Овчинников П.А. в кругу семьи
Овчинников П.А. в кругу семьи

Многие люди и сегодня, в век интернета, не представляют свою жизнь без книг. Для них самыми дорогими в жизни кажутся часы, когда есть возможность остаться один на один с интересной, умной книгой, с головой окунуться в мир её героев, говорить с ними, спорить, дышать, любить. Ведь не всегда в реальной жизни можно встретить человека, близкого тебе по духу, по внутреннему устройству, по ощущению действительности. Не зря великий Пушкин перед смертью обратился к книгам своей библиотеки со словами: «Прощайте, друзья!».

Считается, что личная библиотека многое может рассказать о своём владельце, а среди них есть не просто любители книги, но настоящие библиофилы — знатоки и собиратели редких и ценных изданий.

Таким удивительным человеком был наш земляк, купец-старообрядец Овчинников Пётр Алексеевич (1843–1912). Он не только создал замечательную книжную коллекцию, но и способствовал развитию книгописания и книгопечатания, помогал учёным при публикации письменных памятников, внёс неоценимый вклад в сохранение наследия древнерусской и старообрядческой культуры.

Потомки Овчинникова, живущие ныне в Городце, Нижнем Новгороде и в Москве Бекины Кира Евгеньевна и Андрей Владимирович, Горяченко София Леонидовна вместе с сестрой Надеждой Леонидовной, Лебедева Серафима Ивановна, Баранова Елена Анатольевна, Леванова Елена Владимировна, Колесникова Татьяна Александровна со своими детьми Марией и Павлом помнят своего знаменитого родственника.

В книжном собрании известного библиофила было более 800 рукописных книг, и некоторая часть из этого богатства осталась в Городце.

Представители купеческого рода Овчинниковых были старообрядцами, приемлющими священство, переходящее от господствующей церкви (беглопоповцы). Происходили они от крепостных крестьян деревни Большие Ключи Семёновского уезда. Основатель рода Иван Овчинников, или Иван Святой (прозван так за необыкновенную доброту) жил в XVIII веке, занимался выделкой овчин — возможно, отсюда и фамилия.

Пётр Алексеевич был купцом 2-й гильдии, вёл хлебную торговлю, имел несколько буксиров и барж. Кроме того, он активно участвовал в деятельности старообрядцев своего согласия. Постоянные богословские дискуссии, доклады на совете Всероссийского братства беглопоповцев, членом которого Овчинников неизменно состоял, требовали кропотливой работы с каноническими текстами, написанными ещё до никоновской реформы. Это обстоятельство, как и огромная любовь к рукописной книге, и привели городецкого купца к собирательской деятельности.

Пётр Алексеевич был настоящим рыцарем книги: ехал за сотни вёрст за интересным экземпляром, готов был дать за него любую цену. Он собирал редкие книги в Москве и в Архангельской губернии, в Поволжье и на Урале, интересовался болгарскими рукописями, которые добывал через проживавших в Болгарии и Румынии старообрядцев и на Нижегородской ярмарке.

В начале XX века информация о собрании Овчинникова попадает в библиографические справочники, в журнале «Церковь» в 1911 году сообщалось, что он имеет «богатейшее сокровище ценных древних рукописей и редкостных экземпляров старопечатных книг». Среди собранных 800 книг XIV–XX столетий 24 были написаны известным городецким книгописцем и изографом Иваном Гавриловичем Блиновым. Коллекция Овчинникова — настоящее сокровище. Были здесь сборники святоотеческих произведений, орнаментированное Евангелие XIV века, складное напрестольное Евангелие XVI века, псалтыри, летописи, лечебники и др. Были и книги светского содержания.

Сегодня книги Овчинникова составляют отдельный фонд в Российской государственной библиотеке в Москве, его ценное собрание древних икон — Пётр Алексеевич преуспел и в этом — находится в Нижегородском художественном музее.

Ни один из посетителей не пройдёт мимо добротных шкафов, заполненных многими томами именитого собирателя, в купеческом зале Городецкого краеведческого музея. Старинные шкафы с фолиантами в солидных переплётах также притягивают внимание посетителей отдельного кабинета в доме Паниной — их хочется подержать в руках, прикоснуться к страницам, которых касались руки Петра Алексеевича, настоящего эксперта книжного дела. И сегодня на этих книгах сохранились пометки библиофила: дата покупки, имя торговца, цена, информация о прежних владельцах. Другие аккуратные карандашные записи свидетельствуют о том, что книги Овчинниковым внимательно читались. К тому же Пётр Алексеевич разрешал пользоваться своим собранием учёным мужам, занимавшимся историей старообрядчества и никоновской реформы, что позволит далеко не каждый библиофил, его библиотека всегда была нужна России.

Книга для Овчинникова прежде всего была интересна своим содержанием — будь то редкие памятники с литературными произведениями, церковно-учительные тексты или богослужебная литература. Но он обращал внимание и на оформление, на полноту текстов — с просьбами о реставрации и восполнении утраченных фрагментов библиофил не раз обращался к Блинову Ивану Гавриловичу, который мастерски владел 40 видами письма и мог точно воспроизвести полуустав книги XVI века, подобрав при этом необходимую бумагу.

В последние годы Овчинников занялся издательской деятельностью: издавал и продавал книги, отпечатанные церковнославянским шрифтом в балахнинской типографии Волкова Ф.П.

Вообще заниматься изучением родословной — огромный труд, требующий тщательной работы с документами, кропотливого сидения в архивах, сбора информации у родственников. Причём не все факты, касающиеся семьи, должны быть достоянием широкой общественности — здесь как нигде важно тактичное, трепетное отношение.

К счастью, родственники Петра Алексеевича относятся к памяти известного собирателя очень бережно. Интересная деталь: все они люди «книжные» — образованные, интеллигентные, начитанные и вполне состоявшиеся в жизни.

Пётр Алексеевич был женат дважды: первым браком — на Мелефиной Татьяне Ивановне (из семьи городецких торговцев рыбой и пряниками), вторым — на Мазуровой Аграфене Сергеевне, воспитаннице и, по некоторым данным, троюродной сестре своего друга, известного нижегородского купца Бугрова Н.А. (в Городце им построена богадельня, здание сохранилось).

Первая жена Петра Алексеевича умерла в 21 год, оставив двух дочерей-погодок — Анну (1873 г.р., вышла замуж за Облаева И.П. младшего, чей дом занимает сегодня краеведческий музей) и Екатерину. Во втором браке родилось много детей, но выжили четверо, в том числе сын Павел. Павел Петрович в 1918 году женился на Готовяхиной Александре Савельевне (дом Готовяхиных до революции — нынешнее здание типографии).

Овчинников Пётр Алексеевич являлся членом Британского исторического музея, посылал на выставки большими ящиками иконы и старинные книги. Собрания Овчинникова приобрели большую известность далеко за пределами Нижегородской губернии.

Краевед Климова Л.А. цитирует в своей книге о городецком купечестве сообщение о смерти библиофила: «Пётр Алексеевич Овчинников после тяжёлой болезни волею Божею в 8 часов 25 минут скончался 29 марта. Убитая горем жена и дети извещают родных и близких о смерти горячо любимого ими мужа и отца. Отпевание имеет быть 1 апреля в старообрядческой Австрийской церкви. Поминовение имеет быть в доме с. Городец Нижегородской губернии».

В доме Овчинникова П.А. на улице Куйбышева в настоящее время располагается управление социальной защиты населения. Что касается могилы Петра Алексеевича, то тут своя история.

Пётр Алексеевич был похоронен на старообрядческом кладбище возле бывшей часовни (теперь школа № 5). В советское время кладбище застроили домами, разбили здесь огороды. Кто хотел, перенёс прах своих близких, но прах Петра Алексеевича решили не тревожить. В девяностых годах могильный памятник из чьего-то огорода перевезли на Кудашиху, установив рядом с могилами Овчинниковых Павла Петровича и Александры Савельевны. А Пётр Алексеевич лежит там, где его похоронили, среди таких же истинных старообрядцев, каким был сам. Место это святое…