Семейство братьев Николая, Флегонта, Фёдора и Михаила Лапшиных
Семейство братьев Николая, Флегонта, Фёдора и Михаила Лапшиных

Лапшины были коренными волгарями: бурлаками, матросами, а затем строителями и владельцами судов. А ещё они были старообрядцами, людьми глубоко верующими. Их отличали порядочность, благочестие, строгость, трудолюбие и, конечно, смекалка — замечательные природные качества натур цельных, основательных.

Вышли из крепостных крестьян деревни Пестово (ныне Заволжье) и его окрестностей. Был такой крестьянин и бурлак по имени Михаил, человек весёлый и жизнелюбивый. Досадил он чем-то своему хозяину, и тот выселил его за пределы села на оброк. А Михайло горевать не стал — поселился на перекрёстке дорог Костромского тракта и стал зазывать проезжающих отдохнуть у него да отобедать: «Айда лапшу хлебать!». А лапша у него была знатная: с грибами, потрохами, печёнкой. Ну и прозвали его за это Лапшой.

Сын Михаила, основатель династии Николай Михайлович (1820–1884), первым носил родовую фамилию. Всю жизнь он провёл на Волге — бурлаком, матросом, водоливом. Жена родила ему троих сыновей — Павла, Михаила и Дмитрия — и двух дочерей.

Николай Михайлович успешно занимался судовым промыслом, строил расшивы и сумел выкупить себя и сыновей на волю. Вместе со своими компаньонами, тоже городчанами, в 1861 году построил и пустил по Волге первый крестьянский пароход, который так и назывался — «Крестьянин товарищ». Через год пароход окупился, и каждый из новоявленных предпринимателей стал владельцем собственного дела. Так и пошли Лапшины в гору.

Флегонт Павлович (1871–1952) родился в Пестове, был в семье пятым ребёнком. Учился в начальной школе всего три зимы — в школу, в Пурех, за несколько вёрст от дома ходил в любую погоду.

Как и братья, всё свободное время проводил на Волге и на плотбище (верфи), где перенимал от отца навыки строительства речных судов. Трудолюбивый, сообразительный, он в совершенстве овладел фамильной профессией и стал известен не только в Городце, но и за его пределами.

Женат был дважды. После смерти первой супруги женился на Любушке Лемеховой. Ему было двадцать шесть, ей не было и шестнадцати. Жили на Купеческой в собственном доме (ныне детский сад «Петушок»).

Дела вёл вместе со своими братьями: участвовал в создании пароходства на Аральском море и реке Амударье, в работе АО «Хива». Флегонт Павлович непосредственно руководил строительными работами. Он же производил расчёты при постройке не только хорошо знакомых речных, но и новых для него морских судов.

Революция круто изменила всё. Суда и дом, где жили Лапшины, были национализированы, квалифицированный потомственный баржестроитель стал лишенцем. Отстранённый от дела, он перебивался случайными заработками на чёрной работе. Только экономность, строгость в расходовании средств помогли жить и поднимать детей.

Флегонт Павлович вёл дневник, который он начал в 1928 году, а закончил в 1950-м, незадолго до смерти. Ежедневные записи о погоде, о ценах в магазинах и на базаре, о внешней политике государства, о смерти знакомых и близких городчан и, конечно, о родной Волге, с которой связана вся жизнь, каждый день, каждый вздох… Как много могут рассказать нам эти скупые строчки… Вот лишь одна запись: «1932 г. Октябрь 2/19. Сегодня в часовне зазвонили колокола. Со дня запрета звонить на колокольне не было звона 2 года, 3 месяца, 12 дней»…

Леонид Флегонтович (1907–1975) — cын городецкого баржестроителя, он стал строителем гражданских объектов и оставил о себе след как один из руководителей при постройке промышленных и культурно-бытовых зданий в Горьком, Городце, Балахне, Арзамасе. Не получив ни среднего специального, ни высшего образования, Леонид Флегонтович вырос от чернорабочего до главного инженера строительно-монтажного управления Горэнерго г. Горького.

Интеллигент, прекрасно владеющий словом, он написал живые, яркие, образные воспоминания о предвоенном Городце и стал связующим звеном между старыми и новыми поколениями Лапшиных.

День за днём, год за годом передана атмосфера города, так о нём не писал никто. То и дело мы встречаем знакомые фамилии, видим Городец в будни и праздники — Рождество, Новый год с его детскими ёлками и маскарадами, святки и разудалую масленицу с катаниями на лошадях.

Страницы, посвящённые детству, написаны с особым вдохновением и чистой радостью. В частности, Леонид Флегонтович подробно рассказывает о ребячьих забавах (игры в попа, в царя, в козны, колотуху и др.). Всё-таки какая это была бесстрашная, отчаянная публика — мальчишки! Им нет ничто забраться на колокольню Фёдоровского собора, переплыть Волгу, с азартом и приключениями искать тайные клады.

Читаешь и невольно вспоминаешь своё детство, где тоже было немало интересного. А вот поди ж ты — никто из нас не сядет и не опишет (то ли от лени, то ли от неверия в собственные силы) пока ещё недавнее время 50–60-х годов. Так и уйдёт оно от нас без возврата, и наши дети и внуки не будут знать о Городце той поры, а жаль…