Для Жени Седова война началась в то время, когда он отучился год в Горьковском речном училище и был направлен с сокурсниками в 1942 году «на практику» под Сталинград служить матросом на пароходе с грозным названием «Лев». Вскоре на южной Волге началось наступление немецко-фашистской армии и перед бойцами — а юные практиканты именно таковыми и стали — была поставлена вполне серьёзная задача: отвести от города по воде (чтоб не достались врагу) нефтеналивные баржи в районы Куйбышева и Камышина.

В июле 1942 года, в самый разгар битвы под Сталинградом, команду парохода «Лев» подчинили Волжской военной флотилии, на борту появилось два пулемёта с зенитчиками, и команда начала переправлять советские войска с левого берега Волги на правый, под Сталинград, а оттуда — раненых.

Евгений Евтихеевич, с волнением вспоминая это время, рассказал следующий эпизод:

— На наших глазах, а ведь нам, мальчишкам, было по пятнадцать с половиной лет, люди часто тонули в горящей Волге. Однажды от вражеской бомбёжки загорелся теплоход «Иосиф Сталин», вместивший в себя две с половиной тысячи раненых. Я лично видел это и слышал, как кричали и стонали люди, но помочь мы ничем не смогли. За тридцать минут не стало ни людей, ни теплохода, по верху плавали одни головешки.

Волга в октябре стала, и ребят начали отправлять в училище. Но Евгений после испытанных потрясений был настроен настолько героически, что решил при первой же возможности претворить в жизнь свою мечту: стать офицером военно-морского флота. Поэтому когда начался набор призывников из Горьковской области на учёбу во Владивосток, он был в числе первых.

После обучения в учебном отряде его в срочном порядке направили на эскадренный миноносец «Ревностный», участвовавший в переходе из Владивостока в Мурманск, на подмогу Северному флоту. Но корабль не сумел пробиться через льды Берингова пролива и повреждённый вернулся во Владивосток.

Неугомонному Евгению хотелось большего: свежих впечатлений и новых испытаний. В то время на Дальнем Востоке все ожидали новую войну — с империалистической Японией. Во Владивостоке набиралась специальная (засекреченная) команда, направляемая в США для приёма американских кораблей. Евгений Седов, рулевой «Ревностного», только в результате большого упорства сумел попасть в эту команду — особый морской экипаж — 416. Предыдущая команда в 416 человек погибла от японской торпеды, поэтому цифра перешла к вновь созданному экипажу.

Военный рейс в американский город Сан-Франциско запомнился Евгению на всю жизнь. В общении русских матросов с американцами языковых барьеров не существовало: морская терминология тех и других примерно одинакова. Поражало их хладнокровие, они не рисковали своими людьми, рассуждая так: вам надо нашу технику — вот и принимайте.

Когда вернулись из Сан-Франциско, пришлось сразу же включаться в войну с Японией. Вторая мировая продолжалась.

Евгений Евтихеевич в составе Тихоокеанского флота участвовал на корабле БО-303 в высадке десантов в корейские порты Юки и Расин, в которых базировалось очень много японских боевых кораблей и судов (эсминцев и подводных лодок). Десантников поддерживали военно-воздушные силы флота.

Евгений Евтихеевич помнит, как однажды за одну ночь Расин был подвергнут сильнейшим налётам наших бомбардировщиков, а потом — бригады торпедных и сторожевых катеров. В то примечательное утро было уничтожено 11 японских кораблей! Во время одной из бомбёжек рядовой Седов пострадал уже на берегу от наших же бомб замедленного действия: получил сильнейший ожог ноги. Его отправили на лечение в полевой госпиталь Тихоокеанского флота, только что открывшийся. Старшина Е.Е. Седов оказался в нём клиентом № 1.

И ещё — старшина второй статьи Евгений Евтихеевич гордится тем, что его боевой корабль «БО-303» (большой охотник за подводными лодками)вошёл в число орденоносных кораблей: награждён орденом Красного Знамени. Хватает боевых наград и у самого старшины: орден Отечественной II второй степени, медаль «За освобождение Кореи» и другие. Но он носит только орденскую планку, а война для него закончилась только в 1950 году.

Послевоенная жизнь ветерана сложилась неплохо, они с женой воспитали двоих детей, сейчас у него четверо внуков и маленькая пятилетняя правнучка Катюша. Родные и близкие уважают Евгения Евтихеевича, он — частый гость в школе № 18. Так что жизнь, несмотря ни на что, продолжается…

«Новости Заволжья», 2010 год