Игба Беатрис

Весной 2002 года юная заволжская гимнастка Беатрис Игба стала победительницей на европейских соревнованиях в личном зачёте.

Она воспитанница Нижегородской школы олимпийского резерва. В конце мая Бетти уехала повышать своё мастерство в Москву по приглашению главного тренера сборной команды России по художественной гимнастике Виннер Ирины.

А родилась Беатрис Игба в Заволжье. Квартира, где Бетти живёт вместе с мамой (вернее, приезжает на выходные), небольшая, но очень уютная.

Сейчас Бетти 13 лет. Для гимнастки это пора для достижений, а никакое не детство. Поэтому она уже полмира объехала и имеет серьёзные награды — медали, вымпелы, дипломы.

Необычное для русского слуха имя девочка получила от папы. И не только имя, но и цвет волос и кожи. Мама Бетти — светловолосая русская женщина, а папа — темнокожий марокканец. От папы дочь унаследовала африканскую гибкость и грациозность.

Когда Бетти было пять лет, её заметила заволжский тренер Лариса Викторовна Белова и предложила записаться в секцию. Так 8 лет назад юная спортсменка сделала первые шаги на гимнастическом ковре.

— Мы с Джеймсом, отцом Бетти, учились вместе во Владимире, — рассказывает Людмила. — Он приехал учиться в Россию из Марокко. После получения диплома Джеймсу надо было на родину съездить, кое-какие дела уладить. И всё… Сначала у них в стране началась заваруха, потом у нас перестройка. И больше Джеймса в Россию не пускали. Какое-то время мы с ним переписывались, а потом несколько лет я о нём ничего не слышала. Этой зимой ему всё же удалось приехать в Москву. Наконец-то дочь отца увидела. Сколько слёз было…

Людмила Юрьевна высокая и стройная, молодая и красивая. Работает на двух работах, ведь надо и самой на что-то жить, и чтобы дочь выглядела в знаменитой на всю Россию школе олимпийского резерва достойно. Нередко за костюмы приходится платить из собственного кармана.

Режим в школе олимпийского резерва жесткий. Подъём в 7 утра, завтрак, тренировка, обед, занятия в школе, снова тренировка, подготовка уроков — свободное время только перед сном.

— Бетти было 8 лет, когда ей предложили в Нижний уехать, там учиться, тренироваться и жить, — продолжает свой рассказ мама. — Я спрашиваю у неё: «Поедешь?» Она не задумываясь согласилась. Я сама в детстве занималась балетом, маме предложили отправить меня на обучение в Пермь. И она не решилась отпустить меня так далеко. Конечно, я её понимаю, но жаль, что балерины из меня не вышло. А сейчас вот Бетти предлагают в Москву поехать учиться, не знаю, как без неё буду, ведь я для неё — всё, и она для меня — всё… В Москву разве наездишься? А знаешь, как у неё щиколотки опухают? Утром встанет — ходить трудно, так я ей компрессы прикладываю. Конечно, за ними врачи наблюдают, но кто, кроме мамы, пожалеет.

А может, здесь и не в жалости дело, а просто хочется быть рядом с близким человеком. Хотя дети-спортсмены вырастают очень быстро и быстро становятся самостоятельными. Умеют постоять за себя и отвечать за свои слова — не побежишь к маме, не пожалуешься. А может быть, и Людмила права, когда говорит, что Бетти надо учиться. Что ждёт девочку через 6–7 лет? Ведь карьера гимнастки недолгая. А пока Бетти живёт и учится в Москве. Возможно, скоро появится новая олимпийская чемпионка. Заволжская девочка с тёмной кожей.

Городецкий вестник, 2003 год