Гуськова Мария Петровна
Гуськов Геннадий Ефимович

В семейном альбоме Гуськовых на первых страницах бережно хранятся две фотографии: бравый моряк и симпатичная девушка в матросской форме. Дело в том, что военная юность Геннадия Ефимовича и Марии Петровны прошла в блокадном Ленинграде. Правда, встретились они там и поженились уже после Победы. А до этого каждый прошёл свой нелёгкий путь по войне.

Геннадий Гуськов родился в 1922 году в большой крестьянской семье неподалёку от Чкаловска. Был активным комсомольцем. В 1940 году после окончания десятилетки поступил в Высшее военно-морское училище в Ленинграде. Весной 1941 года курсантов отправили на практику на корабли. Здесь и застала их война. Геннадия вместе с товарищами вернули в Кронштадт и вскоре направили на фронт в пехоту на эстонскую границу. Под натиском немцев пришлось отступать до Петергофа. Здесь курсантов сняли с фронта и решили эвакуировать. Училище уже было отправлено в Астрахань.

— Посадили нас в поезд, довезли до станции «Ладожское озеро», — вспоминает Геннадий Ефимович. — Здесь мы узнали, что, когда наш фронт уходил из Эстонии, много курсантов погибло. В первых числах сентября нас вернули снова в Ленинград, а 8 сентября кольцо блокады сомкнулось. Мы несли службу. Охраняли училище, патрулировали город. Чтобы не пропадало время зря, собрали оставшихся в городе преподавателей, аспирантов, возобновили учёбу. Питание становилось всё хуже. Наступила зима, надо было завезти уголь для училища, а мы измождены. Кое-как справились.

В декабре Ладожское озеро замёрзло. Образовалась «дорога жизни». Курсантов снова решили эвакуировать. Выдали скудный паёк, маскхалаты и велели идти пешком до Тихвина, ночью, в 20-градусный мороз и метель. Дошли до железной дороги. Посадили в вагоны, но повезли не в Астрахань, а в Баку.

— - Закончили мы здесь второй курс, прошли практику в Каспийском море, — продолжает вспоминать Геннадий Ефимович, — направили нас в Грузию, где формировали морскую бригаду. В октябре 1942 года нас отправили на фронт. 21 января 1943 года началось наступление советских войск на Северном Кавказе. Гнали немцев по Ставропольскому краю, прошли всю Кубань. Всякое было. И в атаку ходили под ураганным огнём немцев, и повешенных советских людей видели в освобождённых станицах.

— В середине февраля выбивали мы немцев из одного посёлка, — рассказывает Геннадий Ефимович. — Смотрю, навстречу мчится немецкий мотоциклист. Не успел я его подстрелить, а он ранил меня из пистолета в руку и лёгкое. Потерял сознание, очнулся на перевязочном пункте. И начались муки лечения.

На рассвете немцы начали наступать на посёлок. Раненых, кто в чём был, погрузили в машину и повезли. Много мытарств перенёс раненый курсант, пока в апреле не попал в госпиталь в Ессентуках. В полевом госпитале, расположенном в какой-то сельской школе, Гуськову вырезали пулю, которая застряла возле позвоночника. Лёгкое оказалось серьёзно повреждено.

— Дышать не могу, ходить не могу, — вспоминает ветеран. — Врачи не знают, что со мной делать. В конце концов, дали отпуск на 30 дней. Здесь местная врачебная комиссия продлила мне отпуск до января 1944 года. Потом направили в Москву. Там я снова попал в госпиталь. Через месяц выписали с заключением «годен к нестроевой с использованием в тылу».

В марте 1944 года Гуськов вновь оказался в Ленинграде, уже освобождённом от блокады. Здесь при штабе флота была отдельная строительная бригада, но поскольку Гуськов работать физически не мог, он стал писарем, а потом помощником экономиста. Служил до марта 1947 года.

Мария Петровна родилась в Москве в 1923 году. 21 июня у неё был выпускной бал, а утром началась война. Поступила в пединститут, по ночам вместе с товарищами тушила зажигалки на крышах. Когда немцы подошли к Москве, институт эвакуировали. Маша осталась, так как отец у неё умер, а мать была инвалидом. Устроилась работать на фабрику. А тут объявили призыв: «Девушки — на фронт!». Маша записалась на курсы и в сентябре 1942-го окончила их.

— Попросилась я в Ленинград, — рассказывает Мария Петровна. — Переправляли нас через Ладогу на катерах. Немцы бомбили. Было страшно. Но ничего, переплыли. Направили меня в управление тыла флота. Оформляла документы на продовольствие. Сначала жили в Невской лавре, в келье, потом перебрались в морской порт. На фронте я не была, но под бомбёжки попадала нередко. На посту приходилось стоять, голодать. После снятия блокады работала диспетчером, распределяла продовольствие по экипажам кораблей, сопровождала вагоны. Осенью 1945 года познакомилась с Геннадием, а в январе 1946 года мы поженились.

С этого момента уже начинается история семьи Гуськовых. Машу демобилизовали раньше на полгода. Поехала домой в Москву. А там оказалось, что негде жить. Через полгода приехал Геннадий.

— Подумал я, подумал, как жить, — рассказывает Геннадий Ефимович, — и предложил Маше ехать ко мне на родину. Деревня наша в трёх километрах от Чкаловска, работу найдём.

— А меня родные отговаривают, куда ты, москвичка, в деревню поедешь, ты же там ничего делать не сможешь, — говорит Мария Петровна. — Поехала. И ни разу не пожалела. Трудно, конечно, поначалу было. Но зато теперь мне родные завидуют, какая у меня семья хорошая, дети, внуки, правнуки. Мама потом ко мне приехала, она у меня мастерица на все руки была, и шила, и вязала, даже обувь мастерила, с детьми занималась. И самое главное, характер у неё был золотой. С мамой Геннадия отлично ладили, под конец жизни обе у нас в этой вот квартире жили, всё вместе делали. И обе жили больше 90 лет.

В Чкаловске Гуськовы работали на разных должностях. Геннадий Ефимович всё больше по общественной линии. Секретарём парткома колхоза, председателем сельсовета, инструктором в райкоме, в 1955 году поступил на дневное отделение в Горьковскую партийную школу, закончил с отличием. А Мария Петровна работала счетоводом, бухгалтером. Закончила заочно техникум.

Когда объединяли районы при Хрущёве, Гуськова направили в Городецкий горком партии, дали в Заволжье квартиру. В 1963 году семья перебралась в молодой город. Сын и дочь уже учились в старших классах. Мария Петровна поступила бухгалтером на завод промышленного железобетона, потом стала главным бухгалтером, там и проработала до пенсии.

А Геннадий Ефимович перешёл с партийной работы на преподавательскую. Сначала работал рядовым учителем, а затем 16 лет был директором восьмой школы. После выхода на пенсию ещё пять лет преподавал историю и обществоведение в семнадцатой школе.

…О семье Гуськовых, как и о многих из этого поколения, можно было бы писать ещё и ещё. Хочется пожелать им здоровья и долгих лет жизни.

Городецкий вестник, 2008 год