнат и Клобуков Демьян — уроженцы Вятской губернии, а также Клобуков Дмитрий Фил(иппович), родом из Северо-Двинской губернии (Указ. соч. С. 233, 235).

Активной комсомолкой была и сестра Алексея Клабукова — Александра. Малиновкин С.Н. упоминает её вместе со Смирновой, Хлыстовой, Щербаковой, Цветаевой, Галкиной, Глазуновой в составе трудовой артели, которая весной-летом 1919 года ухаживала за Общественным садом на Краю (напротив «Дома Авдотьи Лапшиной»). 16 октября 1919 года Александра Клабукова была выбрана кандидатом в члены Городецкого комитета РКСМ (председательствовал в нём Влас Кузнецов) (См.: Малиновкин С.Н. Летопись Городецкого комсомола. Горький, 1968. С. 17). Дальнейшая судьба сестры героя-комсомольца нам неизвестная.

Работая над историей Городца 1920-х – 1930-х годов, хочется задать вопрос: почему улицы города получали те или иные советские названия. Например, почему Никольская (где жил Алексей Клабуков) стала МОПРа (аббревиатура Международной организации помощи борцам революции)? С исторической точки зрения куда лучше были бы улицы в память о первых комсомольцах и членах партии, отдавших свою жизнь за идеалы коммунизма.