Городецкий край в записках краеведов. Выпуск 3‑й


Кабанов Фёдор Кириллович
Кабанов
Фёдор Кириллович

В семейных альбомах городчан среди старых фотографий имеются снимки с надписью или со штампом «Фото Кабанова». Фамилия этого городецкого фотографа знакома многим. Фёдор Кириллович родился в Городце в семье переплётчика Кабанова Кирилла Яковлевича. Отец его был человеком сильным, целеустремлённым, волевым. В юности освоил каллиграфию, книгописание. Чтобы завести собственное дело, «встать на ноги», он в молодые годы нанялся бурлаком, дважды прошёл «бечевой» от Нижнего Новгорода до Астрахани и обратно. Заработав деньги, женился, купил небольшой дом в Городце на ул. Красавина (ныне — ул. В. Фигнер), открыл при этом доме переплётную мастерскую. И сам в этой мастерской трудился, не покладая рук, и детей обучил переплётному делу. Выполняли различные заказы, переплетали церковные документы, книги.

Недавно в музейных фондах появился новый экспонат — небольшая книга — переписанный вручную «Псалтырь». В конце текста — авторская запись: «Сия святая богодухновенная книга Псалтырь с тропарями и молитвами покаянными. Писана своеручно крестьянином Балахнинского уезда Бурцевской волости деревни Кадановой Кириллом Яковлевым Кабановым, имеющим жительство в селе Городце близ Феодоровского монастыря. Начата была писать с 1881 года, а закончена 1908 года октября дня по обстоятельствам потому, что я занимаюсь мастерством переплёта книг и прочее. Писец и переплётчик Кирилл Яковлев Кабанов».

Детей в семье Кирилла Яковлевича было четверо: Евстропий, Фёдор, Николай и Зиновий. Сыновья с детства были приучены к труду.

Фёдор был вторым ребёнком в семье. Родился он 18 марта 1893 года, с детства имел хороший голос и любил петь. В пятилетнем возрасте его привели в церковный хор, и уже лет в 6–7 он начал зарабатывать деньги для семьи. Научился играть на различных музыкальных инструментах: скрипке, гитаре. Старший брат Евстропий хорошо играл на гитаре, но был левшой, поэтому свою гитару соответственно настраивал под левую руку. Фёдор учился играть втайне от брата, пришлось и ему играть левой рукой, хотя от природы он был праворуким. Рано проявились и его способности к рисованию. Регент церковного хора обратился к Кириллу Яковлевичу с просьбой отдать ему на попечение талантливого мальчика, чтобы дать ему хорошее образование, отправить учиться в Москву — в художественную академию. Отец не согласился, поскольку в переплётной мастерской всегда требовались рабочие руки.

К 16 годам у Фёдора начал меняться голос, церковный хор пришлось оставить. В 1909 году юноша покинул родной дом, пошёл пешком в Нижний Новгород наниматься учеником в фотоателье — художественную мастерскую Максима Петровича Дмитриева.

Осваивая специальность фотографа, Фёдор не оставлял и своего увлечения рисованием. Так, в восемнадцатилетнем возрасте он написал картину «Иван Грозный и Василиса Мелентьевна». Эта картина в 2004 году была отреставрирована и сейчас находится в экспозиции музея «Дом графини Паниной». Сюжет автором не выдуман. Это — точная копия картины художника ХIХ века Григория Семёновича Седова «Царь Иван Грозный любуется на Василису Мелентьеву» (1875 год). Полотно Седова хранится в Государственном Русском Музее (Санкт-Петербург).

Дмитриев, заметив художественное дарование молодого ученика, стал обучать его как фотографа-портретиста.

Дмитриев Максим Петрович был дружен со многими представителями искусства и литературы, которые посещали его фотомастерскую. Сохранились великолепные портреты Веры Комиссаржевской, Исаака Левитана, Константина Маковского, Ивана Бунина, Владимира Гиляровского, Фёдора Шаляпина и многих других.

В августе 1910 года в Нижний Новгород приезжает Фёдор Иванович Шаляпин. Вместе с Максимом Горьким он появляется в фотосалоне Дмитриева. Для Фёдора Кабанова это, конечно, стало событием особым. Он не только смог познакомиться с великим русским артистом, (что оставило неизгладимый след в его душе на всю жизнь), но и продемонстрировать ему свои вокальные данные — к тому времени у него сформировался мягкий баритон. Шаляпин высоко оценил голос юноши. Фёдор под впечатлением этой встречи стал упорно заниматься пением и изучил почти весь репертуар Шаляпина.

В 1914 году Кабанова призывают в армию, где он служит писарем и полковым фотографом. Имеются его фотографии времён Первой мировой войны. Одна из них датирована 1914 годом. Вторая на лицевой стороне имеет надпись: «19 декабря 1916 г. Польша. Русско-Германская война», а на обратной стороне — поздравление с праздником Рождества Христова старшего брата Евстропия Кирилловича с семейством. Разница во времени между фотографиями — два года, но насколько повзрослел этот солдат!

В 1916 году после службы в армии Фёдор вернулся в Городец, в 1920 году женился на Анне Калиной, дочери булочника, купил маленький домик на Троицком съезде (ныне — Большой Кировский съезд, дом 7), построил павильон, оборудовал в нём салон. На фотографии 1920 года Кабанов изображён в своей художественной мастерской: столик, красивое плетёное кресло, драпировка, слева на высокой подставке — краешек декоративного элемента, просматривается изображение в арке на заднем фоне — мастеру было у кого поучиться мастерству оформления декораций.

На обратной стороне некоторых старых фотографий можно видеть надпись «Почтовая карточка». Практика печатать фотографии на почтовых карточках была распространена довольно широко, поскольку в то время был большой дефицит бумаги. Кстати, и сейчас представители старшего поколения фотографии называют «фотокарточки» или просто «карточки».

Семья росла. Родились двое сыновей — Александр в 1919 году и Виктор в 1922 году. Виктор рано умер, а Александр погиб во время Великой Отечественной войны — сгорел в танке.

При Народном доме (ныне — досуговый центр «Метеор») существовал драматический коллектив — творческая театральная группа, в которую входил и Фёдор Кабанов. Он был бессменным аккомпаниатором при постановке спектаклей, участником всех концертов (позднее, уже после Великой Отечественной войны, в Доме культуры механического завода он также был активным участником спектаклей и концертов).

Общественный сад на набережной реки Волги, Городец. 1928 год. Фото Кабанова Ф.К.
Общественный сад на набережной реки Волги, Городец. 1928 год.
Фото Кабанова Ф.К.

Заканчиваются времена нэпа. Фёдор Кириллович закрывает свой павильон и переходит работать в государственное учреждение.

До начала Великой Отечественной войны он служит фотографом Городецкой редакции — такая запись сделана в документе 1936 года. В 1935–36 годах фамилия фотографа на газетных снимках не указывалась, только в выпусках 1937 года удалось найти на страницах газеты «Городецкая правда» фотографии с подписью «фото Кабанова».

В это время Кабанов много и серьёзно работает, ведёт переписку с московскими мастерами-фотографами. Фотодело было не просто профессией Фёдора Кирилловича, оно было его призванием. Особой популярностью пользовались снимки, выполненные в тоне сепии — старинные фотографии в коричневатых тонах. Он занимался и художественной фотографией: раскрашивал пастелью готовые снимки. В данном случае оказался востребован талант его как художника.

В музейных фондах хранится художественная фотография под названием «Старик». На портрете — Кабанов Кирилл Яковлевич, отец Фёдора Кирилловича. Фотографироваться отказывался наотрез, его уговорили с большим трудом. «Старик» и «Молотьба» — две работы Кабанова были представлены на самой первой Всероссийской выставке советской фотографии в Москве. Неоднократно Фёдор Кабанов был участником Всесоюзных фотовыставок, его работы были отмечены дипломами.

Фотографии, как машины времени, помогают нам перенестись в прошлое. В фотоархиве 1930-х годов — городецкие улочки, пейзажи, памятные места. Веяние времени — групповые портреты делегатов конференций, слушателей различных курсов (педагогических работников, медицинских и ясельных сестёр и т.д.). Как видно по фотографиям, в те годы в составе молодых учителей преобладали педагоги-мужчины.

Произошли изменения в семейной жизни Фёдора Кабанова. В 1936 году брак с Анной Калиной был расторгнут. Фёдор Кириллович женился на Ореховой Александре Ивановне. У них родились две дочери — Людмила и Римма. В семье царили мир и согласие. Дружные, тёплые отношения оказали своё влияние на девочек. По очень красивому выражению Людмилы Фёдоровны, они росли «как принцессы; лёгкие, как одуванчики». Мама занималась шитьём, поэтому девочки всегда были красиво одеты. К новогоднему празднику папа с мамой мастерили дочерям костюмы: голубь мира, стрекоза, книга («Ученье — свет, а неученье — тьма»).

Фёдор Кириллович был на 18 лет старше жены, в обществе они обращались друг к другу по имени-отчеству, а наедине он ласково называл её «Шуринька».

1941 год. Война. Мобилизация. Фёдор Кабанов по состоянию здоровья был определён во внутренние войска, служил в городецкой милиции, был фотографом в криминальном отделе до 1945 года, до конца войны.

В 1945 году, по воспоминаниям дочерей, Кабановы переехали в дом № 27 на ул. Новой. Фёдор Кириллович купил этот дом у жены адвоката Иванова-Терентьева. Будучи француженкой, она русский язык так и не освоила, разговаривала только по-французски. В доме осталась огромная библиотека, в основном классика. Фёдор Кириллович любил классику, особенно Чехова А.П., и не только читать, но и пересказывать. Кабановы заняли половину дома, во второй половине проживала сестра жены.

Об этом периоде в жизни семьи Кабановых вспоминает их родственница — Романова Валентина Кондратьевна, которая, будучи школьницей, неоднократно бывала у них в гостях:

«Тётя Шура всегда была очень добрая и приветливая, а дядя Федя — очень серьёзный. Его было трудно застать дома. Он почти не расставался с фотоаппаратом и штативом-треногой. И очень любил городецкий вал. А как много было интересных фотографий в комнате на стене!»

После 50 лет у Фёдора Кирилловича появились проблемы со зрением. Фотографировать он больше не мог и поэтому вновь стал заниматься переплётными работами. Пришлось вспомнить знакомое с детства ремесло. Во время строительства Горьковской ГЭС его руками было переплетено большое количество документов. Даже став пенсионером, продолжал переплетать документы различным организациям. Обращались к нему часто, так как оформлял он свои работы не просто аккуратно, но художественно, к делу подходил творчески.

В 1972 году он совсем потерял зрение, а с ним и интерес к жизни. Лежал и слушал радио. Однажды, по словам дочерей, услышав выступление Муслима Магомаева, оживился, сказал:

«Появился новый Шаляпин, можно умереть спокойно». Состояние здоровья ухудшалось. Стали отказывать ноги. Так и угас. 13 ноября 1974 года его не стало. Похоронен Кабанов Фёдор Кириллович на Городецком кладбище у деревни Кудашиха.

Дочери его в настоящее время проживают в Заволжье. Старшая дочь — Людмила Фёдоровна Угрюмова, окончившая Горьковский политехнический институт, работала инженером-конструктором в отделе главного конструктора ЗМЗ, преподавала технические дисциплины в Заволжском автомоторном техникуме (ЗАМТ), но будучи человеком по натуре творческим, много лет занимается пением и широко известна как «золотой голос» Заволжья. У неё есть сын, трое внуков и внучка.

Младшая дочь Фёдора Кирилловича — Римма Фёдоровна Солодова, окончившая Кинешемский экономический техникум, работала экономистом. У неё двое сыновей, три внучки и внук. Представители младшего поколения большой семьи из рассказов бабушек узнают о том, каким интересным человеком был их прадед — городецкий фотограф Фёдор Кириллович Кабанов.