Геранин Василий Михайлович

Несколько раз боец был на волосок от неминуемой гибели, но, к счастью, смерть отступала, и он оставался жив.

Инвалид Великой Отечественной войны, участник двух её генеральных сражений, наметивших перелом в пользу Советской Армии — битв под Сталинградом и на Курской дуге — Василий Михайлович Геранин дошёл до Германии, г. Потсдам, фактически пригорода Берлина.

…Василий Михайлович не спеша начал свой долгий и серьёзный рассказ о великой войне, памятной для каждого россиянина, для каждой российской семьи.

Это было началом

Поскольку я с 1924 года рождения, то в армию был призван только в 1942 году после прохождения учёбы сначала в танковом училище, а потом в полковой школе, где мною был пройден полностью курс молодого бойца. Присвоив звание сержанта, мне поручили обучать фактически таких же молодых, как и я сам, бойцов. Мы овладевали боевым оружием, учились разбирать и собирать его, изучали приёмы рукопашного боя и т.д. Занятия проходили по 12 часов ежедневно.

Под Сталинградом

Уже в ноябре 1942 года наш полк был направлен в 62-ю армию под командованием генерала Чуйкова в Сталинград. В руках бойцов были только винтовка и три положенные по инструкции патрона. Боевая ситуация в то время под Сталинградом была нелёгкая: нам не хватало оружия. Помню случай, как пришло пополнение из молодых деревенских парней с учебными (деревянными) винтовками в руках. Их, оказывается, подняли по тревоге, и потому они действовали по инструкции: всё имеющееся в наличии оружие забрать с собой. Вот и забрали — учебное!

Действовал и приказ Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина: трофейное оружие врага — не употреблять! Это усложняло решение боевых задач.

Боевые будни

Меня назначили командиром отделения пехоты в количестве 12 человек. Основной боевой задачей было удерживать оборону под Сталинградом. Между тем все были живыми людьми: требовались еда и отдых. Наше питание в такой обстановке было очень скудным, зачастую даже американские концентраты развести было негде и нечем — их грызли сухими. К тому же стояли страшные холода до 35 градусов ниже нуля. Нередко поднималась пурга и метель, которые засыпали вырытые траншеи, усложняя ведение боевых действий. Помню, как нас с ребятами однажды заменили на посту бойцы другого отделения, и мы пошли на отдых в блиндаж. Я пошёл последним и сел у выхода, прикрытого только плащ-палаткой. Через 2 часа надо было сменять бойцов, а я встать не могу: шинель и фуфайка примёрзли к земле, пришлось просить помощи у дневального.

Только вперёд

Я отчётливо помню, как 18 ноября 1942 года прозвучала команда: «В атаку! Вперёд!» Началось повсеместное наступление наших войск, и фашисты были ценою огромных усилий остановлены. А нашим войскам как бы помогала сама природа: из-за сильнейших морозов танки врага не заводились и встали. Немцы были одеты не по погоде. Наши бойцы, смеясь, шутили: «Фрицы мёрзнут, как куры». А наших бойцов, особенно в маршевых ротах и эшелонах, одевали тепло.

Потери

Враги были окружены под Сталинградом, русские части вклинивались в их расположение и уничтожали. До 27 января я был на передовой, потом ускоренным маршем нас направили в Камышин на переформировку: от полка в 4,5 тысячи человек осталось всего 120 бойцов. Это было в Камышине 2 февраля 1943 года, мы услышали от политрука радостную весть: «Ну мужики, слава Богу, армия Паулюса капитулировала!» До сих пор не могу забыть эти слова, сказанные не как атеистом и политработником, а бойцом, с нетерпением ждущим победы над врагом. Четыреста тысяч пленных немцев, проведённых через Камышин, срочным маршем были направлены в Москву.

На Курской дуге

После переформирования меня вместе с бойцами отправили эшелоном в город Белгород, где началось повторное формирование воинских частей. Определили водителем в мотоциклетно-разведывательный батальон на Курскую дугу. Мы с ребятами начали обучаться езде на мотоциклах, которых до этого времени вообще не видели, сельчанам даже велосипед был в новинку. Американские мотоциклы были, к слову сказать, отличным средством передвижения.

Общая обстановка на Курской дуге была уже совсем иной, чем в Сталинграде. На полную мощность заработали эвакуированные в тыл военные заводы. Появилось много новых боеприпасов, причём в достаточном количестве. Этому мы очень обрадовались, когда пришли за ними на боевой склад и нам буквально ни в чём не было отказано. На Курской дуге уже действовал другой приказ Сталина: бить врага его же оружием!

О танках

Нашими танками под Курском были Т-34, КВ и четырёхметровый трёхбашенный английский танк «Черчилль». Но он был неповоротлив и горел, как свеча, недаром наши танкисты называли его «гроб с музыкой». У немецких танков была хорошая оптика, удобная внутренняя отделка, но она и воспламенялась быстро. Наши танки были устроены таким образом, что могли подбивать немецкие в непосредственной близости, метрах в 400–500. Поэтому сближение для врагов было смерти подобно.

В тыл врага

Наше боевое крещение произошло 25 июня 1943 года: мотоциклетный батальон получил задание прорваться в тыл врага и, обезвредив штаб 6-го полка СС, привести «языков» и документацию. Немцы, не подозревая об опасности, отдыхали в столовой, откуда раздавались смех, музыка и оживлённые голоса. Мы окружили помещение и открыли дверь. От неожиданности враги растерялись, и лишь один успел навести на меня пистолет, но его опередил командир взвода: оттолкнув меня в сторону, он бросил в немца ручную гранату. Вскоре связанных фрицев мы повезли в расположение части.

Воевал я и под знаменитой Прохоровкой, где произошло величайшее в мире танковое сражение. Наши танки двинулись на вражеские лавиной и, приблизившись на 400–500 метров, стали их подбивать. Солнце было напрочь закрыто поднимавшимися от подбитых танков клубами дыма. Это зрелище было очень страшным и в то же время потрясающе величественным.

22 августа 1943 года битва на Курской дуге закончилась полным поражением противника.

В красноармейской книжке ветерана Геранина содержатся отметки о трёх ранениях. Последний боевой осколок размером сантиметр на полтора «вышел» из его головы и был окончательно удалён 15 лет назад хирургами нашей городской больницы.

Среди боевых наград — орден Славы III степени наиболее дорог Василию Михайловичу возможно и потому, что нашёл своего героя через 60 лет после окончания войны.

И ещё: за свою долгую жизнь Василий Михайлович спас жизни семерым людям. И не зря в посёлке Первомайский он пользуется заслуженным уважением.

Пожелаем Василию Михайловичу накануне Великой Победы хорошего крепкого здоровья на радость своей замечательной семье и всем окружающим его людям.

«Новости Заволжья», 2009 год