по рассказу Потапова Анатолия Семёновича

Корни

Описание жизни и работы Потапова Анатолия Семёновича отражает целую эпоху становления, развития, победного шествия и резкого падения (разрушения) самой лучшей в мире советской системы массового физического воспитания народа, от младенчества до старости, и на этой основе взлёт и победы Советского — Российского спорта.

Он сожалел, что располагает малочисленными сведениями о предках. Это были только рассказы его сестёр. Не было никаких документов, фотографий. Предки, отец и мать, родственники их поколения были все неграмотными. Его сёстры (три из пяти) прошли обучение только в ликбезе, четвёртая сестра закончила 4 класса, средний брат Михаил после семи классов окончил школу ФЗУ. Младший брат Фёдор окончил речное училище и 3 курса ГИИВТа. И только младшая сестра Тося и Анатолий Семёнович получили высшее образование.

Живя в деревне Кострово Сокольско-Пучежского уезда Ивановской области его предки и семья занимались сельским хозяйством. В хозяйстве были: лошадь, корова, овцы, куры. Много земли, так как её наделяли по количеству едоков (а их в семье было 12 человек). Исстари на полях трудились всей семьёй, дети — с малолетства, лет с 7–8. Чтобы прожить, занимались промыслами — изготовляли из лыка (липы) верёвки кошели для корма лошадей, попоны и др. Продукцию продавали и одевались, обувались… Одевались больше из домотканого: выращивали свой лён, его сами обрабатывали, пряли и ткали дома льняное полотно. Для нижнего белья и рубашек ткали тонкое полотно и его отбеливали. Обувь передавалась от старших младшим. Из шкур овец шили полушубки и тулупы.

Его отец, Семён Апполонович (1890–1932 гг.) с братом Иваном ещё парнями ушли работать на Волгу. Сначала работали шкиперами на баржах. Там дядя Иван заболел, ему ампутировали по локоть руку, и он вернулся в деревню, стал опорой семьи. Отец перешёл работать на пассажирское судно. Матрос, боцман, рулевой. В это время женился, пошли дети. В империалистическую войну из-за работы на флоте он не был призван в армию. Поднакопил деньжонок, вернулся в деревню и в годы НЭПа с братом Иваном построили мельницу по производству льняного масла и муки, крупы. Она была одна на большую округу и работала день и ночь. Наёмных рабочих не было, работали всей семьёй.

Затем коллективизация. Отца и его брата Ивана звали в колхоз. Отцу предлагали должность председателя, но он отказался. Уехал в Нижний, стал работать в порту. Семью раскулачили. Отобрали мельницу, скот, дом. Лишили, но потом восстановили в правах, так как семья никак не подходила к разряду кулаков, была чисто середняцкой.

Несколькими годами раньше в деревне случился большой пожар, сгорело около 20 домов, в том числе старенький родовой дом Потаповых. Сгорело почти всё: соседи успели выгнать кое-какую живность, лошадь работала в поле, корова — в стаде. Скудные одежда, обувь, документы, продукты — сгорели. Все взрослые были в поле (июль — жатва). Анатолия (2–3 года) вытащили в окошко из горящего дома.

Строилась деревня с помощью крестьян (родственников, друзей) многих соседних деревень. Дом Потаповых строила бригада, в которой был брат матери Елены Васильевны Евстафий Васильевич Козелин из деревни Заболотное, и отец с братом Иваном. Немного помогали сёстры. Жили на гумне в сарае. Анатолий вспоминает, как его большая семья садилась на траву, в середине брезент, а на нём все их «яства» (хлеб, картошка, огурцы и что-то ещё), принесённые соседями из уцелевших домов деревни.

Был построен новый дом. Он состоял из двух комнат: одна большая с русской печкой и за перегородкой у печки маленькая кухня. С трёх сторон комнаты были широкие лавки, в дальнем правом углу — большой стол. Спала большая семья на полу на кошме под тулупами (простыней не знали), на печке, на полатях, на лавках. Была ещё маленькая комната, но она не открывалась.

Если во дворе есть корова, овцы, куры, да в доме много работящих рук, способных заготовить продукты до нового урожая, больших проблем с питанием, как правило, не возникало. А вот с «деликатесами» было похуже: белый хлеб («калач»), пироги были только по праздникам, сахар (колотый) — только на выдачу и в прикуску, мясо (редко) из общего большого блюда — только с разрешения отца (а то ложкой по лбу получишь). Ели за обедом (12 человек) из 5–6 блюд, потому что содержимое каждого блюда исчезало моментально. Какие-то сладости были в семье редко, по случаю приезда гостей. Строго соблюдались все посты.

В зимнее время морили тараканов. Семья уходила в баню и к соседям, в доме открывались окна. После нескольких дней такой «морозилки» на полу дома слоем лежали мёртвые тараканы.

Отец и мать Анатолия родились в 1890-м году.

Детские и юношеские годы

Родился Анатолий 15 июля 1922 года, на поле во время жатвы.

Отец из Нижнего Новгорода в 1930 году переехал в Городец, снял там частную квартиру (комнату) и поступил на работу в судоверфь плотником (потом стал бригадиром) по строительству деревянных барж.

Анатолий рассказывал, как отец зимой приходил с работы с копной волос на голове, перемешанных со снегом. Отец зимой всегда ходил без головного убора, без варежек, легко одетый. Только в длительных поездках на лошади он надевал тулуп с высоким меховым воротником.

Отец был не только хорошим плотником, но и столяром. Всю мебель в доме он делал сам. Как и многие другие в Городце семья имела лодку. Каждую весну её готовили к навигации: конопатили, смолили, при необходимости чинили.

Весной Волга разливалась так, что не виден был другой берег, выступали только редкие небольшие островки. В отдельные годы (1928, 1932, 1936) вода в Волге поднималась так высоко, что по нижней улице Городца ходили катера, а лодки привязывали к деревьям на бульваре.

Весной «лодочники» заготовляли себе дрова до следующей весны. При привальном ветре к берегу прибивало брёвна, клетки из-под барж, щепу и пр. По Волге плыли домики (бани), изгороди, дрова, хорошие стройматериалы из судоверфей Городца, Чкаловска, Сокольского, Кинешмы. Всё это вылавливалось «лодочниками» поволжских городов и деревень. Если эти «дары» иссякали, ехали в пойму Волги к Чкаловску и там рубили, разделывались и грузили в лодки сорный лиственный лес (позднее он частично вырублен и затоплен водами Горьковского моря).

Бывало так, что на обратном пути «лодочников» заставал хороший ветер с сильной волной, гружёную до предела лодку затапливало. Приходилось «выбрасываться» на ближайший островок, разгружаться, отливать воду, часть дров оставлять на островке и какое-то время отсиживаться на нём, пока не утихнет волна. Измученные, мокрые, но победителями они возвращались домой уже в темноте.

Однажды отец взял Анатолия на «охоту» за дровами (ему было 9 лет). Нашли большую клетку, глубоко «сидящую» в воде, подцепили и потащили, он на корме с веслом управляя лодкой. Волной ударило лодку сбоку и он повалился в воду. Отец схватил его за штанину и вытащил.

Летом 1932 года его отец заболел менингитом (воспаление коры головного мозга). Лечился в больнице Городца, в двух больницах Нижнего Новгорода. Не помогло. Осенью как безнадёжного его забрала из психбольницы на ул. Ульянова и привезла на пароходе сестра Анна (ей было 12 лет). В тот же день вечером он умер.

То были тяжёлые годы по всей стране (1930–35 гг.). Голод косил людей даже на Украине. Причина — несколько засушливых, неурожайных лет.

Матери с восемью малыми детьми, без отца было особенно трудно. Анатолий в эти годы бегал в Правдинск, где работал конюхом на бумкомбинате дядя Иван и приносил в Городец краюху хлеба, которая делилась понемногу на всех.

Был особенно тяжёлый момент: встал настоятельно вопрос о попрошайничестве. Но пошла на работу мать, все сёстры, кроме младшей и братьев, Анатолий после четвёртого класса (12 лет) пошёл работать в кузницу. Так выжили. После окончания семи классов поехал на Горьковский автозавод поступать в ФЗУ. Сдал все экзамены на 5 (в школе всегда хорошо учился). Но в ФЗУ его не приняли по состоянию здоровья.

Дело в том, что летом 1937 года с ним случилось несчастье: своим товарищем из ружья он был ранен в правый глаз. Дробь сбила с головы шапку, а пыж ударил в глаз. За сохранение глаза боролись всё лето, но врачи Городца, Нижнего и Москвы заявляли, что глаз не спасти, возможно воспаление другого глаза. Операцию успешно сделали в областной больнице им. Семашко. Врачи успокаивали, что если всю жизнь быть осторожным, в результате компенсационных процессов зрение левого глаза продержится на хорошем уровне всю жизнь. В дальнейшем так и вышло. Он много учился, много читал и писал, всю жизнь работал с бумагами и сохранил хорошее зрение до 82 лет.

Приехал с Автозавода, жить дальше не хотелось. В эти дни директор Городецкого педучилища Дмитрий Яковлевич Хлебников пригласил Анатолия учиться в педучилище без сдачи вступительных экзаменов (был уже сентябрь). И не только: дал деньги на первые в его жизни фабричные штаны и ботинки.

Он не был застенчивым, наоборот был общительным, коллективистом. Был предводителем ребят нескольких ближних улиц. Большим коллективом (10–15 человек) катались зимой с гор, на лыжах (лыжи делали сами по 2–3 пары на зиму), на санках и ледянках, со съездов и по тропам — на коньках и колодках.

Летом играли в футбол всё свободное время (после домашних уроков и семейных дел) до темна, как правило, босиком. Много купались, плавали, ловили рыбу руками в зарослях кубышек на озере Спасском.

В летние каникулы ходили в дальние походы на несколько дней с куском чёрного хлеба с солью. Излюбленным местом были пойменные луга с гривами и озёрами-старицами почти против Чкаловска. Питались выловленной в озёрах рыбой, зажаренной на костре, ягодами, другой раз добывали отбившегося от дома гуся или утку. Спали у костра, поэтому у каждого были прожжённые дыры на одежонке. Таким вожаком пришёл он в педучилище.

Уже в первую зиму поехал в Горький на областные соревнования по лыжам среди учащихся педучилищ. Выступил хорошо. В том же году зимой были Всесоюзные массовые заочные соревнования по гимнастике (по комплексу ГТО). Каждая учебная группа выставляла команду 20 человек. Готовили их общественные инструкторы из числа учащихся групп. Он был одним из них. Занимались с месяц вечерами. Он был не только руководителем своей команды, но и помогал другим. В этих соревнованиях его команда была первой, а Анатолий впервые выполнил норму третьего разряда по прыжкам в высоту (155 см).

После этих соревнований в апреле его избрали председателем коллектива физкультуры педучилища, вступил в ВЛКСМ в 1939 году.

С началом второго учебного года ему поручили проведение утренней гимнастики учащихся всего училища. Его помощницей была Екатерина Шаргатова, учащаяся параллельного класса.

О забавах

Как только застывало в Городце Спасское озеро, детвора и взрослые катались по нему на коньках пока не занесёт снегом. Каждый день, особенно в воскресенье, на льду озера было массовое гулянье, и не только на коньках. Начинали кататься ещё по тонкому льду, он волнами ходил под ними, и каждый год они по нескольку раз «купались» в ледяной воде. Особенно часты «купанья» были в походах на коньках по замёрзшим старицам — из одной в другую вплоть до деревень колхоза им. Тимирязева (в 10 км от Городца).

А весной массовые «гулянья» стихийно возникали на лодках. Отсутствие течения, тихая вода необозримых водных просторов во время весенних паводков в районе Спасского озера позволяли выходить на лодках (а они были почти в каждом доме) молодых и взрослых. Над водой звучали песни под гармонь, гитару, балалайку. Он любил «ходить» на лодке под парусом (простынёй). Оба эти периода люди ждали как больших праздников.

Катанья на коньках, а это было иной год 2–3 месяца, были хорошей конькобежной подготовкой для спортивной молодёжи. Работая в педучилище преподавателем физкультуры, Анатолий Семёнович учил учащихся кататься на коньках, а лучшие — тренировались. Одной из них была будущая его жена Валентина Андреевна.

Такая, пусть короткая и неполноценная подготовка позволяла Городецкому району, не имеющего катка, выступать в первенствах области по конькам. Анатолий был в области в числе сильнейших, один год в команде была Валя, а команда уступала только Дзержинску.

Начало трудовой деятельности. Война

На третьем курсе Анатолию Семёновичу часто приходилось замещать преподавателя физкультуры Михаила Карпова, который работал в основном в школе, а в педучилище — совместителем. Анатолия снимали с любого урока и просили провести занятие по физкультуре. Видимо, он справлялся с этой работой, она ему даже нравилась. Учился хорошо и работа не мешала. Второе полугодие третьего курса он работал преподавателем уже постоянно, от услуг Карпова дирекция педучилища отказалась.

Учитывая его разнообразную общественную работу и первые шаги преподавательской, при распределении выпускников в апреле 1941 года комиссия предложила ему остаться в педучилище работать в качестве преподавателя физкультуры. Он посоветовался с уважаемым им бывшим преподавателем физкультуры педучилища Алексеем Ефимовичем Девятовым, который одобрил такое предложение. Так началась официально его профессиональная работа по физической культуре и спорту.

А до того были выпускные экзамены, на которых у него была двойная ответственность — будущему преподавателю не к лицу было отвечать слабо. И все экзамены он сдал на пятёрки.

Выпускной вечер 21 июня 1941 года. Ночь прогуляли за педучилищем, кто в сосновой, кто в берёзовой рощах. Спустились утром на улицу и узнали, что было сообщение по радио о нападении на нас фашистской Германии. Война! Ещё не предполагали, что она будет такой долгой, страшной и принесёт в каждую семью столько бед и страданий.

Многие преподаватели педучилища и студенты, в том числе девушки, ушли на войну, кто по призыву, кто добровольцами.

Анатолия Семёновича три раза отправляли в армию, но из Горького по ходатайству Облспорткомитета возвращали обратно, в третий раз — с бронью до конца войны.

В педучилище у него было мало уроков, домой денег почти не приносил, а нужда была страшной. Спасала прошлогодняя чёрная картошка, карточки на хлеб были по 400 грамм.

Осенью 1941 года всех учащихся и преподавателей педучилища отдельным подразделением («колонной») призвали рыть оборонительную линию. Она проходила берегом Волги от слободы за судоверфью до Чкаловска, а затем на правом берегу в Чкаловском районе. Ежедневно, в течение сентября 1941 г. по март 1942 года в любую погоду — дождь, ветер, мороз, снег, часто отчерпывая воду из вырытого рва вёдрами, рыли полуэскарпы. Зимой сырую обувь сушили над кострами, поэтому она у всех была прожжена и чинёна-перечинена. Жили в частных домах колхозников, там и питались. В это время он научился курить (выдавали махорку) и выпивать (выдавали спирт). В этих диких условиях однако никто не заболел. В колонне педучилища было всего 6 парней, жили все вместе и дружно. Им поручили вскрывать плотный дерновой, потом ещё и мёрзлый грунт ломами. Это был труд адский! К тому же ходили на работу за 5–6 километров мокрые, голодные.

После возвращения с «окопов» его в марте же пригласили работать инструктором физкультуры в райсовет ДСО «Спартак», а в июле 1942 года исполком райсовета народных депутатов утвердил его председателем комитета по делам физкультуры и спорта.

В 1942 году из блокадного Ленинграда эвакуировали детский дом и разместили его в педучилище. Анатолия попросили заниматься с детьми: проводить утреннюю гимнастику и вечерами вести некоторые секции. В уплату за работу предоставляли возможность завтракать и обедать. Первое он изредка использовал, обедать — не приходилось.

Утром рано проводил утреннюю гимнастику с детьми в детдоме, затем — в педучилище, бежал в райисполком, потом ещё раз в педучилище. Вечером сначала секции в детдоме, затем в педучилище. Так продолжалось три года. Кроме этого он — член бюро райкома ВЛКСМ и в составе партхозактива района, а отсюда — поручения райкома ВКП(б) и райисполкома, райкома ВЛКСМ по всем хозяйственным и политическим компаниям района — подписка населения на займы восстановления народного хозяйства, посевная, сенокос и заготовка кормов для скота, уборка хлебов и картофеля, хлебозаготовки.

Ему приходилось крутиться. Ведь его никто не освобождал от прямых служебных обязанностей. Нужно было проводить спортивные мероприятия, семинары, проверку школ, готовить команды и участвовать в областных соревнованиях, спартакиадах. Он почти везде участвовал сам. Был чемпионом области по лыжам, четыре года — по велоспорту (выигрывал 8 раз шоссе и кроссы). Вся эта жизнь — впроголодь и без выходных по 12–14 часов в сутки.

Кроме своих районных дел прибавлял работы облспорткомитет. Району (читай — Потапову) поручалось провести кустовые семинары по подготовке инструкторов по военно-лыжному делу, председателей (физоргов) колхозов. А в районе в годы войны были только два штатных физкультурных работника — А.С. Потапов в комитете да В.А. Крылов в «Спартаке». В школах — военруки.

Только в конце войны и после неё появились в «Спартаке» инструкторы М. Закурдаев, А. Рыбасов, И. Инсарская, Н. Подгорнова, в ОСВОДе К. Ретивова. В школы пришли преподаватели физкультуры, в педучилище — А.Е. Девятов и другие. Появились хорошие помощники и работать стало легче, а мероприятий удавалось провести больше.

Ежегодно, кроме 1941 года, в районе проводились массовые эстафетные пробеги на призы газеты «Городецкая правда». В годы войны они были военизированными (противогаз у каждого, носилки и др.) вместо эстафетной палочки передавалась малокалиберная винтовка. Участников ежегодно было много, к старту они подходили колоннами со знамёнами, во главе — руководители организаций.

Заканчивалась война. Больше стало внимания физкультуре, улучшалось финансирование. Анатолий много был в колхозах, в районе его знали и чем могли — помогали. Так, на областные соревнования ехали со своими продуктами, которые добывались в колхозах (хлеб, масло). В Горьком участников кормили, но без хлеба и не жирно.

Особое место в его работе занимали мероприятия с допризывниками, проводимые вместе с райвоенкоматом. Это — занятия, соревнования на военно-призывных пунктах, сборы призывников и сдача ими норм ГТО. Отсюда начала возрождаться физкультурная работа на селе. Так, на допризывном пункте в колхозе им. М. Горького в 1944 году в соревнованиях допризывников Анатолий увидел лыжников колхоза им. Тимирязева С. Локтева, М. Коновалова, Д. Тетюева, которые затем были костяком команды лыжников колхоза и сборной команды области на протяжении 17 лет.

Закончилась война. Началось быстрое восстановление народного хозяйства страны.

В семейной жизни постепенно наступает материальное улучшение, успокоение. Пришла из армии Анна. Михаил был несколько раз ранен, контужен, горел в танке. Он выжил, дошёл до Будапешта, а после войны направлен в город Чебаркуль, где готовил молодых танкистов. Домой пришёл в 1951 году, вся грудь — в орденах и медалях.

Семья выжила благодаря двум козам и 4 участкам земли, на которых выращивали достаточно картофеля.

Послевоенные годы в Городце

1946 год. Всесоюзные соревнования сельских лыжников. Проводятся во многих колхозах района с хорошим числом участников. Так, в колхозе им. Тимирязева участвовало более 200 человек, «Красный маяк» — более 100 человек.

В районных соревнованиях участвовали команды 20 колхозов, более 200 человек. Из колхоза им. Тимиряева пришла строем на лыжах колонна в 25 человек во главе с главным бухгалтером — секретарём парторганизации Петром Носовым. Тимирязевцы выступили тремя командами и все они были впереди.

Затем областные соревнования между командами колхозов — победительницами районных соревнований. В команде колхоза им. Тимирязева были: Н. Зеленин (вместо правой кисти — протез), С. Локтев, Д. Тетюев, Я. Кузнецов, П. Гостинцева, А. Железова, Е. Скворцова. Все — рядовые колхозники. Команда колхоза была вне конкуренции, все личные призы были вручены им.

Затем — учебно-тренировочный сбор 20 дней в Доме отдыха «Моховые горы» на Бору. Тренер — А.С. Потапов (в ранге чемпиона области). На сборе — те же, кроме Я. Кузнецова, вместо него был М. Коновалов. Пришлось не только набираться силёнок, но и учить ребят правильно бежать на лыжах. Это в их жизни были первые уроки, которые они долго вспоминали. Дальше — зональные соревнования в г. Кирове. Выдержав жёсткую, порой грубую конкуренцию кировчан, тимирязевцы и здесь были первыми.

Через несколько дней команда едет в Москву на финальные соревнования. Участвовали в них команды всех снежных областей СССР, в том числе закавказцы, среднеазиаты, прибалтийцы и др. В Москве жили в военной академии им. Жуковского. У каждой команды — шефы, у тимирязевской — ЦС ДСО «Локомотив». В этих соревнованиях команда колхоза им. Тимиряева была третьей, пропустив команды московской и свердловской областей. Впоследствии выяснилось, что в их командах не было колхозников.

После первых успехов сельских лыжников района (колхоза им. Тимирязева) затем была целая эпоха (15–17 лет), когда в стране доминировали сельские лыжники Горьковской области. Позднее выступала сборная команда области, но в ней всегда большинство спортсменов были из колхоза им. Тимирязева. Причём, ребята уходили в армию, на их место приходили новые сильные лыжники. Вот их имена: С. Локтев, М. Коновалов, Д. Тетюев, П. Железов, А. Бровкин, С. Коныгин, Н. Сергеев, Алексей Кузнецов и др., у женщин П. Гостинцева, А. Кузнецова, А. Горычева, В. Малышева и др. П. Гостинцева и Н. Сергеев получили звания мастеров спорта как сильнейшие сельские лыжники страны.

В колхозе им. Тимирязева было в эти годы 4 мастера спорта: А. Кузнецов — чемпион страны, призёр первенств мира и олимпийских игр, Н. Сергеев, П. Железов и П. Гостинцева. В дальнейшем в сборной команде сельских лыжников области выступали мастера спорта С. Сушина, Е. Акишина, В. Чиненкова, Вера Ремётова, Вера Подмогаева, Павел Шиганов (чемпион страны).

А.С. Потапов плотно занимался с сельскими лыжниками. У каждого из них он бывал дома, знал их родственников, заботился об их учёбе, одевал, обувал, снабжал инвентарём. Собирали лыжников (30–40 человек) с начала зимы в Зелёном городе в Доме агронома, провожали зиму там же в марте, проводя ежегодно соревнования спортсменов 2-го разряда и сборной, готовили спортсменов 1-го разряда. Отсюда черпали резервы в сборную (Ю. Лебедев, Р. Шарова, Р. Щербакова и др.).

В 1948 году началось строительство Горьковской ГЭС. Пришлось подключаться к становлению там физкультурной работы. На правом берегу Волги строители вначале жили в основном в землянках и временных бараках, а основная масса строителей была интернациональной, со всей страны, в том числе много зэков. Были выявлены первые «звезды»: сильный лыжник А. Наместников, мастер спорта (из Москвы) по велосипеду Иванов, велосипедистка Л. Семёнова, начинающий штангист В.Г. Бушуев, вратарь сборной футбольной команды района — художник автотранспортной колонны В. Акимов. Многое сделали строители ГЭС в Городецком районе в деле строительства спортсооружений: огромное количество техники (бульдозеры, автомашины-самосвалы) и жажда заработков у механизаторов ГЭС позволили в это время капитально перестроить стадион «Спартак» в Городце. С помощью начальника левобережного Управления стройки т. Серого (1-й разряд по шахматам) были использованы ночами бульдозеры, была сделана нивелировка стадиона, прекрасное футбольное поле, котлован и гаревое покрытие беговых дорожек и секторов. Стадион сделали при минимальных затратах.

Заказан и был готов проект строительства стадиона в посёлке Строителей в городе Заволжье. Проект оказался дороговатым. Пришлось его отстаивать перед руководством стройки ГЭС, и в Москве. И дело пошло. Выбрали место (рядом с запланированным парком), стали готовить строительную площадку. По окончании строительства ГЭС началось строительство Заволжского моторного завода (ЗМЗ). Стадион перешёл к заводу.

В 1950 году по решению ЦК ВКП(б) и Совмина СССР начинается создание в стране сельских спортивных обществ, в РСФСР — ДСО «Колхозник». В области создаётся оргбюро при обкоме ВКП(б).

А.С. Потапов говорил, что общество создаётся формально: в коллективы физкультуры в колхозах никто не вступает, а пишутся списки случайной молодёжи, правления колхозов не принимают на заседаниях своих правлений решений о вступлении в юридические члены общества и не думают платить юридические членские взносы, на которые райсоветы и облсовет должны существовать. Предупреждал, что не надо сажать платных (штатных) председателей райсоветов, пока не закончено создание общества и не будут деньги. Оргбюро открыло счёт облсовета ДСО «Колхозник» в госбанке, положив на него 50 рублей, на день создания областного Совета на этом счету были те же 50 рублей.

К этому времени во всех районах области были посажены штатные председатели райсоветов и ни у кого на счетах не было ни рубля. Росла задолженность по зарплате (более года).

В такой обстановке, по рекомендации обкома ВКП(б), А.С. Потапова избирают председателем облсовета ДСО «Колхозник» (март 1951 г.).

С началом работы облсовета начались суды с председателем райсоветов, требующих свою зарплату. В облсуде ему пришлось несколько раз объяснять, что искатели зарплаты должны финансировать облсовет, работники которого сами не получают зарплату уже несколько месяцев. Дальше суды отказывали в этих исках, а председатели райсоветом почти все ушли с работы, зарплату (долги) получили от райисполкомов.

Чтобы как-то наладить работу, А.С. Потапов постоянно посещает районы, в них — колхозы. Помогает обком ВКП(б) и облисполком, вызывая с отчётами секретарей райкомов и председателей РИКов. Обсуждается по просьбе облспорткомитета и облсовета ДСО «Колхозник» вопрос о состоянии физкультурной работы на селе (читай — в работе парторганизаций по созданию ДСО «Колхозник») на бюро обкома ВКП(б).

Бюро строго указало облспорткомитету, обл. управлению сельского хозяйства, обл. упр. культуры, райкомам ВКП(б) на формальный подход к этим вопросам и обязало в ближайшее время исправить положение. Облсовет ДСО публикует и рассылает по почте обращение председателей ведущих колхозов области ко всем остальным колхозам области о необходимости помощи созданному ДСО. Постепенно, но лёд тронулся.

В это время хорошо помогает облсовету облспорткомитет, финансируя все его спортивные мероприятия. Помогли наладить финансовые дела областной и городской спорткомитеты, направив на работу в облсовет ДСО опытного и инициативного главного бухгалтера горспорткомитета Г.И. Смирнова.

Сердечные дела. Учёба

Анатолий Семёнович говорит, что дико напряжённая работа и материальные трудности в семье, квартирный вопрос не позволяли ему до 26 лет обзавестись семьёй.

Он обратил внимание на красивую боевую девушку — студентку педучилища Валентину Наумову. Впервые увидел её на стадионе, она стала чемпионкой района по кроссу.

К концу её учёбы он предложил ей выйти за него замуж. Обговорил об этом с директором училища Д.Я. Хлебниковым, с заведующим роно Сидельниковым, чтобы забронировать ей место работы в детском саду в Городце. А на выпускном вечере неожиданно для всех преподаватель Н.М. Галочкин объявил о их женитьбе.

Летом 1948 года они с Валей поженились. Ей 20 лет, ему 26. В мае 1949 года первый ребёнок. Жили сначала в своей семье в полуподвале на ул. Зафабричной, дом 3. Потом райисполком поселил их временно на ул. МОПРа, оттуда — в мезонин соседнего с родительским домом (Зафабричная, дом 4).

В марте 1952 г семья переехала в Горький. В квартире на улице Минина, принадлежавшей облисколкому, проживало три семьи. Не очень хорошо, но после Городецкого чердака это был рай. Сначала было трудно, потом все соседи подружились и хорошо помогали Вале с детьми, так как она работала, а Анатолий был много в командировках.

В 1954 году областные организации направляют Анатолия Семёновича на годичные высшие Всесоюзные курсы подготовки руководящих физкультурных кадров в Ленинградский институт физкультуры (ГДОЛИФК) им. П.Ф. Лесгафта.

С первых же дней институт организует из курсантов группу для подготовки к поступлению в институт. К зимним каникулам сдали вступительные экзамены и поступили в институт. Таких было немного, кое-кто провалился на вступительных экзаменах. Институт (5 лет учёбы) Анатолий Семёнович закончил с одной четвёркой.

В 1956 году родился второй ребёнок.

В марте 1956 года произошло слияние двух сельских ДСО — «Урожай» влился в «Колхозник». Всей подготовкой и проведением объединённого пленума занимался Анатолий Семёнович, немного помог председатель облсовета ДСО «Урожай» Степанов.

В результате интриг недоброжелателей А.С. Потапову предложили работу председателем Бассовета ДСО «Водник». Он знал, что это не лучше «Урожая» (стадион — развалюха, каток неблагоустроенный, допотопная водная станция, сельские предприятия со слабенькими коллективами). Но подумал, что он многое знает, умеет, настырности хватит. Посоветовался с Е.И. Смирновым (он уже работал начальником финотдела облсовпрофа), тот обещал при необходимости помогать, и А.С. Потапов согласился.

Путешествия пешком

Путешествия пешком продолжались почти 30 лет: в Городце, по колхозам и сельсоветам, в «Колхознике» и «Урожае» — по районам и в них — по колхозам, в «Воднике» — по затонам и другим предприятиям Волги, и также по стране на различные соревнования.

В «Колхознике» в иные периоды приходилось в месяц бывать дома дней 5, остальное время — в командировках. В дни пребывания в Горьком уходил на работу часов в семь, заказывал разговоры по телефону с 15–20 районами, писал и отправлял корреспонденцию и снова в путь.

В то время, 50-е годы, с транспортом было плохо, чаще всего до места командировки приходилось добираться пешком. Так, в Большое Болдино от Ужсовки (от поезда) 50 км идти всю ночь. В Ильино-Заборское (Залесный район) идти из Ковёрнино по дремучим лесам всю ночь. В Кстово, 20 км, туда и обратно в один день. Из райцентров по колхозам изредка подвозили (и то попутно) на машинах райкома или райисполкома, но в основном добирался пешком.

Было многое в этих походах: обморожения, травмирование (особенно на велосипеде — тихо ездить он не мог), поломки лыж или велосипеда. Его знали в сельских медпунктах, в сельсоветах и колхозах. Везде он находил необходимую помощь. Было два случая (в разное время) когда на переходе от голода и холода останавливался и ложился отдыхать. Оба раза подобрали и спасли от смерти случайные попутчики.

Вместе с этим были путешествия более приятные: по Волге на всевозможных судах по ежегодно выдаваемому навигационному бесплатному билету, который был в то же время пропуском. На крупных судах (пассажирских, грузовых, толкачах, земснарядах) организовывали коллективы физкультуры, занятия, соревнования. У земснарядов строили простейшие спортплощадки.

Работая после Городца в ДСО он побывал на соревнованиях, семинарах, пленумах ДСО во многих городах страны от Новосибирска до Прибалтики, от Мурманска до Ставрополя и Одессы.

ДСО «Водник» и дальше

Общество «Урожай» превращалось из сельского в городское. Спортсмены-колхозники вытеснялись из команд. Область теряла свои позиции. Лыжники, например, 17 лет доминировавшие в России, ушли во второй десяток. Прекратилось проведение спартакиад как между районами, так и учебных заведений, потребкооперации. Переход с финансирования колхозами (юридические взносы) на профсоюзный бюджет освободил чиновников от спорта от обязанностей плотно работать на селе.

А в это время Анатолий Семёнович Потапов в поте лица трудился в Верхневолжском бассовете ДСО «Водник». Перед ним стояли три главные задачи: укрепиться организационно, улучшить материальную базу и, как следствие, заиметь своё спортивное лицо, то есть готовить спортсменов высокого класса, и не только по конькам.

Вскоре во всех ДСО началась отчётно-выборная кампания. Работники бассовета побывали и провели собрания на всех предприятиях, организациях, в учебных заведениях Верхней Волги. Избрали советы, подобрали толковых инструкторов, разработали долгосрочные планы мероприятий, обговорили их с руководителями (директорами, парткомами, завкомами, комитетами ВЛКСМ). Ожили коллективы. В спортивных соревнованиях бассовета стали участвовать по доступным видам спорта почти все коллективы. Стали проводиться соревнования по футболу, хоккею с мячом, народной гребле, спартакиады плавсостава.

Спартакиадам плавсостава придавалось особое значение. Они проходили под эгидой пароходства, под руководством оргкомитета, возглавляемого заместителем начальника пароходства. В состав оргкомитета входили руководители подразделений пароходства, парткома, баскомспорта и те, кто был нужен для успешного проведения спартакиады. Оживилась работа на судах флота, шли соревнования в затонах как отбор сильнейших в команды предприятий. Шла подготовка этих команд.

250–300 человек спортсменов плавсостава по гребле на ялах, плаванию, гиревому спорту, перетягиванию каната съезжались с судов флота в Горький со всей Волги от Ярославля до Астрахани.

Надо отметить, что к первой спартакиаде водная станция преобразилась: старый дебаркадер (спортсмены называли «тюрьмой народов») был заменён новым с Городецкой судоверфи двухдечным дебаркадером с железобетонным корпусом, с лабазами, служебными помещениями, большим залом для пошива парусов, гостиницей, трюмными помещениями с котельной. Когда привели из Городца этот «дворец», спортсмены (яхтсмены, гребцы-академисты, байдарочники, «народники») на берегу прыгали от радости.

Чуть позднее привели понтоны для плавательного бассейна и вышку для прыжков в воду. Оборудовали плавательный бассейн, проверили и очистили дно Волги в бассейне и около него. При этом комплексе работала ДЮСШ по водным видам спорта. Было около 30 яхт, 50 байдарок и каноэ, 15 академических лодок, 100 шлюпок для народной гребли (выдавались напрокат). Всё это имущество довольно дорогое, пароходство и баскомфлот (К.К. Коротков и Л.П. Сиднев), видя надёжную перспективу в развитии спорта, выделяли при Анатолии Семёновиче немалые деньги.

По итогам Всеволжской спартакиады плавсостава (а до и после них издавались приказы начальника пароходства) комплектовалась сборная команда пароходства. Она выезжала на целый месяц в Туапсе на учебно-тренировочный сбор по подготовке к проводимой там же Всесоюзной спартакиаде плавсостава морского и речного флота. Наиболее трудным номером программы Всесоюзной спартакиады были заплывы всей команды (22 человека) на 300 метров между пирсами.

Чтобы все проплыли эту дистанцию, необходимо было учить и тренировать гребцов, гиревиков, метателей проплыть эту дистанцию. Каждый год оказывалось, что несколько человек не умеют плавать. Благо, что Анатолий Семёнович в институте физкультуры специализировался на тренера по плаванию. Трудностей прибавляло ещё расселение команд по частным квартирам. Итак, хороший подбор в команды, плотная тренировочная работа на сборах, высокая ответственность каждого, позволяли командам пароходства хорошо выступать во Всесоюзных спартакиадах. Два года были первыми, всегда — в призёрах.

Стадион «Водник», знаменитый когда-то на весь Союз своим катком, лёд на котором прекрасно умел делать ледовар Фёдор Николаевич Кольцов, теперь был непригоден: дорожки и сектора изношены, футбольное поле — без газона, в ямах, дождями заливается, трибуны разрушены, в павильоне полы прогнили и пр.

В пароходстве и в порту (К.К. Коротков и М.Н. Сизов) решался вопрос о капитальном ремонте стадиона. Нужны были большие деньги, пароходство и порт пошли на это. А облсовпроф, надеясь на солидность пароходства и порта, даёт согласие на проведение в г. Горьком летней спартакиады профсоюзов СССР, соревнований по лёгкой атлетике на стадионе «Водник». Оставалось до спартакиады три года, за это время нужно было преобразить стадион, создать для проведения соревнований по лёгкой атлетике наилучшие условия.

Капитальный ремонт стадиона сделали вовремя и с хорошим качеством.

На высочайшем уровне прошла Всесоюзная спартакиада профсоюзов. Наша дорожка была признана специалистами лучшей в стране, получил одобрение и стадион. За эту многотрудную работу было обещано награждение. Ничего стадион, бассовет и работники, к сожалению, не получили.

Стадион «Водник» стал специализированным не только конькобежным, но и легкоатлетическим, центром развития этих видов спорта в г. Горьком.

Потапов не был подхалимом, приспособленцем, в повседневной большой занятости плохо видел окружающих его недоброжелателей, даже врагов. Уход Анатолия Семёновича из «Водника» был болезненным и неблагоприятным. Меняются руководители Бассовета и стадиона, приходят временщики, безответственные и бесконтрольные.

Новое время лишило стадион хозяина (пароходства), нет бассовета ДСО «Водник» как и всех ДСО. Передан в собственность Городскому спорткомитету, на стадионе работает ДЮСШ по футболу и хоккею. Водная станция ликвидирована, спортивные суда, как и оборудование по уходу за льдом на стадионе — растащено.

ГЗАС им. Попова. Новая работа и заботы

Вскоре после ухода из «Водника» Анатолия Семёновича позвал к себе председатель обкома профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Н.А. Макаров и предложил ему работу сначала председателем спортклуба «Радий» завода им. Ленина, а после его отказа (там только что была ревизия облсовпрофа и в результате её разгромлено всё руководство спортклуба) предложил ему работу начальника оздоровительного комплекса и, одновременно, председателем коллектива физкультуры завода аппаратуры связи им. Попова (ГЗАС).

Он согласился. На заводе ему устроили целый допрос — дирекция, партком, профком. Положили ему оклад 150 рублей плюс ежемесячно премии при выполнении планов-заданий.

В сферу его работы входила достройка и комплектация Дома спорта, работа турбазы, помощь в работе пионерского лагеря и медпункта. На всех этих объектах были непосредственные руководители: стадиона и Дома спорта — А.Я. Левин, турбазы на пароходе «Ломоносов» — Л.А. Ражев, пионерлагеря — Г.И. Щепов и его задачей была, прежде всего, помощь в решении кадровых и финансовых вопросов в заводе и надлежащего физического воспитания детей и отдыхающих — работников завода.

Анатолий Семёнович говорил, что ему трудно было привыкать к режиму работы: в 17 часов помещение совета ДСО закрывали и опечатывали, а проводить какие-то мероприятия в вечернее время было негде.

В заводе он встречается с активом, как он говорит, без объятий. Здесь привыкли работать тихо, без напряжений и… без достижений. Никто другого и не требовал, и руководство завода было довольно — не требовали денег, не мешали производству. Анатолий Семёнович с ходу предлагает развёрнутую программу: создание необходимой материальной базы (устройство стадиона, хоккейной площадки, тира, лыжной базы, оснащение их инвентарём); создание ДЮСШ и ряда спортивных секций с платными квалифицированными тренерами; укрепление цеховых коллективов физкультуры, подбор и подготовка актива; развитие хорошего плана учебно-спортивных мероприятий, летних и зимних широких спартакиад, а в результате — подготовка спортсменов высокого класса (мастера спорта) и успешное выступление спортсменов завода в вышестоящих соревнованиях, спартакиадах.

Все эти задачи не сразу и с трудом, но были решены. Вместо трёх физкультурных работников и двух работниц-старушек на стадионе, на спортсооружениях и по спорту (в штатах завода и профкома) стало работать более 50 человек. Были решены финансовые вопросы, расходы завода и профкома резко возросли.

Если раньше завод готовил единицы спортсменов 3-го разряда, через несколько лет работы Анатолия Семёновича коллектив стал готовить сотни спортсменов массовых разрядов, десятки спортсменов 1-го разряда, ежегодно готовили 3–4 мастеров спорта СССР (борьба самбо, лыжи). Коллектив физкультуры «Искра» ГЗАС поднимается до сильнейшего в обкоме профсоюза, в облсовете ДСО «Зенит» (лучший в смотрах-конкурсах, в спартакиадах). Спортсмены по борьбе самбо, дзюдо, хоккею, лыжам, лёгкой атлетике, многоборью ГТО, городкам, волейболу и баскетболу становятся одними из сильнейших в области. Эти успехи были результатом большой работы тренеров Сопцова, Подтопилина, Немчикова, Костарева, Гришенкова, Смирнова, Чустрака, Рузяева, Арбузова и др.

Введение летом 1973 года нового комплекса ГТО и повышенное к нему внимание заставили решать вопрос о строительстве тёплого тира и своей лыжной базы за городом. Тир построили быстро с помощью завода «Нормаль» (он им тоже был нужен), на 5 бойниц, тёплый, светлый, с двумя помещениями для учебных занятий, на своём стадионе, за хоккейной площадкой.

В первую же зиму все выходные дни на лыжной базе проводились массовые соревнования. Лыжная база все выходные дни принимала по 250–300 участников. Всех их кормили, проезд до Рекшино и обратно оплачивал профком.

Остро встал вопрос: а что делать со стадионом. Его по существу не было: футбольное поле сектора и дорожки представляли из себя «песчаные дюны». Раздевалки (деревянные) пожарные закрыли из-за их ветхости. Стадион необходимо было строить заново.

Руководство завода удалось уговорить, были выделены необходимые деньги. Стадион преобразился. Его открытие состоялось в День физкультурника как большой спортивный праздник «малые олимпийские игры». Был проведён большой красочный парад, зажжена чаша «олимпийского» огня, состоялись показательные выступления спортсменов, соревнования по лёгкой атлетике, футбольный матч. Праздник привлёк большое количество зрителей, присутствовало всё руководство завода.

Обеспечивалась массовая подготовка значкистов нового комплекса ГТО, привлечение работников завода к занятием физкультурой и спортом.

1982 год. На заслуженный отдых

С 1982 по 1985 год Анатолий Семёнович работал на лыжной базе ГЗАС в качестве ремонтировщика спортсооружений — рабочего. Работа ему нравилась, он постоянно что-то придумывал, украшал, благоустраивал базу, как снаружи, так и внутри. Всё было так, будто каждый выходной на базе был праздник: тепло, светло, красочно, на улице (на площадке у базы) полощутся знамёна, играет музыка. Работники завода с удовольствием приезжали на базу многократно. Сторожили её семья цыган, проживающих рядом и за три года ничего с базы не пропало, не разбили ни одного окна.

Уйдя весной 1985 года с завода окончательно, Анатолий Семёновича получил приглашение заведующего кафедры физвоспитания К.П. Голубева работать в политехническом институте в одном из спортзалов в качестве лаборанта. Лето, до начала учебного года занимался хозяйственными делами. В Городецкой судоверфи построили и продали институту для лагеря 50 шлюпок, городецкое РЭУ заасфальтировало площадку в лагере института (Анатолия Семёнович ещё помнили в Городце и решили эти вопросы).

Он проработал в Политехе 12 лет. За трудолюбие, заботу о необходимости ежедневно создавать преподавателям необходимые условия для их работы, готовность подменить любого из них, успешную общественную работу (член правления спортклуба, член профбюро, участник различных мероприятий кафедры) — его уважали, к нему прислушивались.

В 1988 году его пригласили в Городской спорткомитет (А.Л. Илларионов) и предложили возглавить инициативную группу по созданию (восстановлению) городской организации ветеранов спорта. В январе 1989 года состоялось учредительное собрание, на котором был принят Устав клуба ветеранов спорта г. Горького, избрано правление клуба из 11 человек, а А.С. Потапов был избран председателем. Эту работу он продолжал 15 лет и, по многочисленным разным поощрениям, весьма успешно. Организация из 60 человек выросла до 600, создан клуб на автозаводе, а в последние годы — во всех городах областного подчинения и областная организация ветеранов спорта. Целесообразность существования организации заключается, говорит Анатолий Семёнович, прежде всего в объединении единомышленников, в их общении, во внимании к каждому.

В 2002 году Анатолию Семёновичу исполнилось 80 лет. Его чествовали, отмечали его заслуги перед физкультурным движением за все годы его работы (а эти заслуги оценены более чем 10 государственными наградами).