Самойлова Клавдия Хрисанфовна

В канун Нового года губернатор области В.П. Шанцев вручил группе ветеранов Великой Отечественной войны медали в честь 65-летия Великой Победы. Среди них была и городчанка Клавдия Хрисанфовна Самойлова. Почему именно её выбрали из всех участников войны, живущих в районе? Я думаю, потому, что она была зенитчицей, защищавшей в годы войны от налётов вражеской авиации г. Горький, автозавод, ГоГРЭС.

Но обо всём по порядку. Клавдия Хрисанфовна оказалась, несмотря на возраст, женщиной подвижной, разговорчивой. Она хорошо помнит своё военное прошлое и охотно о нём поведала.

— Я родилась в деревне Решетниково в крестьянской семье, — вспоминает она. — Деревни этой теперь нет, а находилась она на территории теперешнего колхоза им. Куйбышева. У меня было четыре брата, все мы учились в школе № 1 имени М. Горького. Весной и осенью ходили пешком в школу, а по зимам жили в Городце на квартирах. Три моих брата, Павел, Евгений, Тимофей, закончили военные училища, а Евгений ещё и академию. Кстати, девичья фамилия была у меня Локтева.

— Хорошо помню начало войны, — продолжает Клавдия Хрисанфовна. — 21 июня у меня был выпускной вечер. А на 22 июня я пригласила одноклассниц на праздничное гулянье в колхозе им. Емельянова, так называемую «стрелку». В лесок собиралась молодёжь из всех окрестных деревень. Идём мы туда, а навстречу нам люди, говорят: «Война началась!».

Мужчин вскоре забрали в армию, а Клаве предложили поработать в колхозе учётчицей. В августе она поступила в сельскохозяйственный институт на агрономическое отделение. В институте учились одни девчонки. Вскоре немцы начали бомбить Горький. Во время налётов студентки убегали в подвал института. К весне начались разговоры, что на фронт будут брать девушек. Клава с подружкой Шурочкой Бухариной пошли в военкомат проситься добровольцами в армию. Оказалось, что добровольцы есть во всех вузах. Из них сформировали команду, и в апреле 1942 года отвезли на автозавод. Здесь стоял зенитный дивизион.

Клава стала наводчицей. С помощью специального прибора ловила в небе вражеские самолёты и передавала координаты на батарею.

Немцы пытались разбомбить ГоГРЭС, чтобы лишить электроэнергии военные заводы г. Горького. Был создан зенитно-артиллерийский полк, в который вошла и Клава. Его разместили кольцом вокруг ГоГРЭС.

— Наша батарея стояла на берегу Волги, — вспоминает Клавдия Хрисанфовна. — Первым делом начали рыть ровики для орудий, потом — землянки для себя. Сколько земли мы перекопали за войну, ужас! Немецкие самолёты прилетали каждую ночь, и всю ночь мы вели заградительный огонь. Стреляли из 85 миллиметровых пушек все батареи одновременно. Вокруг ГоГРЭС стоял как бы венок огня. К утру выматывались окончательно, просто с ног валились. А когда начинало смеркаться, выкапывали из земли ящики со снарядами, обтирали их, подтаскивали к орудиям. Каждый снаряд весил 16 килограммов. А в батареях были почти одни девчонки. Уставали ужасно, но ни одного самолёта не пропустили к ГоГРЭС.

Когда немцев погнали на запад и они перестали бомбить Горький, зенитный полк двинулся за фронтом. Орудия и всё имущество погрузили в товарные вагоны и поехали. Выходить из эшелона не разрешали, но в Смоленске Клава украдкой пошла в город. То, что она увидела в разрушенном городе, ужаснуло её и запомнилось на всю жизнь.

К концу войны Клаве присвоили звание «старший сержант», она командовала отделением наводчиков. В её подчинении было 10 девушек.

В Таллин полк повезли не по железной дороге, а на машинах. И это спасло жизни зенитчиков. В Таллин прибыли ночью. Немцы бомбили железнодорожную станцию. Развесили осветительные бомбы. Зенитчикам приказали лечь на землю подальше от машин.

И опять рытьё ровиков и землянок. Опять ночные тревоги и стрельба. В Таллине Клава встретила День Победы.

— Вы знаете, об армии у меня сохранились самые лучшие воспоминания, несмотря на трудности военного быта, опасности, — говорит Клавдия Хрисанфовна. — Мы были очень дружны, сплочены. Никаких склок, полная взаимовыручка. Мы после войны переписывались, несколько раз встречались. В восьмидесятые годы в Балахне нас собралось около 100 человек.

Демобилизовалась зенитчица 5 августа 1945 года. И снова поступила на первый курс сельскохозяйственного института. Здесь она встретилась с Шурочкой Бухариной, с которой разминулась в 1942 году. После окончания института Клава поехала в Красноярский край. Работала агрономом отделения совхоза, главным агрономом. А совхоз был величиной с наш район. В Сибири Клава вышла замуж, родила сына Виктора. Родители стали писать, чтобы она возвращалась домой, так как они постарели и им трудно жить одним. Старший брат умер во время войны. Три других брата вернулись с фронта, но будучи военными, служили в разных городах.

Клавдия Хрисанфовна решила ехать домой, а муж-сибиряк не захотел ехать на Волгу. Так и осталась она одна с сыном. Работала в колхозе имени Емельянова, в управлении сельского хозяйства. Ютилась по маленьким квартиркам. Когда сын женился и появился внук, горсовет дал семье фронтовички трёхкомнатную квартиру на улице Новой, где она и живёт сейчас с сыном. Сноха умерла рано, сын остался вдовцом. Внук живёт отдельно. У Клавдии Хрисанфовны растут две правнучки.

…Скоро юбилей Победы. Вклад Клавдии Хрисанфовны Самойловой в Великую Победу незабываем, особенно для нашей области.

Здоровья Вам и долгих лет жизни, уважаемая Клавдия Хрисанфовна.

«Городецкий вестник», 2010 год