Мухина Анфиса Савиновна

Анфисе Мухиной было 18, когда она попала в самое пекло войны. Сколько боли и горя вынесла юная медсестричка, спасая раненых! Полевой передвижной хирургический госпиталь, где служила старший сержант медицинской службы, в составе 3-й Ударной армии 150 дивизии В.М. Шатилова дошёл до Берлина.

Детство и юность Анфисы прошли в Городце. «Жила я недалеко от редакции районной газеты, в шестом доме на улице Шевченко», — вспоминает женщина. Она вглядывается в окно, словно бы перелистывая те далёкие годы счастливой, но трудной юности. В её родительском доме Варвариных до сих пор живут родственники. Ей самой было очень трудно расстаться с милым сердцу Городцом, но так сложились обстоятельства, что послевоенная жизнь прошла в молодом городе моторостроителей. А Великая Отечественная застигла её совсем девчонкой. В её годы только становятся сейчас студентками, а Фиса, так её называли, была уже по тем временам полноценным специалистом — медицинской сестрой. Курсы медсестёр она окончила в Городце. Училась по вечерам, а днём работала на Городецкой судоверфи. В 1942 её мобилизовали на фронт.

Война для Анфисы и трёх её землячек-горьковчанок началась под Москвой, в тяжёлых кровопролитных боях за столицу. Полевой передвижной хирургический госпиталь — всего лишь две палатки — располагался в полутора километрах от передовой. Неопытным девчонкам скидок на молодость не делалось. Собирали раненых с поля боя, бинтовали, перевязывали, делали уколы, сдавали кровь. «Порой и послушать бы раненого бойца, а другие зовут: «Медсестричка, умираю!» — вспоминает женщина. Анфиса так уставала, что могла уснуть прямо стоя, привалившись к топчану. Но минут через десять окликнут строго, и опять за дело. 1 апреля 1943 года около Великих Лук случилась беда — загорелась изба, где располагалась одна из палат госпиталя, которой заведовала Анфиса Мухина. Рискуя жизнью, спасала раненых, слава Богу, никто не пострадал.

— Ох, и страху я натерпелась! — вздыхает Анфиса Савиновна. — Приезжал следователь, разбирательство было. Хотели меня в штрафроту отдать, да вступилось полковое начальство. Пожалейте, говорят, нашу девочку с косичками, нашу медсестричку любимую. А я стою ни жива ни мертва… Постановили так: выплатить медсестре как материально ответственному лицу около четырёх тысяч рублей из своего жалованья за сгоревшие комплекты белья. Суровы законы фронта. Но не суровы были их сердца, жалеющие не только своего бойца, но и чужого.

На всю жизнь запомнился ей случай, когда наши бойцы спасли раненого «немчурёнка». Было это после кровопролитных боёв в Литве в 1944 году. Истекающего кровью молодого немецкого солдатика, всего лет 16, нашли наши бойцы в картофельной яме. Подобрали, посмотрели — начиналась уже гангрена. Анфиса сама вызвалась помочь оперировать вражеского бойца. «Не кричи, парень, — говорю ему, — ногу ампутируют, а жив останешься». Вскоре пленного солдата отправили в тыл.

Много военных вёрст прошагала медсестричка из Городца, тысячи раненых прошли через её руки, видела, как умирали и как оживали бойцы.

Латвия, Литва, Польша и, наконец, погнали врага в Германию. Полк, к которому был прикреплён передвижной госпиталь, участвовал во взятии рейхстага, бои за него начались 29 апреля 1945 года. Обороняло его около тысячи человек. После нескольких атак подразделениям 171-й и 150-й стрелковых дивизий удалось занять здание уже ночью. К одной из дивизий, которой командовал генерал-майор В.М. Шатилов, был прикреплён передвижной хирургический госпиталь № 4715. С генералом Шатиловым медсестричка из Городца была знакома лично, как и с сержантами Егоровым и Кантария, которые водрузили над рейхстагом Знамя Победы. Её подружка, боевая санитарочка Маша Атаманова тоже геройство проявила — попала-таки в здание рейхстага, хотя его нещадно обстреливали. А она в телогреечке ползёт по-пластунски. «Куда? — кричат ей бойцы. — Пропадёшь!».

Передвижной хирургический госпиталь за Берлинскую операцию удостоен ордена Красной Звезды. Закончила войну Анфиса в звании старшего сержанта медицинской службы. Имеет она награды — орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией». Но самая главная для неё награда — встреча со своим будущим мужем, молодым лейтенантом Валентином Ильичёвым. Артиллерист, принимавший участие во взятии рейхстага, с осколочным ранением проходил лечение в госпитале под Берлином, где служила Анфиса.

Шепчут мне девчонки: «Там какой-то паренёк симпатичный спрашивает тебя». Мол, слышал, что работает в госпитале его землячка. Так и уговорили подойти, а он в улыбке расплылся, потом сказал, я ему сразу понравилась. Так и не отступился, когда ему получше стало, гуляли с ним возле госпиталя. Вскоре и свадьбу сыграли — прямо в госпитале.

Прожили супруги вместе 55 лет. Сначала в самом Берлине, затем на Родине, в Забайкалье — он там служил. Осели в молодом городе моторостроителей. Двоих детей воспитали супруги. Работали на разных предприятиях, Анфиса Савиновна долгое время в финотделе Заволжского моторного завода. Десять лет назад не стало дорогого Валентина Леонтьевича, но растут на радость бабушке уже четыре правнука. Двоих сыновей подняли супруги Ильичёвы, пятерых внуков. И всегда Фиса была заводилой хороших дел — когда-то именно она была инициатором создания при заволжском Доме культуры клуба фронтовых друзей, до сих пор посещает встречи. Раньше часто собирали фронтовых друзей в Москве, а переписка какая огромная была — до 70 поздравлений в День Победы приходило! Теперь из медперсонала госпиталя практически никого в живых не осталось.

Уже после войны творческой душе Анфисы Савиновны так и хотелось выплеснуть всё пережитое. Исписаны мелким почерком её прозаические воспоминания, помнит она наизусть и все свои стихи о войне — о страшных потерях и героизме, силе воли русского солдата, русской женщины.

«Анфиса Савиновна, а помогал ли в мирной жизни медицинский опыт, приобретённый на войне?» — на этот вопрос пожилая женщина, улыбаясь, охотно отвечает: «А как же! Своих и чужих детей выхаживала, помогала и делом, и советом».

В этом все они, женщины, пережившие тяжести Великой Отечественной. Их сердца полны любви и сострадания к людям, и веры в свою несокрушимую Родину, и боли за неё.

«Городецкий вестник», 2010 год