Выдающийся городчанин, посвятивший жизнь возрождению и развитию городецкой росписи, Аристарх Евстафьевич Коновалов

В 30-е годы XX века, когда советская действительность потребовала нового подхода к изделиям народных промыслов, мастера городецкой росписи объединились в Курцевскую артель (Мазин, Лебедевы, Краснояров, Колесов и другие). В это время рождалось искусство со своей особой средой и духовным силовым полем. Очень высоко оценил работу курцевских художников известный исследователь народного искусства Воронов. Он характеризовал манеру городецкой росписи, как наиболее чистый вариант подлинного живописного искусства, в котором отсутствует деспотизм предварительного контура и первенствующее значение приобретает кисть.

После войны Коновалов А.Е. создал фабрику городецкой росписи. Начиналось всё с объявления о наборе учениц-художниц, на которое откликнулись 13 городецких девчонок. Разных по характеру, живых, весёлых и не имевших ни малейшего представления о том, какое большое дело им предстоит.

Увидев впервые образцы росписи, они замерли от восторга и от сомнения, смогут ли они это повторить. Но учились старательно. И вот теперь они известные художницы, каждая со своим стилем, неповторимой манерой письма. Словом, они живая история, классики городецкой росписи: Рукина Т.М., Кубаткина Л.А., Беспалова Л.Ф., Соколова А.В., Касатова Ф.Н. — лауреаты Государственной премии имени Репина И.Е. Беспалову Коновалов назвал «самой смелой и активной из моих учениц», Кубаткина «обладает оригинальным самобытным дарованием, умеет находить сочетания красок очень сочных, свежих», «творчество Соколовой отмечается лирическим направлением», Касатова «не только владеет свободным кистевым письмом, но и прирожденный колорист».

Каким был учитель? Очень требовательным и жестким, когда речь шла о росписи. Но в жизни за внешней суровостью скрывался очень добрый человек. Всю жизнь они чувствовали на себе его заботу и даже со своими личными проблемами приходили к учителю.

Вспоминали художницы свои творческие победы, заграничные поездки, фестивали, процедуру вступления в союз художников, получение премии имени Репина. Всегда рядом был учитель, надёжный человек, верный друг, заботливый и строгий отец — Аристарх Евстафьевич.

Более молодые художники фабрики меньше работали с Коноваловым, но частенько возвращаются к его художественным работам, к его книгам.

В народе говорят, что человек жив, пока жива память о нём. Это в полной мере относится к Коновалову А.Е. В Городце о нём помнят. Помнят люди, которым он дал путёвку в жизнь, помнят городецкие резчики, мастерство которых он очень ценил. Вспоминает его каждый, кто возьмёт в руки его книгу «Городецкая роспись», написанную живым, увлекательным языком. Будут его помнить, пока жива в Городце замечательная роспись, им возрожденное детище, которому была посвящена вся его жизнь.