Всё дальше уходят от нас события Великой Отечественной войны, всё меньше остаётся её участников.

У нас в городе проживает лишь несколько ветеранов Курской битвы. Не без помощи председателя совета ветеранов ОАО «ЗМЗ» Б.И. Пухова мне удалось познакомиться с 87-летней заволжанкой Александрой Демьяновной Цырулевой (Соловьёвой), служившей в годы войны в звании гвардии-сержанта 146 гвардейской отдельной батареи связи старшим радистом. Это была третья танковая армия Первого Украинского фронта.

Александра Демьяновна награждена двумя медалями «За отвагу», двумя орденами Отечественной войны первой и второй степени, значком «Отличник связи», рядом медалей за взятие городов, главная из которых — «За взятие Берлина».

У неё сохранилась ценная семейная реликвия: сделанная отцом-фронтовиком подшивка личных писем дочери Александры с фронта. В них содержатся ценные сведения о фронтовой жизни, о том, как отразилась война на судьбах и жизни простых людей. И ещё хранит Александра Демьяновна свою красноармейскую книжку, в которой отмечено прохождение службы, «участие в походах, награждения и отличия», полученное на фронте «вещевое имущество», среди которого наряду с винтовкой, противогазом, карабином, флягой, котелком и др. от руки вписаны предметы чисто женского обихода. Что ж, та война имела не только мужское лицо…

Повестка в военкомат

Молоденькая учительница Александра Соловьёва родом из села Носовая Краснобаковского района, только что начинавшая свою трудовую деятельность, была призвана в армию по повестке. Это произошло в конце августа 1942 года.

Отец Демьян Александрович в первые дни войны был призван на фронт, добровольцем ушёл воевать старший брат, а дома оставались с матерью малолетние дети. Александра так напишет позднее отцу: «Так обидно, что нас растили-растили, ночами не досыпали, всё нас нянчили, а теперь, когда уже силы нет у родителей, и помочь некому. А ребят как жалко, прямо не могу, такие молоденькие, а уж работают, да, наверно, наравне с большими. Хоть бы одному кому-нибудь вернуться с войны». Мать очень переживала за дочку, понимая, какая беда нависает над ней, т.к. похоронки с фронта были в селе давно не редкостью. «Что было с мамой, когда она меня провожала, — сообщит Александра отцу, — не описать: чернее грязи, темнее ночи».

На учёбе

Александру определили в Горьком в 62 отдельный запасной радиополк, где она с четырьмя землячками из Красных Баков изучала строевую и огневую подготовку, радиодело. После получения военной специальности радиста второго класса Александру направили в специальную Московскую школу радиосвязи (МШРС) для детального изучения радиодела.

В боях

По окончании МШРД девушку перевели в действующую Третью танковую армию, где началась её служба в экипаже радистов-операторов в должности старшего радиста.

Это был июль 1943 года, когда наша армия вели широкомасштабные наступательные бои на Орловско-Курском направлении. Экипаж следовал за танковой армией, выполняя сложные задания командования. Путь следования, даже речки и переправы, по словам ветерана, были «усыпаны трупами». Бои были настолько страшные, что иным словом как «месиво» их не назовёшь. Прохоровка запомнилась радисту тем, что в ней «без конца бомбили и стреляли», а под Орлом «по сто самолётов вражеских налетало, бомбы выбросят, а потом рельсы начинают сбрасывать; вот где настоящая жуть, ведь они свистят так громко и пронзительно, намного хуже, чем бомбы».

«В обязанности нашего экипажа радистов-операторов, — рассказывает Александра Демьяновна, — входили передача и приём зашифрованных радиотелеграмм. Наша радиостанция нередко подвергалась сильнейшим бомбардировкам. Вначале нам не разрешали уходить с поста, но потом распоряжение изменили, разрешив прятаться в траншеи, так как случались потери. Помню, как в то время приходилось трудиться, долбя ключом без памяти всю смену». Тем не менее, с работой радиста она справлялась и как-то в одном из писем сообщила отцу, что «за всё время пребывания на войне у меня нет ни одного замечания».

Письма — дневник

Бережно перелистываю фронтовые письма Александры, адресованные отцу, понимая, что они — это своеобразный дневник войны, свидетельство человека, побывавшего в самом её горниле. Девушка никогда не считала себя «отчаянной и храброй девчонкой», и её мысли на войне были неразрывно связаны с родным домом и близкими, родными ей людьми.

В письме от 28 марта 1943 года она, тоскуя по родине, не может удержаться от восклицания: «А так хочется хоть бы издалека увидеть родное поле!»

В конце апреля 1944, рассказывая отцу в письме о полученных наградах, она высказывает тревогу об оставшейся без поддержки матери : «С месяц назад получила награду — медаль «За отвагу». Но эти награды тоже не особенно радуют, вот если бы дома — другое дело, а здесь — это обычно и буднично. Наша часть дважды получила награду: два ордена Красного Знамени за Киев и Тернополь…

Особенно меня беспокоит состояние мамы…»

А вот строки из письма от 24 июля 1944 года: «Сейчас перебросили севернее Львова. Одно скажу — эту операцию воевать всех хуже, в тылу немцев. Бывает и страшно. Ну, думаешь, всё — пропала. А там глядишь, снова живы… Живём хорошо, питаемся тоже. Правда, одно плохо — спать приходится мало».

В письме от 30 июля 1944 г. дочь сетует: «Немца не можем догнать — бежит…»

В письмах от 1945 года — предчувствия Победы:

13 апреля 1945 года: «Снова наступает страдная пора, снова предстоят бои, возможно — решающие. Неделю живём в Германии, приходится видеть и плохое, и хорошее. Эта операция всех трудней из всех, что были».

21 апреля 1945 года: «Здравствуй, дорогой папа! Пока наступаем, уже недалеко от столицы — Берлина. С 15 апреля в боях. Жива, здорова, не беспокойтесь. Писать абсолютно некогда. Пишу на коленке, спешу отдать с почтой. Целую Саня».

Ранение

После этого письма прекратились, отец делал запросы на командира части, а потом пришло письмо от боевой подруги Саши. Девушка сообщила печальную весть следующего содержания: «Вашу дочь ранило 25 апреля 1945 года в г. Берлине при бомбёжке. Налёт был очень неожиданный, она на могла даже выйти из машины. Я её сразу перевязала, она очень испугалась от такой неожиданности, но потом успокоилась, и её отвезли в госпиталь…»

Александра лечилась в нём целый год, когда окрепла, снова начала писать родным.

7 марта 1946 года благополучно вернулась к родным пенатам.

В Заволжье

Судьба сложилась так, что с сентября 1959 года Александра Демьяновна начала работать в Заволжье зубным врачом, и находилась на этом ответственном посту более трёх десятков лет. Здесь она заслужила уважение и почёт от жителей нашего города, стала ветераном труда, несколько раз была ударником коммунистического труда.

Как-то встречалась Александра Демьяновна с бывшими однополчанами в Москве, однажды даже получила приглашение посетить Германию, но отказалась. Отвечала на письма, приходящие из бывшей своей части (воины называют Александру Демьяновну «ветераном пражской части — гвардейской, ордена Красной Звезды»).

Пожелаем участнице Курской битвы хорошего здоровья, оптимизма и ещё долгих лет жизни.

«Новости Заволжья», 2010 год