Заботина Елизавета Андреевна

Заволжанка Елизавета Андреевна Заботина служила в годы Великой Отечественной войны в прифронтовой полосе военным фельдшером в дивизионе зенитно-артиллерийского полка. Награждена медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Для неё, тогда 18-летней девушки, война продлилась 3 года и 8 месяцев.

Начало испытаний

17-летняя деревенская девушка Лиза Пелевина, родом из Ивановской области, сдавала выпускные экзамены в Городецком медицинском училище (это был по счёту третий выпуск), когда нежданно-негаданно началась война. Пришлось одновременно и учиться, и работать, т.к. медсестёр из городецкой больницы почти всех забрали на фронт. В августе 1941 года, как и отец, Лиза получила повестку и была направлена в г. Горький, где формировались автохирургические отряды под Одессу — подбирать бойцов с поля боя. Получилось так, что в состав отборочной комиссии входил городецкий хирург Рюриков, который, увидя свою бывшую ученицу, покачав головой, сочувственно сказал: «Ну и ну! Кого на фронт направляют!» Скорее всего в результате его вмешательства девушка не попала непосредственно в места боевых действий, а была направлена вместе с другой медсестрой в распоряжение эпидемического госпиталя в самом Горьком. Раненых бойцов привозили сюда со всех фронтов на поездах, на переправах, на баржах и т.д. Работы хватало, только успевай управляться. Лиза с медсёстрами развозили раненых по госпиталям, оказывали первую помощь. Именно здесь девушка впервые столкнулась с настоящим человеческим страданием и болью. И куда бы позднее военная судьба ни бросала молоденькую медсестру, Лиза везде чётко и правильно выполняла обязанности по спасению людей и оказанию им медицинской помощи, понимая, что «Родину защищать нужно было и без стрельбы».

Медсёстры становились бойцами

10 апреля 1942 года по инициативе комсомольской организации группа медсестёр была направлена в батальон воздушного наблюдения и оповещения связи (ВНОС), бойцы которого вели наблюдение за самолётами, оповещая об этом связистов.

Медсестёр распределили по четырём ротам, они считались солдатами, и им выдали медальоны, каску, обмундирование и т.д.

Ко времени начавшихся массивных бомбёжек автозавода в городе Горьком был срочно сформирован зенитно-артиллерийский полк, и Лизу направили в Толоконцево, где она служила фельдшером дивизиона в звании младшего лейтенанта. Полк охранял вначале железнодорожный мост через Волгу, который вражеские лётчики упорно пытались уничтожить, потом автозавод.

Елизавета Андреевна вспоминает время, когда её часть стояла на берегу Волги у Борского перевоза. Жили в пойме (затопленные луга), отчего болели малярией, единственным спасением от которой были особые лекарственные средства — жёлтые таблетки. Вот их-то бойцы и обязаны были глотать под присмотром санинструктора. Вскоре эпидемия прекратилась.

В наступление

Когда началось наступление нашей армии, медсёстры последовали за войсками и через пару недель высадились с поезда в городе Риге. Здесь впервые Лизе и медсёстрам выдали наганы, но стрелять из него не научили, поэтому она его обычно с собой никогда не брала, спрятав куда-нибудь подальше. В подчинении у фельдшера дивизиона было четыре санинструктора, работу которых надо было проверять. Лиза часто обходила батареи, госпитали, работы и забот было немало. Особую обеспокоенность вызывал инфекционный госпиталь. Дело в том, что в городе была нарушена канализация и водопровод, нередко нечистоты попадали в воды местных рек, и начинались заболевания брюшным тифом. Кипятить приходилось буквально всё, что было можно: начиная с воды и кончая нательной одеждой. За профилактическую работу по предупреждению эпидемических заболеваний Елизавета Андреевна и была награждена столь дорогой для неё наградой — медалью «За боевые заслуги». Участница войны, рассказывая о военной службе, помнит многие эпизоды той далёкой поры.

— Хотя мы и находились в прифронтовой полосе, но работы нам, медсёстрам, хватало: облегчить боль и страдания человека, вернуть его к жизни — это разве легко? Помню, был один больной офицер, он настолько разуверился в себе, что хотел свести счёты с жизнью. Мне пришлось его почти каждый день навещать в госпитале и беседовать, чтобы он не совершил глупость. К счастью, всё закончилось благополучно.

Жили мы в войну почти всегда в землянках, мылись редко, но вот что удивительно — почти не болели. Причина, наверное, в особом состоянии нервной системы, когда приходилось находиться в постоянном напряжении, как бы предупреждая нависающую опасность.

Домой я приеду…

По окончании войны медсестёр демобилизовали, а Елизавету Андреевну задержали, предлагая остаться в качестве фельдшера с переобучением на военврача, но она не согласилась, и 28 декабря 1945 года она вернулась в родные края.

Вплоть до пенсионного возраста Елизавета Андреевна трудилась по своей специальности, её общий трудовой стаж составил 54 года, из них 30 лет она работала старшей медсестрой в Заволжской поликлинике.

Желаем уважаемой Елизавете Андреевне долгих лет жизни, воспитать троих правнуков достойными гражданами и такими же мужественными и ответственными защитниками Родины, каковой является она сама.

«Новости Заволжья», 2009 год