Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 3‑й


(по материалам из фондов МБУК ГИХМК)

Жители нашего небольшого тылового городка внесли немалый вклад в дело Великой Победы. Городчане, в том числе и женщины, участвовали в боях с фашистами, ковали Победу в тылу. Кто-то из них ребёнком, подростком пережил ужасы фашистских концлагерей, блокаду Ленинграда.

Последующие сообщения основаны на документальных материалах периода Великой Отечественной войны, хранящихся в Городецком краеведческом музее (письма, воспоминания, автобиографии, наградные документы — удостоверения, благодарности, газета «Городецкая правда» военных лет).

Более 1500 женщин нашего района пополнили ряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Они служили, в основном, медсёстрами, радистками.

«Восемнадцатилетние девчонки рвались на фронт, они и представления не имели, чем там будут заниматься. О том, что могут убить или ранить, они просто не думали. Главное — воевать с фашистами» (Сулим Б.Н. «Девчонкам страшно на войне». «Городецкая правда» от 27 декабря 1994 года).

В областной Книге Памяти павших в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов перечисляются имена 18 погибших на фронте городчанок [Книга Памяти нижегородцев, павших в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Том 7. — Нижний Новгород, 1994 г. ГРМ 3080 библ.]

Баранова Нина Ивановна, родилась в 1923 году в г. Городце Нижегородской области. Ефрейтор. Умерла от ран 21 марта 1943 года.

Волгунова Таисья Васильевна, родилась в 1922 году в г. Городце Нижегородской области. Сержант. Умерла от ран 10 января 1942 года.

Гиличенко Наталья Андреевна, родилась в 1923 году в Городецком районе Нижегородской области. Сержант. Умерла от ран 22 июля 1944 года.

Жилова Александра Ивановна, Городецкий район Нижегородской области. Лейтенант. Погибла в бою.

Королёва Вера Архиповна, родилась в 1923 году. Рядовая. Погибла в бою 19 августа 1943 года.

Кузнецова Антонина Никифоровна, родилась в 1921 году в г. Городце Нижегородской области. Рядовая. Погибла в бою 19 апреля 1942 года.

Лысова Тамара Александровна, родилась в 1925 году в г. Городце Нижегородской области. Рядовая. Погибла в бою 23 февраля 1945 года.

Малышева Тамара Алексеевна, родилась в 1923 году в г. Городце Нижегородской области. Ефрейтор. Погибла в бою 12 сентября 1943 года.

Медведева Анна Григорьевна, родилась в 1922 году в Городецком районе Нижегородской обл. Старшина. Умерла от ран 24 февраля 1944 года.

Мишанова Любовь Николаевна, родилась в с. Спасское Нижегородской области. Рядовая. Умерла от болезни 22 апреля 1944 года.

Овчинникова Зоя Владимировна, родилась в 1918 году в г. Городце Нижегородской области. Рядовая. Умерла от ран 24 июня 1944 года.

Половинкина Леонора Харламовна, родилась в 1924 году в г. Городце Нижегородской области. Младший сержант. Умерла от ран 25 января 1945 года.

Пушлова Мария Степановна, город Городец Нижегородской области. Старший лейтенант. Пропала без вести в 1944 году.

Смирнова Мария Фёдоровна, родилась в 1922 году в г. Городце Нижегородской области. Погибла в бою 18 сентября 1943 года.

Солодова Ульяна Ивановна, родилась в 1923 году в г. Городце Нижегородской обл. Рядовая. Погибла в бою 21 августа 1944 года.

Хрипунова Тамара Антоновна, родилась в 1923 году в г. Городце Нижегородской области. Рядовая. Пропала без вести в декабре 1941 года.

Шипкова Мария Евстафьевна, родилась в 1922 году в г. Городце Нижегородской обл. Рядовая. Погибла в бою 28 февраля 1943 года.

Шмелёва Татьяна Ивановна, родилась в 1916 году в г. Городце Нижегородской обл. Умерла от ран 20 марта 1945 года.

Всем упомянутым в Книге Памяти городчанкам на момент гибели было двадцать или чуть больше двадцати лет.


Малышева Тамара Алексеевна ушла на фронт в июле 1941 года. Вместе с бойцами и командирами Краснознамённой части, в которой служила Тамара, она участвовала в форсировании Днепра, в освобождении Курской области от фашистских захватчиков, показывая образцы мужества и героизма.

Свой последний боевой подвиг Тамара Малышева совершила 12 сентября 1943 года. Вот как описывала его армейская газета (название и дата неизвестны, в музее хранится вырезка из газеты со статьёй «Она погибла как герой» [ГРМ ВХ 1623/2]): «Во время бомбёжки наших позиций вражеской авиацией Тамара Малышева не покинула боевого поста и продолжала чётко выполнять поставленную ей задачу. Вражеская бомба попала в дом, где работала Тамара. Дом загорелся. Истинная патриотка Малышева бросилась спасти рацию, но, не успев вынести её из горящего дома, героиня сгорела вместе с рацией».

Письмо родителям [ГРМ ВХ 696]:

«12.9.43 года.

Здравствуйте, многоуважаемая семья Малышевы!

Сегодня внеочередно пишу Вам письмо. Это письмо Вам принесёт очень много печали. Я знаю, что Вам будет очень тяжело переносить такое явление. Сегодня 12.9.43 г. в 13:00 дня вырвана из наших рядов Ваша любимая дочь Тамарочка Алексеевна Малышева. Тамарочка была героически убита в борьбе с фашистской оккупацией.

…Нам, комсомольцам, очень тяжело перенести такое большое горе. Тамарочки уже нет в живых, но образ её будет жить вечно в наших сердцах.

…Я знаю, что Вам будет очень трудно читать моё письмо. Мне лично тоже очень тяжело переносить такое большое горе… Я лично её хоронил. Я много писать не могу. Руки трясутся и слёзы в глазах. Вместе всё время были… Буду жив, и кончится война, приеду и много расскажу Вам героических подвигов Вашей дочери.

Простите, что плохо писал. Я не могу писать. Хожу, как дурной… Я Вам клянусь, что лично до последнего отдам за смерть Томочки свою жизнь…

Комсорг Энского подразделения сержант Зак Э.М.»

Малышева Тамара похоронена в селе Пыреба Черниговской обл., Украина.


Лысова Тамара Александровна
Лысова
Тамара Александровна

Лысова Тамара Александровна — воспитанница Городецкой средней школы № 1. Окончив школу в 1943 году, она поступила в Горьковский институт водного транспорта. В марте 1944 года её взяли на фронт.

«Городецкая правда» (1944?– 1945? гг.), статья «В строю бойцов» М. Садомовской. [ГРМ ВХ 1623/1]

«…Окончив десятилетку, Тамара твёрдо решила пойти в армию, чтобы на передовых позициях защищать от врага Родину.

…19-летняя радистка Тамара Лысова вступила в другую жизнь, суровую, фронтовую. Она служила в 1 батарее 203 Отдельного истребительного противотанкового дивизиона.

Первое своё боевое крещение юная радистка получила на белорусской земле, при форсировании реки Днепр. Дальше у неё были упорные, ожесточённые бои за города Могилёв, Бобруйск, Новогрудск. Была награждена медалями “За отвагу”, “За Боевые заслуги”, орденом Красной Звезды, Славы 3 ст.»

В 1945 году она погибла в районе Восточной Пруссии. Из наградного листа Лысовой Тамары Александровны [ГРМ 2611/7]:

«…Тов. Лысова в наступательных боях с р. Нарев до Розенвальда в период с 22.1.45 г. по 22.2.45 г. показала образцы мужества и бесстрашия. Находясь постоянно на передовом НП она под ураганным огнём противника обеспечивала бесперебойную связь. Её радиостанция за всё время боёв не имела отказов. Будучи раненой, она не покинула своего поста, продолжая выполнять боевую задачу, своей смелостью и выдержкой она давала пример своим товарищам, направляя их на новые боевые подвиги.

23.2.45 г. под Шенебергом тов. Лысова была убита.

За мужество и отвагу представляю тов. Лысову к посмертному награждению правительственной наградой орденом Отечественной войны I степени.

Командир 203 ОИПТД майор Пикалев».

Лысова Т.А. похоронена в Польше.


Смирновой Марии Фёдоровне в начале войны было 20 лет. Она обратилась в военкомат с просьбой отправить её на фронт. В числе других комсомолок-городчанок она была направлена в Горьковскую школу радистов. После её окончания Мария едет в Москву и в конце 1942 года была заброшена в тыл врага для осуществления связи партизан с «большой землёй».

Из письма родителям от 12 августа 1943 года, опубликованного в «Городецкой правде» её братом Смирновым П. в статье «Гвардии радистка»: «…Живу я хорошо, на здоровье не жалуюсь. В эти дни было жарко, продвинулись крепко, следите по радио. Сейчас нам дали отдых, и я под грохот и шум моторов пишу письмо. Всё кругом дрожит. Сегодня потеряли любимого командира Костю Самарина, вынесли его труп с поля боя. Похоронили с воинскими почестями, но не могу смириться, что Кости нет с нами. Но что делать, сегодня он, завтра один из нас: ведь война.

Если бы мы встретились, вы не узнали бы меня: я очень состарилась, волосы седые. …На встречу я мало рассчитываю…»

18 сентября 1943 года её не стало.

Письмо старшего лейтенанта Кравцова семье Марии Смирновой от 20 ноября 1943 года [ГРМ 3301/5]:

«Здравствуйте, многоуважаемые родители Маруси Смирновой Фёдор Павлович, Евгения Ивановна и её брат Павлик!

…Вы просите рассказать подробно о её гибели.

Это было уже вечером, мы подошли к реке Десне. Здесь проходила оборона противника, проволочное заграждение и минное поле. Наши части, передовые подразделения уже перешли реку, и мы подходили следом с командиром полка, то и дело останавливались и разворачивали радиостанцию, связывали с первыми подразделениями. Проходя ранее занимаемую местность противником у р. Десны, Маруся в метрах 70 шла сзади вместе с товарищами радиостанции, то и дело доносился её весёлый хохот. Но вдруг раздался взрыв, я оглянулся и сразу крикнул: “Маруся!”, но в ответ ничего не последовало, только стон раздался тяжело раненого радиста Молчанова.

Я подскочил, схватил на руки Марусю, она ещё дышала, но не могла придти в сознание. Я руками прижал сочившуюся кровь из левого бока и головы, позвал к себе ребят и быстро перевязал раны и держал её на руках. Но напрасны были наши ожидания. Сердце перестало биться любимой боевой девушки, и с нею погиб радист Молчанов.

Слёзы у многих блеснули в глазах у боевых товарищей радистов. Я осторожно положил её тело на шинель и тихо произнёс: “Не стало больше у нас радистки Марии Смирновой”.

Все товарищи простились с телом Марии и глубоко поклялись отомстить за кровь Марии немецко-фашистским гадам...»

Смирнову Марию похоронили в дер. Дуброво Смоленской обл. Далее приведены сообщения о некоторых городчанках, которым «повезло», они выжили во фронтовом кошмаре и оставили в музее свои скупые воспоминания. И только скромные упоминания в записях о полученных наградах и местах службы свидетельствуют об их героическом участии в боях.


Башмакова (Лбова) Елизавета Викторовна ушла на фронт санитаркой, в армии стала командиром взвода зенитчиков.

Из автобиографии Башмаковой Е.В., написанной 19 мая 1965 года [ГРМ 2839]:

«Родилась в Городце в 1922 году. После окончания школы поступила работать учительницей. В июле 1941 г. по призыву комсомола ушла в армию, служила в эвакогоспитале, затем окончила школу младших командиров.

В октябре 1943 г. окончила зенитно-пулемётное училище Красной Армии в пос. Сорочинск Оренбургской области и была направлена в 46 зенитно-пулемётный полк командиром взвода. В составе I Украинского фронта 87 дивизии полк прошёл Полтаву, Решетиловку, Миргород, другие города. 2 мая 1945 года полк вошёл в город Моравская Острава в Чехословакии».

В октябре 1945 г. Елизавета Викторовна демобилизовалась из рядов Советской армии в должности командира пулемётного взвода в звании лейтенанта. Вернулась в Городец, работала преподавателем.


Ильичева-Мухина Анфиса Савиновна в 1942 году была призвана в ряды Советской армии Городецким военкоматом. Служила на Центральном Калининском фронте, II Прибалтийском фронте, I Белорусском фронте. Старший сержант медслужбы, палатная медсестра. Участвовала в больших операциях Невельская-Холмская, Велико-Лукская, Варшавская и Берлинская — штурм Рейхстага.


Буничева-Постникова Надежда Поликарповна училась в школе радистов в Горьком. На фронте с 1 апреля 1942 года по ноябрь 1945. Воевала в 1-й штурмовой инженерно-сапёрной бригаде. Обеспечивала связь. Была в помещении Рейхстага, видела, как водружали знамя над имперской канцелярией, расписалась на стенах Рейхстага. Награждена двумя орденами Красной Звезды за бесперебойное обеспечение связью, медалью «За освобождение Варшавы», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне». После войны работала в районном узле связи.


Серышева Ольга Филипповна родилась в Городце в 1922 году. Закончила курсы медсестёр. Перед войной работала в больнице. В сентябре 1941 года получила повестку на фронт. Из райвоенкомата её направили в Горький в ОРМУ-39 (Отдельная рота медицинского усиления). После подготовки к военному делу её направили в 54-ю Армию.

Ольга Филипповна попала в группу специализированных медработников, которых посылали к раненым во время боёв. Серышева О.Ф. была в токсико-терапевтической группе. В местах применения противником отравляющих веществ члены этой группы шли туда. Проводились тренировки, чтобы дать отпор в этом случае и спасать раненых. На III Прибалтийском фронте Ольга Филипповна была старшей медсестрой, начальником по эвакуации в тыл раненых.

В октябре 1944 года III Прибалтийский фронт расформировали, группу Ольги послали на фронт в передвижную санэпидемлабораторию. Были в Кёнигсберге, Польше, Латвии, выявляли больных среди гражданского населения. Победу Серышева О.Ф. встретила в Минске.

Сразу после войны Ольга Филипповна вернулась в Городецкую больницу, много лет работала в детском отделении.

Имеет награды: медаль «За Боевые заслуги», орден Красной Звезды (за бои под Ленинградом), медаль «За взятие Кёнигсберга», медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне», орден Отечественной войны II степени.


Ломакина (Набойщикова) Антонина Ананьевна родилась в 1923 году. В 1939 году окончила двухгодичную школу медсестёр в г. Городце. На фронте с первых дней войны, служила в авто-хирургическом отряде и ОПМУ 66, являлась старшей операционной сестрой. «Не считаясь ни с какими трудностями под артобстрелом и бомбардировкой вражеской авиации работала по 36 часов, не отходя от операционного стола» [Характеристика за время работы мл. медсестры Набойщиковой А.А. в ОПМУ 66» от 27 сентября 1942 г. ГРМ 4771/13]. После войны Ломакина А.А. много лет работала медсестрой поликлиники в центральной районной больнице.


Калинина Зинаида Владимировна родилась в Городце. В июне 1942 года была призвана в вооружённые силы. Служила на Северном флоте. Демобилизовалась 15 декабря 1945 года.


Храмова Татьяна Иосифовна также воевала на Северном флоте, награждена знаком «Отличник военно-морского флота Союза ССР».


Куликова Нина Яковлевна уходит добровольцем на фронт в первые дни войны. В конце войны служила в Войске Польском.

Участвовали городчанки и в партизанском движении.


Кудряшова Феоктиста Игнатьевна писала в автобиографии [ГРМ ВХ 93]:

«…Нас отобрали целый взвод и направили в 3-ю спецшколу в Москве, которая была от центрального штаба партизанского движения. В 1943 году получила направление в немецкий тыл в бригаду «Смерть фашизму», которая находилась в Гашенско-Богемольской зоне Минской области, в качестве радистки».

Демобилизовалась в 1945 году. Получила награды: Орден Отечественной войны II степени, Партизанскую медаль I степени, медаль «За отвагу», медаль «За боевые заслуги», медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне».


Проухина Зоя Александровна
Проухина
Зоя Александровна

Проухина Зоя Александровны — известная городецкая партизанка-радистка. Из автобиографии (март 1995 года) [ГРМ 3451/3-7]:

Родилась в 1920 году в крестьянской семье. Детство прошло в трудные 1920–30-е годы, период НЭПа, раскулачивания, период тяжёлой работы в колхозе.

После окончания средней школы поступила в Горьковский педагогический институт, где много занималась спортом, состояла в сборной института, получила права водителя мотоцикла. При военной кафедре вела кружок мотолюбителей, а в 1940 году поступила в аэроклуб.

В июне 1941 года курс, на котором училась Зоя Александровна, был на практике в Жигулёвском заповеднике. Жили в палатках, в лесу и не знали, что уже три дня идёт война.

Вернулись в Горький, все ребята ушли в армию. Их послали в танковое училище, потому что они умели водить мотоциклы, а знание двигателя в то время было преимуществом, но её в танкисты не взяли…

Всех девчонок послали строить оборонительную линию под г. Павлово. Там она входила в бригаду взрывников. Они заряжали толовыми минами противотанковые мины и взрывали мёрзлую землю. А другие прокладывали противотанковые окопы и рвы. «Только уже после войны я осознала, какой опасности мы подвергались, делая эту работу под наблюдением одного безногого сапёра». За отличную работу на «окопах» Проухина З.А. получила Почётную грамоту за подписью Верховного главнокомандующего Сталина.

В феврале 1942 года, получив диплом с отличием об окончании Горьковского педагогического института, Зоя Проухина пришла в обком комсомола проситься на фронт. Она стала курсантом краевой школы чекистов, где постигала радиодело, приёмы конспирации, основы шифра, борьбы, стрельбы изо всех видов оружия. В общем, училась на разведчицу.

Проухина З.А. служила в диверсионно-разведывательной группе в Москве, а весной 1943 года была заброшена в Белоруссию. В 1944 году участвовала в операции «Багратион» по освобождению Минска и Северной Белоруссии. Она всегда отлично обеспечивала связь группы с Москвой. Осенью 1945 года Зоя Александровна — радистка особого отряда по очистке уже освобождённой территории Белоруссии и Литвы от бандитов, скрывавшихся в лесах.

Позднее Зоя Александровна по болезни (сильно болели ноги) демобилизовалась и приехала к мужу — танкисту, участнику Прохоровского сражения, который служил в учебно-танковом полку под Тамбовом. Жили в лесу. Там, в землянке, у Проухиных родился ребёнок. Одеяло для дочки сделали сами, из десантного парашюта и ваты, надёрганной из сидений «раненых» танков…

В 1946 году Проухины вернулись в Горький, затем переехали в Городец, где Зоя Александровна стала работать в сфере образования.

В 1987 году ей было присвоено звание «Почётный гражданин Городца».

7 сентября 1995 года Зои Александровны Проухиной не стало.


Анисимова Александра Павловна
Анисимова
Александра Павловна

Анисимова-Виноградова Александра Павловна всю войну прослужила в качестве шофёра. Училась в Городце в 20 учебном автополку, созданном в годы войны. В этом автополку готовили водителей на машины иностранных марок: шевроле, интернационал, форд и других. Готовили их 3,5 месяца и прямо из Городца отправляли на фронт.

Из письма родным в Москву из Городца от 7 ноября 1943 года (стиль сохраняется) [ГРМ ВХ 1582/1]:

«…Мама, учиться теперь кончили, полковой экзамен сдала, оценки все хорошие и отличные, а 10 буду сдавать ГАИ на гражданские права… Работаю на полуторке и иностранной марке шевроле, студебекор. Машины очень хорошие.

Вчера после обеда ездила на полуторке в колхоз к одной колхознице, привезла дров и у неё попраздновала, хорошо погостила, и у неё отдохнула, я так расстроилась, попала в гражданские условия. Вспомнила, как в Москве справляют праздники, а мы отметили только скукой. Не потому, что здесь так скучно, все скучают о доме. Сегодня, в праздник, встали в 7 утра, сходили позавтракали, кто чем хотел. После обеда ходили на митинг, получили там Знамя от ЦК партии, а после митинга раздавали подарки, присланные от рабочих г. Городца нашим бойцам.

Мама, мне брат Павлик пишет, что я не комсомолка буду и просто трус, если останусь в тылу. Это он прав, нужно быть не такой, какая я была в те годы, которые прошли, а иначе, если я защитник, то нужно действовать как защитнику…

…Я не хочу быть отставши ото всех и не уступлю никому, чтоб были мои подруги впереди…»

Александра Павловна воевала на III Прибалтийском фронте, от Москвы до Кёнигсберга вели её трудные фронтовые дороги, она имеет ряд орденов и медалей. После войны вернулась в Москву.


Караваева Дора Ивановна — партийный работник. Из воспоминаний, записанных 25 февраля 1975 года [ГРМ 2625]:

Караваева Дора Ивановна
Караваева
Дора Ивановна

До войны работала воспитателем в детских садах, детском доме, созданном при монастыре в Городце, учительницей в школах Городецкого уезда. Она зарекомендовала себя не только старательным педагогом, но и активной общественницей. Её выдвигали на руководящую партийную работу. От заведующей женсектором до первого секретаря райкома партии — такие посты занимала Караваева Д.И. Её избирали председателем райисполкома. Трудилась она в народном комиссариате земледелия СССР, начальником контрольно-ревизионной группы. Перед началом войны Караваева Д.И. работала секретарём Первомайского райкома ВКП(б), являлась членом пленума Горьковского обкома партии.

В январе 1941 года она была направлена на годичную учёбу секретарей райкомов на Ленинские курсы при ЦК ВКП(б) в г. Москву: «Хочется высказать несколько впечатлений о первых днях войны … 22 июня, в воскресенье, мы всем курсом, а нас было 1000 человек, собрались на экскурсию по Москве и её окрестностям. Все — радостно-возбуждённые перед предстоящей прогулкой. Мы были готовы к выходу из общежития… и тут услышали необычайные позывные по радио. Задержались. И услышали сообщение Молотова о внезапном нападении без объявления войны на Советский Союз со стороны фашистской Германии. Это тяжёлое сообщение всех ошеломило. Экскурсия была отложена. Не до неё! Война!».

В первый день войны женщины — слушатели курсов были направлены в разные районы Москвы с разъяснительной работой в сберкассы, керосиновые лавки и продовольственные магазины, у которых молниеносно образовывались огромные очереди. Дора Ивановна с подружкой попали в продовольственный магазин, далеко от общежития: «…И до 12 часов ночи разъясняли покупателям симпровизированной трибуны-стола посреди магазина и у кассы, что продукты будут всё время и запасы делать не нужно… что может быть задержка только с подвозом продуктов при таких запасах покупателей… А в это время машины бесперебойно подбрасывали продовольственные товары. И только поздно вечером очереди были сбиты. И мы после 12 часов ночи, усталые и измученные, пошли в общежитие. Это было километров 5–7. Транспорт уже не ходил. Отдохнув на первой попавшейся скамейке и сняв туфли, мы в чулках двинулись по ночной Москве. На рассвете были дома…».

Дора Ивановна участвовала в выполнении программы «Хлеб — фронту». Очень много находилась в командировках, а дома, в Горьковской области, у неё оставались двое несовершеннолетних детей под присмотром родственников и соседей. В декабре 1942 года Караваева Д.И. с группой партийных работников была направлена в Сибирь, в Омскую область, которая сильно отставала по хлебозаготовкам. В Тюменском районе, куда попала Дора Ивановна, была создана чрезвычайная комиссия. Работа по заготовке хлеба была поставлена на военную ногу: «Три месяца шла ожесточённая борьба за хлеб. Его вытаскивали из-под толстого слоя снега, сушили во всех отапливаемых помещениях, в том числе и в хатах колхозников. Молотили и отправляли на заготовительные пункты. Мороз был 52–56 градусов ниже ноля. Руки механизаторов примерзали к металлическим частям комбайнов, тракторов, молотилок. Молотили и вручную, цепами. Везде, на молотьбе, просушке, вывозе хлеба и других работах были поставлены военные.

Вот здесь, в своей “московской” шубе, я на одном из токов чуть не замёрзла. Ночью было оперативное совещание, утром — организация работ, после чего я, изнемогая от усталости, прилегла в сено стоявших на току саней. Товарищи спохватились вовремя, еле отходили».

В июне 1944 года Центральным Комитетом партии Караваева Д.И. была направлена в освобождённый Крым. Надо было восстанавливать из руин южную здравницу: «Многие из нас ранее бывали на отдыхе в здравницах Крыма, видели его незабываемые красоты и знали столицу Крыма Симферополь. Боже, что же мы тут увидели!. Обгорелый остов вокзала, танк, ворвавшийся первым в город… Не город-красавец, а развалины его, удручённые лица редких прохожих. До сих пор, а ведь прошло немало времени, не могу без тоски и содрогания вспоминать эту картину. И всё заминировано. Только стрелки на тротуарах Симферополя показывают, где можно пройти. И тут же, не спеша, с холодком, военнопленные фашисты потюкивают молоточками, покрывая исковерканные мостовые, исправляя “свою работу”. Ох. Как ненавидели мы их!.. Мы занимались массовой политической работой, подбором кадров и многими другими вопросами, быстрее помогали разобраться областной парторганизации в этом хаосе…»

По положению, Караваева Дора Ивановна являлась председателем комиссии по расследованию злодеяний и ущерба, нанесённого фашистами: «Помню знаменитый Керченский Бабий ров. Сколько зверски замученных советских людей, взрослых, стариков и детей!.. Это самый большой ущерб, который никогда не возместить фашистам…».

В 1950 году Караваева Дора Ивановна вернулась в Городецкий район, жила и работала в г. Заволжье.

* * *

Во время Великой Отечественной войны в Городце — маленьком тыловом городе выпускалась различная продукция для фронта. Основной решающей силой и в производстве, и в сельском хозяйстве стали женщины, подростки.

Вот выдержки из газеты «Городецкая правда» за 1943 год, рассказывающие о трудовом подъёме городецких женщин в промышленности и сельском хозяйстве, об их огромном желании помочь армии [Газета «Городецкая правда» за 1943 год. ГРМ НСМ 111]:

«Трёхсотницы»

«Включившись в предоктябрьское соревнование, коллектив артели «Красный швейник» взял обязательства к 7 ноября выполнить годовую производственную программу и дать стране сверх плана продукции на 125 000 руб., поднять производительность труда на 10%, к 1 октября обеспечить производство сырьём и топливом. Наилучших показателей в сентябре по выполнению обязательств добивается бригада шапочного цеха т. Дудичевой М.И., выполняющая дневные задания на 300 и более процентов. В бельевом цехе впереди бригада т. Кудряшовой».

Из выступления звеньевой колхоза «12 лет Октября» А. Мазиной «Отомщу врагам за сына» («Городецкая правда», 3 марта 1943 года):

«…На днях я получила печальную весть о гибели единственного сына на фронте отечественной войны. У меня теперь одно желание — отомстить врагам за смерть любимого сына. И мстить я им буду стахановской работой в колхозе».

Из выступления звеньевой колхоза «Красный маяк» А. Урусовой «Поможем нашим братьям и сёстрам» («Городецкая правда» от 3 марта 1943 года):

«Моё огородное звено не отставало никогда. Но особенно дружно поработали мы в военном году.

…Буду работать в колхозе ещё лучше, ещё самоотверженнее. Четыре моих сына и дочь на фронте, бьют проклятую немчуру, а я в колхозе стахановской работой помогу им. Выработаю в нынешнем году 470 трудодней и десятую часть из них внесу в фонд помощи нашим братьям и сёстрам, пострадавшим от фашистских захватчиков».

Очень много эвакуированных из Прибалтики, Ленинграда было размещено у жителей Городца и в колхозах района.

«Благородный пример» («Городецкая правда» от 21 марта 1943 года):

«Осенью прошлого года в Городецкий дом ребёнка была направлена группа ленинградских детей, потерявших в дни войны своих отцов и матерей. Работники Дома ребёнка и особенно заведующая т. Кочнева, тепло приняли малюток, окружили их лаской и заботой, создали все условия, чтобы дети поправились и окрепли. Многие дети сейчас усыновлены работниками нашего района».

В Городецком музее хранятся материалы, отражающие такой трагический период Великой Отечественной войны, как блокада Ленинграда. Среди городчан есть те, кто пережил ужасы блокады, в том числе женщины. С 1996 года они объединились в организацию «Жители блокадного Ленинграда». Глубоко потрясают материалы, переданные в музей председателем этой организации Гузовиной Людмилой Еварестовной в 2001 году.

Из воспоминаний Майоровой-Алексеевой Александры Степановны [ГРМ ВХ 1616]:

«Когда мне было 10 лет, началась страшная война. Враг занял большую территорию нашей страны и рвался к Ленинграду. Война пришла к нам на Чёрную речку. Было очень страшно смотреть, как немецкие самолёты бомбили военные корабли на р. Неве и на Ладожском озере. Невозможно забыть беспрестанные налёты и воздушные бои… Все думали, что война продлится недолго, но самое страшное было ещё впереди…

То, что я увидела в блокаде, забыть невозможно. Я видела трупы, сложенные штабелями, поросшие зелёной тиной, видела, как на ходу падали и умирали люди, видела, как люди гонялись за кошками, чтобы их съесть. Голодные люди ели всё: кошек, собак и даже своих детей. Пережив всё: голод, холод, я осталась жить…»
Городчане, жители блокадного Ленинграда
Городчане, жители блокадного Ленинграда

«900 блокадных дней». Воспоминания Серовой (Румянцевой) Людмилы Дмитриевны [ГРМ 3736/3]:

«Я родилась в Ленинграде, там и выросла. Война меня застала тоже в Ленинграде. Это было воскресенье. Я видела мрачные лица пожилых женщин, которые не скрывали своих слёз. Война! Город бомбили каждый день, нам приходилось гасить зажигательные бомбы. Мы, подростки, дежурили на чердаках домов, у подъездов во время бомбёжек. Бомбы гасили асбестовыми колпаками, песком, потом фашист стал бомбить фугасными бомбами, рушилось всё, и заводы, и жилые дома… В сентябре 1941 года бомбили наши центральные склады “Бодаевские” и “Черниговские”. Всё смешалось с землёй. Замкнулось кольцо и нет продовольствия. Паёк хлеба 125 граммов всем. Начался голод… Каждое утро, как только проиграет гимн Советского Союза, я уходила за хлебом, т.к. мама и старшая сестра умирали от голода. Получив 375 г хлеба, я его прятала за пазуху, т.к. были случаи, отбирали хлеб, или прямо с весов хватали и бежали по улице и засовывали в рот, я видела своими глазами. Самый голодный год — 1941–1942. Начали есть людей. Утром пошла за хлебом, у одного дома скопились люди, подошла и я. Лежит большой свёрток, завёрнутый в матрац. Кто-то осмелился, пнул ногой — мягко. Все догадались — человеческое тело. Пришёл милиционер, развернул. Была убита женщина, не было грудей, рук, ног и головы. Это ужасно. Я даже не могла дойти до хлебного магазина. Этот эпизод по сей день у меня в памяти. В нашем же доме мать съела четверых своих детей. Когда дети просыпались, в первую очередь кричали: “Хлеба! Хлеба!”. И так мать решила сначала самого младшего убить, сварить, а потом остальных. После этого мать сошла с ума… Ещё эпизод: горела квартира, горели дети, а мать стояла в проёме окна на 5 этаже и тоже горела как свеча…Очень трудно вспоминать блокадные дни. Весь город стоит перед глазами…»

Немалый вклад внесли в дело Победы городецкие женщины, мужественно и терпеливо преодолевавшие все выпавшие на их долю беды. Им хватило страданий, мук, лишений, которые они испытали на фронте и в тылу. В то же время они сохранили достоинство и честь русской женщины, матери, солдатки. Женщины отдали свои силы, жизни для того, чтобы их дети, внуки, правнуки не видели того, что пережили они.